Военно-космическая деятельность в современных геополитических условиях. Предотвращение милитаризации космического пространства

Версия для печати

Рассмотренные вопросы:

  1. Ретроспектива военно-космической деятельности – от зарождения до современного состояния.
  2. Особенности ВКД в современных условиях и милитаризация космоса.
  3. Возможные направления предотвращения милитаризации космоса.

Все развитие космонавтики, отечественной  и зарубежной, неразрывно связано с использованием космических средств,  для решения военных задач. И для этого были объективные предпосылки. Ракеты-носители для выведения космических объектов, создавались оборонными заводами, как правило, на базе боевых ракет по заказу военного ведомства и естественно военные, в первую очередь, думали об использовании спутников для военных задач.  Подтверждением этого является тот факт, что еще практически за два года  до запуска первого ИСЗ постановлением правительства от 30.01.1956 на профильный институт Минобороны была выложена задача исследования перспектив военного использования космоса.

В этот период СССР и США находились в состоянии «холодной войны»  и  интенсивно форсировали работы по созданию надежного ядерного меча и щита соответственно своей страны на базе боевых  межконтинентальных ракет.  А для эффективного применения ракетной техники, т.е. точного попадания ракет в назначенную цель в назначенное время необходимо было выявить и контролировать цели на обширных территориях вероятных противников, точно знать их координаты, а также точно «привязать» свои ракеты, обеспечить надежную бесперебойную связь руководства страны и вооруженных сил, довести приказы централизованного боевого управления   на применение ядерного оружия до соответствующих командных пунктов а также  непосредственно до его носителей.

Поэтому первоочередными задачами, для решения которых начали использоваться космические средства в  интересах обороны, были задачи фото и радиотехнической разведки,  навигационное и геодезическое обеспечение, доведение сигналов централизованного боевого управления Но этому предшествовал этап запуска экспериментальных КА для отработки ракетно-космических комплексов и бортовых служебных систем .

В 1962 году начался новый этап освоения космоса, был произведен запуск первого целевого КА для решения военных задач - это был КА фотонаблюдения Зенит-2. В течение двух лет было запущено более десятка данных КА,  после чего в 1964 году был принят на вооружение первый космический комплекс.

В период 1961-1978 гг. прошли летные испытания и были приняты на вооружение более совершенные КА фотонаблюдения серии «Зенит», новые  КА типа « Янтарь», космические комплексы радиотехнической («Целина», «УС-П») и радиолокационной («УС-А») разведки, юстировки (« Ромб»), геодезического обеспечения («Сфера») космические системы связи («Молния», «Стрела»), метеонаблюдения («Метеор»), навигации ( «Залив», «Парус», «Цикада» и др).

Одновременно проводились работы по созданию космической системы предупреждения о ракетном нападении.

Ответной мерой на проведение США работ по созданию противокосмических систем  типа « АСАТ» и проработки методов космической инспекции стало принятие  в СССР  на вооружение комплекса низкоорбитального  перехвата «ИС».

Создание и использование космических средств для военных целей за рубежом в США было начато в те же годы и по схожим  направлениям. Так первый экспериментальный разведывательный спутник «Дискаверер-1» был запущен 28.02.59г. КА данной серии использовались для отработки средств и способов ведения разведки из космоса. В 60-е годы было начато использование  для ведения видовой разведки КА серии «Сэмос», КА радиотехнической разведки  «Феррет-Д», связи («СДС», «НАТО», «Телстар»), метеообеспечения («Тирос»), навигации « Транзит».

Особое значение предавалось космическим системам предупреждения о ракетном нападении (первоначально «Мидас», затем «Имьюз») и системе для обнаружения наземных ядерных взрывов на базе КА «Вела Хоутел» на высоких (110 тыс. км) круговых орбитах.

В США в 70-е годы были созданы и приняты на вооружение более совершенные разведывательные КА серии «ЛАСП», а затем и «КХ», обеспечивающие возможность ведения обзорного и детального наблюдения, включая режимы покадровый и площадной съемок. Впервые  выводится на геостационарную орбиту спутник с крупногабаритной антенной «Риолит» для ведения радиоперехвата сообщений радиосвязных средств на территории Европы, вызвавший большой переполох у наших спецслужб ввиду сложности его идентификации с помощью имеющихся технических средств.

Активно развиваются космические системы связи, навигации, метеообеспечения, усовершенствуется система предупреждения о ракетном нападении.

Несмотря на обилие принятых на вооружение космических комплексов общий состав орбитальной группировки оставался небольшим ввиду малых сроков активного существования КА на орбите.

В дальнейшем при переходе на космические системы и комплексы нового поколения, значительно  большие сроки активного функционирования, более совершенную бортовую аппаратуру, с созданием систем доставки получаемых данных по радиоканалам, в том числе защищенным, произошел качественный скачок в использовании космических средств в интересах решения военных задач и обеспечения национальной безопасности.

Были развернуты постоянно действующие орбитальные группировки космических систем и комплексов различного назначения в интересах информационного обеспечения действий видов Вооруженных Сил. Значительно увеличился объем задач, решаемых с использованием космических средств. Информационное космическое обеспечение стало общепризнанным фактом и закономерным как при планировании стратегических действий, так и в ходе планирования действий группировок войск и сил флота более   низкого уровня. Вклад космических средств в решение задач ВС в различные периоды обстановки весьма значителен, в количественном выражении   оценки вклада по увеличению эффективности достигают 80 и более процентов.

Результаты моделирования применения группировок сухопутных войск, сил флота и авиации, а также оценки эффективности  различных систем оружия, проводимые профильными институтами в течение более десятка лет, показали, что боевые возможности группировок войск и систем оружия за счет информационного обеспечения из космоса повышаются в 1.5-2 раза.

Это общепризнано как нашими , так и зарубежными специалистами и экспертами.

 В этот же период одновременно в СССР и США проводились исследования о возможности и целесообразности размещения в космосе боевых средств, в первую очередь, для нанесения ударов по наземным и морским  целям.

При этом рассматривалась задача «обесценивания» советского ядерного потенциала путем нанесения превентивного ядерного удара из космоса. В диалектическом единстве здесь же рассматривались наземные противокосмические средства для уничтожения аналогичных советских ударных средств в случае их создания. Однако имевшийся в 50-70-е годы технологический задел, производственная база и конечно экономические возможности не позволили США и их союзникам осуществить милитаризацию космоса. Сдерживающим фактором явились также и заключение ряда международных договоров- Договора 1967 г. о неразмещении в космосе оружия массового уничтожения и Договор по ПРО 1972 г.

Тем не менее, вопросы дальнейшей милитаризации космоса всегда оставались краеугольным камнем политики ведущих государств, в первую очередь США. Им уделялось особое внимание со стороны руководства держав, учитывая все возрастающую значимость космоса для достижения целей национальных интересов и безопасности. Так президент США А. Джонсон еще в 1964 г. сказал: «Британцы господствовали на море и руководили миром. Мы господствуем в воздухе и были руководителями в свободном мире, с тех пор как установили это господство. Теперь это положение займет тот, кто будет господствовать в космосе». Эта крылатая фраза, в дальнейшем перефразируемая и поэтому приписываемая многим  политикам США стала лейтмотивом целей и задач ведущих государств мира в области национальной космической политики.

Активные разработки различных проектов оздания боевых космических средств, моделирование боевых действий в космосе и из космоса привели к тому, что к началу 1990-х гг. от давно высказанного тезиса, что космос – это новая сфера вооруженной борьбы, пришли к необходимости решения практических задач по оперативному оборудованию околоземного космического пространства как возможного театра военных действий (ТВД).

Обычно оперативное оборудование наземного ТВД предполагает строительство укрепрайонов, развитие железных и автомобильных дорог, аэродромной сети, оборудование позиций, баз, складов, подготовку системы связи, пунктов управления, проведения навигационных, метрологических, топогеодезических мероприятий и т.п.

Что значит в отношении космического ТВД? В первую очередь – развертывание в космосе постоянно действующих космических систем разведки космической обстановки, навигации, связи и боевого управления, ретрансляции, обеспечивающих боевое применение ударных космических средств. Далее – создание на земле необходимых элементов космической инфраструктуры для запуска космических аппаратов (боевых и информационных), управления ими, приема от них информации и пр., то есть обеспечивающих полный цикл боевого применения и эксплуатации космической техники.

В отечественной и зарубежной  литературе существуют различные понятия и определения в части космического пространства как сферы вооруженной борьбы. В зарубежной чаще используется термин « космический театр войны», в нашей –«космический театр военных действий», Учитывая состав и объемы возлагаемых в тот период на космические средства задач, а также возможный масштаб и размах военных действий в космосе в отечественной  геостратегической  нарезке в середине 90- тых годов было предложено и введено понятие  «стратегическая космическая зона»- СКЗ. Деление СКЗ на операционные зоны является достаточно условным  и характеризуется в первую очередь типами орбит КА, используемых для решения различных целевых задач

Таким образом, к середине 90-х гг. после информационного оборудования космоса происходит качественное изменение в использовании космических средств в интересах решения военных задач и национальной безопасности.

И если ранее использование космических средств в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов было, как правило, эпизодическим (Вьетнам, Ближний Восток, Афганистан, Фолклендские острова и др.) – при наличии спутника на орбите и возможности его маневрирования для  оперативного прохождения над районом наблюдения,  то теперь ситуация изменилась коренным образом.

Первым опытом широкомасштабного практического использования космических систем в ходе боевых действий стали события в Персидском заливе в 1991 г., когда многонациональными силами применялись космические средства во всех фазах операции.

Основные задачи, возложенные на органы управления космического командования в районе конфликта, заключались в обеспечении разведки, связи, оценки результатов поражения объектов противника, навигационного топогеодезического и метеорологического обеспечения войск.

Наиболее значительную роль сыграли средства космической разведки США. В состав орбитальной группировки космической разведки США входило более двух десятков космических аппаратов  видовой  (оптической и радиолокационной) и радио- и радиотехнической разведок.

Характеристики средств разведки позволяли уверенно вскрывать практически все объекты сухопутных войск, систему базирования ВВС, ракетных частей и подразделений, а так  объекты военно-экономического потенциала.

В ходе боевых действий космическое командование США отрабатывало новые тактические приемы использования данных космической системы обнаружения стартов баллистических ракет «Имьюс» для повышения эффективности боевого применения зенитных ракетных комплексов «Пэтриот». Выполнение этих задач осуществлялось заблаговременно развернутой группировкой космических аппаратов.

Отмечалось интенсивное применение командованием многонациональных сил космической связи  вплоть до тактического звена. Многонациональными силами широко использовалось навигационное поле, созданное космической системой «Навстар». С помощью ее сигналов повышалась точность выхода авиации на цели в ночное время, корректировались траектории полета авиационных крылатых ракет.

По метеосводкам, составленным на основании полученных из космоса данных, составлялись и при необходимости корректировались плановые таблицы полетов авиации.

 В целом военно-космические средства оказали настолько сильное влияние на действия многонациональных сил в конфликте в зоне Персидского залива, что даже способствовали разработке новых тактических приемов их боевого применения.

По оценкам специалистов война в Персидском заливе 1991 г. – это «первая война космической эры» или «первая космическая война нашей эры».

Дальнейшая обработка и развитие форм и способов применения космических средств  для обеспечения боевых действий войск происходила в Югославии. Планирование ракетно-бомбовых ударов, контроль результатов их проведения, топогеодезическое и метеорологическое обеспечение операции на всех ее стадиях осуществлялось с использованием данных космических средств. Особое значение придавалось космической навигационной системе, информация которой обеспечивала функционирование высокоточного оружия в любое время суток и при любых метеоусловиях. Анализ опыта использования космических средств в Югославии и в предыдущих конфликтах позволил окончательно подтвердить необходимость и высокую эффективность применения так называемых групп космической поддержки, создаваемых в различных звеньях управления. Так, в югославском конфликте в целях координации действий разнородных средств разведки, а также оптимизации получаемой информации при Главкоме НАТО в Европе было создано специальное подразделение применения космических средств.

Было такое подразделение и в российской армии. По инициативе руководства Военно-космических сил  России было создано внештатное подразделение - группа космической поддержки (ГКП),  включавшее в своем составе представителей  ВКС, ГРУ, управления начальника войск связи и других представителей органов военного управления, заинтересованных в получении космической информации. В соответствии с директивными указаниями  эта группа  привлекалась к участию на всех проводимых в войсках мероприятиях оперативной подготовки-КШУ, КШВИ, КШТ.

Наращивание применения космических сил и средств в военных операциях и конфликтах продолжалось. Очередным полигоном для отработки  информационного обеспечения войск и оружия из космоса стала война в Ираке  2003 года .

Задействованная в ходе войны орбитальная группировка многонациональных сил включала до 60 военных космических аппаратов различного целевого назначения ( разведки, связи и ретрансляци, метеообеспечения),  полномасштабную группировку аппаратов системы «Навстар- GPS», и большое число коммерческих КА связи и дистанционного зондирования Земли. По коммерческим КА были приняты  решения правительств США и стран  НАТО о первоочередном использовании их ресурса в интересах военных. В период проведения операции орбитальная группировка не  наращивалась т. е. орбитальный резерв был создан заранее.

В ходе боевых действий в Ираке американцами велась практическая отработка концепции создания интегрированных разнородных разведывательно-ударных систем (РУС), реализующих  принцип совместного  взаимосвязанного по пространству и времени применения подсистемы поражения, включающей в свой состав или по отдельности или в комплексе наземные, морские, воздушные, и космические средства поражения и  подсистемы информационного обеспечения и выдачи данных для целеуказаний. Алгоритм функционирования разнородных РУС прост, но весьма эффективен. Средства подсистемы информационного обеспечения решают задачи обнаружения целей в различных сферах вооруженной борьбы. Полученные данные для целеуказаний передаются в реальном масштабе времени на пункты управления войсками и оружием или непосредственно на средства подсистемы поражения. Именно таким способом реализуется идеальная военная концепция « увидел-поразил».

В орбитальной группировке сил коалиции  космический контур подсистемы информационного обеспечения составляли  КА оптико-электронной разведки «КХ-11», радиолокационной разведки »Лакросс», радиотехнической разведки «Магнум», «Фортекс», метеоспутники «ДМСП». Кроме того, широко использовалась информация от гражданских КА дистанционного зондирования земли «Иконос», «Спот» и др.  Авиационный контур подсистемы поражения включал как  пилотируемые F-15,F-16, F-117A, « Тандерблот», « Харрирер», так и беспилотные средства  «Раптор», «Предатор» и др..

Огромную роль в войне с Ираком играли космические средства навигации. В первую очередь речь идёт об использовании информации от «Навстар-GPS» для наведения высокоточного оружия.

Как и в войне Югославии, широко применялись ракеты и бомбы, использующие для наведения на цель сигналы космической навигационной системы «Навстар»..

Военные действия в Ираке ещё раз подтвердили исключительную роль космических средств связи в управлении  войсками при подготовке операций в ходе ведения боевых действий.

Одна из главных особенностей анализируемой   войны – проведение операций на огромной территории без выраженной линии фронта. В этих условиях очень велик размах и скоротечность проводимых операций, значителен  разброс сил и средств. И только космическим средствам связи было под силу обеспечить оперативное руководство войсками. Только космические средства разведки могли обеспечить «видение»  объектов противника на всю глубину его оперативного построения.

 Перспективы

Следует отметить, что информационная поддержка из космоса действий вооруженных сил в XXI веке будет оставаться одной из ключевых задач, решение которой должны обеспечивать военно-космические средства.

Результаты научных исследований,  опыт использования космических средств для обеспечения боевых действий, полученный в том числе и в различных военных конфликтах, а также при проведении мероприятияй оперативной подготовки  показывают, что развитие космических средств для решения  задачи информационно-космического обеспечения должно осуществляться по двум взаимосвязанным направлениям.

Первое направление – это создание космических средств, отвечающих требованиям военного времени по оперативно-тактическим характеристикам, в первую очередь, детальности, производительности, периодичности получения данных, оперативности создания орбитальной группировки выведения, ее  боевой устойчивости и живучести и др.

Второе направление – это доведение космической информации до низших тактических звеньев управления, а в перспективе – до отдельного воина.

Осознание необходимости доведения космической информации до низового звена управления войсками, вплоть до бойца, произошло лишь в конце XX века, когда появились образцы «интеллектуальной» высокоинформативной малогабаритной техники и изменилось само представление о характере современного боя ( его скоротечности, динамичности, размахе.

Согласно новым  возрениям в экипировку каждого бойца в обязательном порядке должны войти средства управления (связи), навигации и отображения информации. Причем не разрозненно, а объединенные в индивидуальный маломассогабаритный комплекс (комплект), его эффективность во многом, а может быть даже в решающей степени, будет зависеть от степени интеграции информационно-компьютерных и космических технологий.

Результаты отработки в 90 –тых годах вопросов практического применения космических сил и средств в войсках подтвердили, что создание маломассогабаритной приемопередающей аппаратуры космической информации должно оставаться одним из наиболее приоритетных направлений развития.

В условиях, когда войну или вооруженный конфликт можно рассматривать как противоборство «интеллектуальных» разведывательно-ударных систем,  воин независимо от занимаемого в армейской иерархии уровня будет основной доминирующей единице.  Но чтобы «соответствовать обстановке на своем уровне иерархии он  должен помимо совершенного оружия, быть оснащен надежными, малогабаритными, высокопроизводительными средствами приема данных  местоположения ,для оценки обстановки на соответствующем уровне  и выдачи( получения) данных  целеуказаний  для своего и подчиненных сил оружия.

Неотъемлемым элементом в экипировку такого воина войдет сопряженная с компьютерными средствами космическая аппаратура связи с высокой пропускной способностью, помехоустойчивостью и защищенностью, аппаратура космической навигации, устройства ее сопряжения с индивидуальными средствами отображения информации.

И эти планы десятилетней давности реализуются успешно. Так, в современном комплекте боевой экипировки «Ратник» уже имеется коммуникатор для определения местоположения бойца с помощью систем « ГЛОНАСС» и « GPS», система связи обеспечивает командира и сослуживцев информацией о местоположении бойца и передается на КП. Комплекс «Стрелец» обеспечивает возможность осуществлять целеуказания. Командир засекает воздушные цели и передает по этому комплексу  целеуказания бойцам прямо на нашлемный минимонитор. Тем не надо самостоятельно искать цели- достаточно быстро выйти из укрытия и произвести выстрел.

Преобладающая роль космоса в достижении целей вооруженной борьбы в XXI веке будет определяться возможностью решения такой задачи, как активное воздействие и боевая поддержка из космоса действий вооруженных сил. Решение этой задачи предусматривает создание и развертывание боевых средств космического базирования для ведения военных операций в космосе и из космоса. Эта задача охватывает защиту своих спутников, обеспечение доступа в космос и воспрещение противнику использовать космические средства в своих целях, уничтожение наземных станций, средств и линий связи со спутниками, выведение из строя орбитальный средств, а также она может включать использование боевых космических средств, предусматривающее применение их из космоса по наземным целям.

 Анализ всех программ, направленных на милитаризацию космоса, включая и СОИ и ПРО различного базирования, показывает, что их практическая реализация, несмотря ни на какие  провозглашаемые оборонные цели ведет к нарушению сложившегося военно-стратегического равновесия в мире. Часто задают вопрос как применение космических средств может влиять на стратегическую стабильность и нарушение военно-стратегического равновесия. Прежде всего они обеспечивают большую предсказуемость действий государств за счет контроля военной деятельности, а также расширения масштабов экономической и научной интеграции России в международное сообщество.

Уже никто не подвергает сомнению, что космическая отрасль существенно влияет на технический и технологический прогресс во всех областях экономики и науки. Орбитальные средства дают возможность не только исследовать само космическое пространство, воздушную и морскую сферу, состояние земной поверхности, но и использовать результаты этих исследований в экономике. Связь и телевидение, навигация, исследование природных ресурсов,  метеорология, топогеодезия, контроль экологии сегодня освоены практически  всеми развитыми странами. Идут работы на МКС. Одновременно они способствуют укреплению связей и взаимопонимания между нашими странами. Опыт мировой экономики подтверждает, что при тесном экономическом и научном сотрудничестве меньше предпосылок для развязывания войны между государствами  и космос может способствовать такому развитию событий.

Наконец безопасность и обороноспособность России непосредственно  зависят от возможностей и состояния средств стратегического предупреждения о подготовке к агрессии, начале ракетно-ядерного нападения, а также качества всестороннего обеспечения космическими силами и средствами армии и сил флота в мирное и военное время.

Военно-стратегическое равновесие в мире и сдерживание крупномасштабных обычной и ядерной войны сегодня гарантируется прежде всего возможностью России нанести эффективный ответный ракетно-ядерный удар по агрессору. Пока мы имеем примерный паритет по стратегическим ядерным силам с США и превосходим ядерные силы других государств.

Конечно, для сдерживания обычной войны желательно иметь такое же соотношение сил по обычным вооружениям, но состояние экономики не позволяет добиться этого. Поэтому сегодня речь нужно вести не о паритете, а о поддержании ВС России  на уровне, препятствующем возможности достижения  противником господства сразу в нескольких сферах боевых действий- воздухе и космосе, на море и суше. При таком завоевании поражение в войне становится неизбежным. Яркий пример тому война в Ираке. Быструю победу многонациональным силам обеспечило господство авиации в воздухе. Немалую роль сыграло в этом сыграли американские силы и средства разведки ,навигации и связи.

В современных условиях космические средства встают в ряд стратегических компонент, паритет в которых критичен для сохранения военно-стратегического  равновесия. Удержать его невозможно, если одна из сторон создаст систему ПРО с элементами космического  базирования, способную отразить ответный (или ОВУ) РЯУ или развернет эффективную противоспутниковую систему. Полное господство в космосе создаст необходимые предпосылки для достижения победы в любой войне или конфликте. Вывод из строя развед. космических систем влечет за собой невозможность в реальном масштабе времени контролировать ситуацию на ТВД и выдавать ЦУ РУК. А это в свою очередь срывает своевременное  выполнение задач по поражению подвижных носителей ядерного оружия (стратегических самолетов в полете, подлодок в районах патрулирования, наземных подвижных ракетных комплексов МБР и ОТР). Поэтому сейчас целесообразно ввести  понятие «ПАРИТЕТ В КОСМОСЕ» как элемент военно-стратегического равновесия.

В настоящее время при близкой номенклатуре космических вооружений мы отстаем от американцев в качестве этих вооружений. Они продолжают поддерживать финансирование работ военных космических программ, включая работы по ПРО и ПСС. Интенсивнее создаются там средства оперативной разведки по контролю за обстановкой на ТВД и в космосе. Используя расширительное толкование Договора по ПРО 1972г. и другие документы, не запрещавшие создание и испытания ударных и ПСС с обычным оружием США проводили и продолжают работы по разработке космического эшелона ПРО и ПСС.

  В перспективе надо принимать во внимание все растущую военную и ядерную мощь Китая, интенсивное развитие им космических средств.

 Последнее очень важно так как Китай не связан никакими договорными ограничениями по космосу. Для поддержания военного паритета в космосе России необходимо принимать меры и военного и дипломатического характера. Нужно добиваться заключения договоров, запрещающих испытания, развертывание любых видов оружия в космосе. Продолжать работы по созданию эффективных спутников для решения задач обеспечения поля боя. И речь идет не об их полномасштабном развертывании, а о создании научно-технического задела, чтобы  не допустить  военно-технической  внезапности в создании оружия нового поколения. Результаты прогнозирования и тенденции развития военно-политической обстановки и научно-технического прогресса в мире позволяют сделать следующий вывод- влияние космоса на сдерживание крупномасштабных войн и даже локальных конфликтов постоянно растет.

   Отмеченные раннее особенности военно-космической деятельности  в современных условиях создают реальные предпосылки разработки и реализации США новых инициатив по милитаризации космического пространства. Основными из них являются:

      -тенденции распространения ядерного оружия в мире (число стран владеющих ядерным оружием и ОТР выросло в 8 и 6 раз соответственно.

 -снижение объема космической деятельности России в 90 годы. В эти годы в основном решались задачи перевода производства космической техники на территорию России, а выполнению военных программ внимание уделялось по остаточному принципу.

 -четкая тенденция размывания границ между военным и гражданским космосом, все большее число гражданских космических средств используются в интересах решения военных задач в периоды обострения обстановки.

  -техническая общность разработки и создания  средств ПРО и ПСБ, что позволяет создавать информационные и боевые средства, способные решать задачи как ПРО, так и ПСБ.

  -значительное повышение роли космоса в достижении целей вооруженной борьбы.

Есть еще одна важная особенность современной ВКД - это ее значительное расширение . Если раньше монополистами в ВКД были Россия и США и частично Франция и Англия, то последние годы ситуация поменялась. К военно-космическому клубу   добавились Индия, Япония,  Израиль.  И все мировое сообщество беспокоит попадание в это перечень Китая и Северной Кореи.  Китай, кроме запусков военных аппаратов, произвел испытание противоспутникового оружия .Эта активность вызывает особое беспокойство, так как Китай никак не связан международными обязательствами, запрещающими испытание оружия в космосе , а после выхода США из Договора по ПРО 1972г. у него вообще развязаны руки.  А вообще космической деятельностью занимаются в настоящее время более 40 стран. И как уже было отмечено, в том числе по опыту использования космических средств в Ираке, использование гражданских КА весьма успешно для решения военных задач. А по мере накопления опыта использования космических средств количество легко может перейти в качество, когда страна научиться успешно применять средства двойного назначения,  в первую очередь КА ДЗ и связи, для военных целей.   То есть налицо тенденция к расширению ВКД. Такое расширение ВКД свидетельствует о растущей милитаризации космического пространства. Этому несомненно способствуют:

  1.  Принятие в мае 2005года новой доктрины национальной безопасности США и ее составной части- военно-космической стратегии.
  2.  Выход США из Договора  по ПРО 1972года.
  3. Принятие США программы создания национальной системы ПРО.

А отсюда исходят реальные угрозы национальной безопасности России.-доминирование США, получение США превосходства в области СНВ и получение США односторонних  преимуществ в традиционных сферах вооруженной борьбы.

Рассмотрим подробнее указанные предпосылки.

Принятая в 2005 году администрацией Буша новая доктрина национальной. безопасности констатирует, что огромную, даже решающую роль военно-космические системы, по взглядам американских военных стратегов и планировщиков, должны будут играть в организации и ведении активной противоракетной обороны страны, группировок войск и важнейших объектов США и их союзников на глобальном пространстве и на всех уровнях – от тактического до стратегического.

Президент Джордж Буж-младший и его администрация приняли этот постулат военной стратегии США за основу своей политики национальной безопасности и войны. Ныне утверждена и последовательно реализуется новая военно-космическая стратегия (доктрина) Вашингтона. Она становится важнейшим приоритетом не только военной, но и всей государственной политики Белого дома.

Цели и содержание  военно-космической стратегии

Новая военно-космическая стратегия (ВКС) США принята в мае 2005 года как составная часть новой доктрины (стратегии) национальной безопасности,  новой стратегии «превентивной  упреждающе-опустошающей войны». Именно как «превентивную» (упреждающую) оценивают и воспринимают американскую военно-космическую стратегию военные аналитики в Западной Европе, Китае  и других странах мира.

Военно-космическая доктрина США призвана легитимизировать военизацию Соединёнными Штатами открытого космоса – создать правовые основы и базу политике активного вооружения и активного военного использования космического пространства, обеспечивать американское глобальное военное господство в космосе и в других сферах, а также закрепить научно-технологические позиции и экономические преимущества США, завоеванные ими в космосе.

Принятие ВКС, по существу и по признанию самого американского руководства, определяет главную долгосрочную цель и задачу политики официального Вашингтона в отношении космоса и в военно-космической стратегии. Суть ее кратко, но исчерпывающе полно характеризует девиз: «Контроль космоса для гарантии превосходства».

По мнению военно-космического руководства США, которое разделяется и поддерживается политической и военной (включая оборонно-промышленный комплекс) элитой страны, подавляющее технологическое и военное превосходство в космосе должно стать надежной гарантией общего превосходства и доминирующего положения Соединенных Штатов в мире на обозримую перспективу.

Фактически ныне «мозг» Пентагона – объединенное с космическим командованием и преобразованное в функциональную расширенную и фактически главную военно-управленческую структуру американских вооруженных сил стратегическое командование США, наделённое правами планирования и управления военными космическими операциями в интересах поддержки операций ядерных сил и сил общего назначения.

Оно ещё в 2005 году представило президенту и подразделениям конгресса, занимающимся законодательным обеспечением военного строительства  военной деятельности страны, основополагающее заключение о роли военного космоса в стратегии национальной безопасности: «… Превосходство и доминирующее положение в космосе становится теперь важнейшим, по существу «критическим» элементом и условием достижения успеха на поле боя в будущих войнах подобно тому, как превосходство на суше, господство на море и в воздушном пространстве являлись ранее и остаются важнейшими элементами и условиями современной военной стратегии (доктрины)».

Практическая реализация ВКС означает переход Соединенных Штатов от пассивного военного использования открытого космоса на курс фактического развертывания в космическом пространстве наступательных и оборонительных систем оружия.

Основные задачи военно-космической  стратегии

Они вкратце сводятся к следующему.

  1. Непрерывный контроль космического пространства и контроль глобальной обстановки космическими средствами США.
  2. Активное обеспечение свободного доступа Соединенных Штатов в космическое пространство для ведения там военной и прочей деятельности (в космосе, из космоса и через космос). Эта задача органично включает пересечение любых попыток вероятных противников препятствовать доступу США в открытый космос.
  3. Защита и оборона космических средств и систем США от любого воздействия со стороны космических и иных средств противников.
  4. Стратегическая противоракетная и другие виды обороны Соединенных Штатов  космическими оборонительными средствами.
  5. Развертывание и боевое применение в космосе и из космоса обычных (неядерных) наступательных и оборонительных космических средств (ядерные средства некосмического базирования используются через космос); развертывание и использование космических средств и систем военного и государственного управления мирного и военного времени, обеспечивающих эффективную практическую реализацию инновационной концепции «сетецентрического управления» военной организацией страны и операциями объединенных вооруженных сил в войнах нового облика.
  6. Воспрепятствование военному доступу в открытый космос вероятных противников, развертыванию ими в космосе военных наступательных средств и применению таких средств в космосе и из космоса против США.

 

В целом военно-космическая стратегия  США в стратегии национальной безопасности страны призвана более эффективно поддерживать и обеспечивать реализацию политики (принципов) как ядерного, так и неядерного сдерживания возможной военной агрессии на всех уровнях – глобальном, региональном и локальном.

Доктринные основы боевого применения (современные и на ближнее- и среднесрочную перспективу) космических сил, костяк которых составляет 14-я воздушная армии ВВС, изложены в специальном документе министерства ВВС AFDD 2-2 «Космические операции», выпущенном в августе 1998 года. В нем завоевание безусловного военного превосходства в космосе провозглашается первоочередной задачей любой военной компании. Под этим понимается такая ситуация, в которой американские космические силы будут обладать полной свободой действий, в том числе и по нанесению ущерба противнику, а космические силы противника напротив не буду иметь никакой возможности для причинения такового США или их союзникам. Понятие военно-космического превосходства распространяется также на недопущение использованием противником космической связи, сигналов точной навигации, разведывательных, метеорологических и других данных, получаемых с помощью собственных или иностранных (международных) космических средств.

Завоевание военного космического превосходства предлагается осуществлять путем выполнения комплексов специальных активных мероприятий – противокосмических операций, которые могут быть оборонительными и наступательными.

Цель наступательных противокосмических операций определяется как уничтожение или нейтрализация космических систем (КС) или средств противника, а также прекращение доступа к обеспечиваемой ими или через них информации. Достижение этой цели планируется осуществлять различными способами, основными из которых являются внесение преднамеренных искажений в циркулирующие через космические системы противника информационные потоки, временное нарушение функционирования, снижение эффективности боевого применения или уничтожение компонентов принадлежащих ему космических систем, а также лишение его возможности доступа к этим системам.

Согласно оценкам руководства ВВС США, наиболее часто употребляемой формой наступательной противокосмической операции будет нанесение авиационных, ракетных и артиллерийских ударов по наземным элементам космической инфраструктуры противника. Однако предусматривается также возможность проведения противокосмических операций по схемам «земля-космос», «космос-космос» и «космос-земля». В связи с этим в документе «Космические операции» специально подчеркивается, что создание и развертывание вооружений, предназначенных для применения по указанным схемам, являются важнейшими факторами, обеспечивающими национальные интересы.

К оборонительным противокосмическим операциям в рассматриваемом документе отнесены активные и пассивные мероприятия, направленные на защиту КС США от ударов противника или его попыток нарушить порядок их функционирования. В ходе активных противокосмических операций планируется проводить действия по обнаружению, сопровождения, идентификации и уничтожению или нейтрализации атакующих средств противника. Не исключается также возможность  осуществления маневрирования космическими аппаратами с целью увода их от возможного воздействия , использования средств радиоэлектронной борьбы , а также коммуникационных терминалов, параметры уязвимости которых намного выше чем у стационарных.

Пассивные противокосмические операции будут проводиться для снижения уязвимости американских космических систем и средств. В ходе таких операций самостоятельно или в различных сочетаниях могут предприниматься такие меры, как шифрование, использование техники псевдослучайного перескока несущих частот, повышение прочности конструкций, маскировка, внесение избыточности, рассредоточение и другие.

При рассмотрении возможностей по обеспечению наступательных и оборонительных противокосмических операций отмечается, что высокие результаты могут быть получены только при наличии развитых и эффективных систем контроля воздушно-космического пространства, наблюдения за его параметрами (радиационный фон, характеристики магнитного поля, интенсивность потоков солнечного ветра и другие), а также предупреждения о ракетном нападении.

С завоеванием военного превосходства в космосе космические силы США смогут практически беспрепятственно проводить не только противокосмические, но также и другие операции – по применению силы в космосе и из космоса, по обеспечению действий (в том числе и боевых) в космосе, по обеспечению боевых действий в других средах.

Нанесение ударов из космоса (операции по применению силы) рассматривается как реальная форма боевых действий космических сил, несмотря на то, что в настоящее время США не располагают соответствующими системами вооружения. Утверждается при этом, что для создания  таких систем будет сделано всё возможное, причем (с учетом интенсивности и реальных результатов, проводимых в этом направлении НИОКР) уже в обозримом будущем (2015-2020). Ударной космической системой, являющейся наиболее вероятным «кандидатом» на развертывание в указанные сроки, называется комплекс лазерного оружия космического базирования.

Принятие США программы создания национальной ПРО. Эту программу необходимо рассматривать совместно с планами расширения НАТО на Восток .Программа ПРО предусматривает совершенствование существующих и  создание новых информационных средств -наземных и космических. Так дорабатываются  РЛС на о. Шемия, на авиабазе Бил, в Туле, в Англии. На о. Шемия проходит испытания локатор Х диапазона. Планируется изготовление РЛС морского базирования SBX  диапазона Х, которая может базироваться в портах штатов Калифорния, Вашингтон, Аляска, на  Гаваях. По планам РЛС низкого разрешения будут использоваться для обнаружения ракет, которые затем будут сопровождаться РЛС Х -диапазона. После выхода США из Договора по ПРО такие РЛС, предназначенные для отслеживания  ракет в полете могут быть развернуты США в любой точке Земного шара. ДЛЯ обнаружения ракет и КА в полете ведутся работы по созданию космических средств по программам  SBIRS_HIGH, SSTS, SBR.

Планы расширения НАТО на Восток. В странах Балтии а рамках проекта «Балтнет»-единой системы контроля за воздушным пространством в 2004году развернуты несколько  РЛС вблизи границ России. Эти станции позволяют отслеживать цели наудалении до 450 км и на высотах до 30 км. Кроме того, планируется ввести новый радар в Латвии (AN/FPS-117),позволяющий отслеживать полеты российской авиации  и пуски ракет на северо-западе нашей страны. Литва подтверждает решение разместить базу НАТО под Шауляем, где был крупнейший аэродром, рассчитанный на посадку авиационных средств класса  «Буран» .В сочетании с планами НАТО о размещении  противоракет в Польше, радаров в Чехии и возможно в Болгарии все это создает реальные угрозы безопасности России .

Практически вся территория России будет находиться под постоянным контролем противоракетной обороны США и НАТО.

 Естественно Россия в этих условиях должна принимать комплекс мер по защите своих национальных интересов . Какие же это меры.?   Их можно разбить на два  взаимодополняющих направления. Первое - международно - правовые меры и политико-дипломатические, которые несомненно являются приоритетными.

 Но история учит нас нельзя забывать и о мерах военно-технического характера, включающие поддержание боевого потенциала СЯС, развитие  систем стратегической  обороны и предупреждения, развитие космического потенциала России -обеспечение гарантированного доступа России в космос, надежное обеспечение войск  космической информацией до тактического звена включительно и   т.д. Одним из направлений международно-правовых мер являются меры по совершенствованию международно-правового регулирования космической деятельности.

 Выводы:

1. Военное использование космоса было одним из первичных мотивов освоения космического пространства. По мере накопления опыта использования космических средств  для решения военных задач и понимания его стратегической значимости милитаризация космоса стала принимать угрожающий характер и могла выйти на неконтролируемый уровень. Поэтому по инициативе стран, играющих основную роль в военном использовании космоса, и при понимании ведущих мировых держав своей ответственности за сохранении мира  на планете были заключены  ряд основополагающих договоров, ограничивающих милитаризацию космоса и, в первую очередь, выведение туда наступательного оружия.

2.  В современных геополитических условиях характерными особенностями военно-космической деятельности являются:

а) полномасштабное использование космических средств для  обеспечения  боевых действий группировок войск и сил флота, обеспечение доведения космической информации до тактического звена, а  для специальных задач и до бойца  включительно;

 б) общепризнанный отечественными и зарубежными специалистами факт,что повышение боевых возможностей вооруженных сил за счет информационной компоненты составляет 1,5- 2 раза;

в) признание космического пространства как новой сферы вооруженной борьбы и проведение работ по его оперативному оборудованию,

г) возросшие возможности и  полученный опыт оперативного перенацеливания при использовании КС двойного назначения обеспечивает их эффективное включение и применение в контурах управления войсками и оружием. Опыт применения КС двойного назначения  в войне с Ираком безусловно доказал это.

д) космические средства обладают  широкими возможностями для обеспечения стратегической стабильности  и  в настоящее время  целесообразно введение понятия  « паритет в космос».

е)значительное повышение космоса как сферы противоборства в достижении целей вооруженной борьбы, что закреплено в принятой администрацией США военно-космической стратегии.

3. Выход США из договора по ПРО открывает новые возможности по милитаризации космоса. Принятие  программы создания национальной ПРО также путь милитаризации космоса- ибо без размещения систем оружия в космосе задачу  ПРО при полномасштабном  ударе эффективно решить нельзя. Увеличение числа государств, занимающихся  военно - космической деятельностью в условиях практического отсутствия договорных ограничений на размещение и испытания оружия в космосе  также способствует милитаризации космоса. Пример тому деятельность Китая и его работы по созданию противокосмического оружия и проведению его испытаний в космосе.

4. Все это вызывает необходимость принятия комплекса  мер по защите государственных интересов России - международно-правовых и политико-дипломатических, а также военно-технического характера.

 Международно-правовые являются  приоритетными и предполагают совершенствование существующего механизма международно-правового регулирования  космической деятельности по ряду рассмотренных  направлений.

Авторы: И.Н. Голованев, В.А.Меньшиков


 Литература:

1. «US News and World Report», August 17, 1964, p. 41-42.

2. Космос: каким его видят из Вашингтона. Под ред. Г. Хозина. М:, Прогресс,1985 .

3. Космическое оружие: дилемма безопасности. Под ред. Е. Велихова. М:, Мир,1986.

4. Велихов  Е. П.. Научно- технические, экономические и стратегические аспекты создания перспективной ПРО США. Доклад  на международном семинаре.  Италия 1983.

5. Киселев А. И., Медведев А. А., Меньшиков В. А. Космонавтика на  рубеже тысячелетий. Итоги и перспектив.М:,машиностроение.2001.

6. Голованев И. Н. , Павлов С. В. За стратегическую стабильность. Армейский сборник, октябрь 1997г, стр.21-23.

7. Голованев И. Н. , Бухарин А. В. Мутант от СОИ. Армейский сборник, декабрь 1996г., стр.88-89.

 8. Голованев И. Н., Меньшиков В. А., Павлов С.В. Солдат будущего. Армейский сборник., февраль 1997г..стр. 62-65.

08.06.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Космос