Украина как частный пример ведении сетецентрической войны против России

Версия для печати

 

… войны не сразу приобретали
мировой размах. Им предшествовала череда военных конфликтов…,
взаимосвязанных своей
внутренней логико
й[1]

Ю. Балуевский, М. Хамзатов,
военные эксперты

 

– Такая «череда военных конфликтов» предшествовала войне на Украине: Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия и множество более мелких войн и военных конфликтов готовили Запад к главному событию – войне против России, – по поводу которого эксперты заметили очень точно следующее: «В докладе экспертов Министерства обороны Великобритании «Глобальные стратегические тенденции-2045» отмечено, что в прогнозируемый период Россия, скорее всего, будет оставаться сильнейшей державой европейского континента и будет сохранять значительные и боеспособные вооружённые силы для проведения региональных интервенций. Поэтому ключевой вопрос сегодня – это вопрос о неизбежности противоборства России с Западом. На этот счёт нет единого мнения ни в российском политическом классе, ни среди экспертно-аналитического сообщества, ни внутри субъекта стратегического действия. Тем не менее без ответа на этот вопрос, без понимания сути процессов, глубинной подоплёки событий невозможно использовать энергию перемен в собственных интересах. Единственным уделом не знающего и не понимающего причин конфликта субъекта оказывается нескончаемая борьба со следствиями, потеря темпа и, в конечном счёте, поражение. И – Vae victus! («Горе побеждённым!», лат.).

Положительный или отрицательный ответ на вопрос о неизбежности противоборства России и Запада в значительной степени зависит от определения причин, его порождающих»[2], – отмечают российские эксперты.

 

СтруктСовремСОпоПриорит

Из рисунка видно, что наименьшей приоритетностью обладают цели, расположенные в военном контуре.

События на Украине – хорошая иллюстрация логики предыдущих рассуждений. Так, с точки зрения последовательности в развитии сценариев можно признать, что военный конфликт стал следствием:

– создания искусственного противостояния между локальными цивилизациями (западной и православной) и целенаправленного развития сценария локального цивилизационного конфликта. Не случайно, что главным предметом спора стал русский язык, литература и культура;

– постепенное вычленение сценария развития новой ВПО, когда Украина фактически стала союзником США, НАТО и ЕС, смена в соответствии со сменой приоритетов. Элиты и подготовка нового правящего класса.

К 2014 году можно было констатировать, что на Украине сложился новый правящий класс, ориентированный на западную систему ценностей и настроенный откровенно русофобски;

– выделение из враждебного России сценария ВПО сценария развития военной СО в восточных регионах страны, т.е. инспирирование локального военного конфликта.

Следует отметить, что новая СО демонстрирует не только новые политические, культурные, цивилизационные и иные особенности ведения войн, но и изменения в классическом, традиционном понимании военного искусства. Так, например, конфликт на Украине в 2014 году очень хорошо иллюстрировал изменения в характере и средствах ведения новых войн и вооруженных конфликтов. Традиционное использование крупных масс сухопутных сил – армий, дивизий и бригад – оказалось, например, ограниченным, даже резким, а их соотношение – перестало играть ключевое значение. Численность личного состава, вооружение, территориальные приобретения и потери украинской армии и ополченцев оказались качественно различными, что хорошо иллюстрируют следующие примеры (на июль 2014 года).

Таблица Украины Донецк Луганск[3]

Как видно из этих примеров соотношение военных сил противоборствующих сторон было абсолютно разным. И по численности личного состава, и по числу и качеству ВиВТ, однако очевидно более сильная в военном, экономическом и демографическом отношении сторона, проигрывала более слабой.

В гражданской войне на Украине, как известно, не было и таких традиционных атрибутов прежних войн, как:

– единая линия фронта;

– единая система политического и военного руководства;

– единая система снабжения и обеспечения;

– единого центра политического и военного управления.

СО и характер сетецентрической войны меняется исключительно быстро, но сохранял свое главное постоянное качество – не был похож на традиционные, классические сценарии развития СО и войны.

 

Карта Украины Донецк Луганск[4]

Таким образом, рассматривая возможные (потенциальные) и вероятные сценарии развития современной СО необходимо прежде всего анализировать их как прямое следствие развития МО и ВПО. Это означает, что классический подход – анализ развития военного искусства, тенденций в развитии ВиВТ – перестает быть абсолютным.

Думается, что анализ и стратегический прогноз собственно военных аспектов СО и перспектив развития сетецентрической войны должен прийти несколько обязательных этапов. В частности, он:

– изначально должен делиться на разные периоды: долгосрочный и сверхдолгосрочный (до 2030 годов и до 2050 годов), когда основные парадигмы развития будут полностью изменены. Простая экстраполяция сценариев «образца 2014 года» на «образцы 2030» – малоэффективна, а на период 2050 годов – недопустима

– прогноз СО на период 2030 и 2050 годов должен стать следствием, своего рода «точкой пересечения» трех основных мировых тенденций, в военной области, трех долгосрочных прогнозов:

– развития МО и ВПО;

– развития ВиВТ;

– развития военного искусства.

Целесообразно в качестве примера рассмотреть некоторые сценарии развития СО в качестве простой попытки использования предложенных рекомендаций. В частности, необходимо исходить, как уже говорилось, из приоритета задачи противоборства локальных цивилизаций. В качестве примера можно использовать войны в Сирии, где западная локальная цивилизация поставила целью создать регион «управляемого хаоса» с тем, чтобы не допустить падения своего влияния на Большом Ближнем Востоке. Главными оппонентами Западу в этом регионе, как известно, остались Иран и Сирия, против которой и была начата полномасштабная сетецентрическая война. Эксперты И. Попов и М. Хамзатов показали этапы ее развития следующим образом.

 

[5]

 

В этой связи можно поспорить с тем, на каком конкретном этапе развития конфликта находится война в Сирии. На мой взгляд, США добились в 2014 году поставленной цели и ситуация в Сирии переросла в полномасштабную гражданскую войну, в которой приняли участие формирования Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) в качестве вполне самостоятельной силы.

В этом смысле вряд ли справедливо утверждать, что США не добились намеченных результатов в Ираке, Афганистане, Ливии и Сирии потому, что там не сформировалась устойчивая власть и внутриполитическая стабильность. Если исходить из их стратегической цели – управляемого хаоса на Востоке, – они полностью ее добились.

[6]

 

Автор: А.И. Подберёзкин, доктор исторических наук, профессор МГИМО(У), директор Центра Военно-политических исследований



[1] Балуевский Ю.Н., Хамзатов М.М. Глобализация и военное дело. 2014. 8 августа / http://nvo.ng.ru/

[2] Овчинский В., Ларина Е. Холодная война 2.0 / Эл. ресурс: «Изборский клуб». 2014.04.12 / http://www.dynacon.ru/content/articles/4224/

[3] Конфликт на Украине: расклад сил, потери и приобретения сторон. 2014. 4 июля / http://ria.ru/infografika/20140704/1014764869.html

[4] Конфликт на Украине: расклад сил, потери и приобретения сторон. 2014. 4 июля / http://ria.ru/infografika/20140704/1014764869.html

[5] Доклад к.и.н. руководителя независимого экспертно-аналитического центра «ЭПОХА» И.М. Попова «Война это мир: невоенные аспекты обеспечении безопасности государства» на открытии Дней науки 2014 «Современные аспекты международной безопасности». МГИМО. 2014. 9 апреля / http://eurasian-defence.ru/node/30886

[6] Доклад к.и.н. руководителя независимого экспертно-аналитического центра «ЭПОХА» И.М. Попова «Война это мир: невоенные аспекты обеспечении безопасности государства» на открытии Дней науки 2014 «Современные аспекты международной безопасности». МГИМО. 2014. 9 апреля / http://eurasian-defence.ru/node/30886

 

27.05.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Россия
  • Европа
  • США
  • НАТО
  • СНГ