О сущности сопряжения российских и китайских экономических проектов

Версия для печати

8 мая 2015 года, в ходе переговоров между Владимиром Путиным и Си Цзиньпином, было подписано несколько важнейших соглашений в сфере расширения дальнейшего экономического сотрудничества.

К одному из таких можно отнести совместное заявление о сотрудничестве в сфере сопряжения российского интеграционного проекта, а именно Евразийского экономического сообщества и китайского экономического и транспортно-логистического проекта по созданию нового «шелкового пути»

По мнению старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Андрея Грозина, причины расширения российско-китайского сотрудничества, в частности в сфере интеграции двух национальных проектов, следует искать в принципах новой экономической и транспортно-логистической концепции Китая.

 

«Запланировав свою глобальную внешнеполитическую инициативу, Пекин планирует создание нескольких транспортных коридоров из Юго-восточной Азии в Европу. Независимо от того, где будут заканчиваться эти коридоры, Китай задействует максимально возможное количество вариантов, - считает эксперт. - Судя по официальным документам, новые транспортные коридоры будут концентрироваться вокруг двух направлений: сухопутный экономический «шелковый путь» и морской «шелковый путь XXI века», пролегающий через Индийский океан до Европы»

В настоящий момент реализация второго направления столкнулась со значительными трудностями. По мнению Андрея Грозина, Соединенные Штаты Америки отрядили значительный политический и экономический ресурс с целью подрыва отношений Китая с государствами, через которые планируется проложить это транспортный коридор: «Это, в частности, является одной из необъявленных целей лоббируемого Вашингтоном транстихоокеанского партнерства, в который сознательно не был приглашен экономически сильный Китай.

В результате, форсирование создания сухопутных, континентальных транспортных коридоров, ввиду их меньшей подверженности деструктивному воздействию со стороны Запада, является следствием, в том числе и затруднений в реализации Китаем морского «шелкового пути».

В такой ситуации, отмечает Грозин, обойти территорию России представляется для Китая весьма затруднительным. С одной стороны предлагая сопряжение двух проектов, Пекин снимает российские озабоченности по поводу пресловутой китайской экономической экспансии на пространстве бывшего СССР, с другой стороны, по мнению эксперта, пытается минимизировать собственные затраты. «Китай заинтересован в подключении российского транспортного, технологического,  финансового и оборонного потенциала из прагматических соображений. Со своей стороны, Китай, вовлекая в процесс реализации проекта новых партнеров, предлагает государствам выгодные условия доступа к своим золотовалютным резервам», - подчеркивает Грозин.

Эксперт не согласен с широко распространенным мнением об использовании России Китаем. По его словам, Пекин в ни меньшей степени заинтересован в использовании возможностей российского интеграционного проекта в виду усиливающегося внешнего давления, куда более серьезного по сравнению с разногласиями возникшими между Россией и странами Запада.

«Пекин особо подчеркивает, что проект «шелкового пути» не является интеграционным, а потому его не следует рассматривать как альтернативу российскому. Кроме того речь идет о сугубо экономических, в первую очередь транспортно-логистических решениях, которые создадут выгодные для вовлеченных в проект государств стимулы развития национальных экономик», - считает Грозин.

В целом, по мнению эксперта, обе стороны заинтересованы друг в друге. Не только в геополитике, но и исходя и из других прагматических соображений. О заинтересованности обеих стран во взаимовыгодном сотрудничестве свидетельствует, в частности, намерение России продать в Китай самолеты Су-35 и зенитно-ракетные комплексы С-400, переговоры о возможности поставок дизель-электрических подводных лодок пятого поколения, а так же совместная работа по сокращению внешнего давления.

Кроме того, в силу долгосрочного политического и экономического давления Запада и необходимости дальнейшей работы по развитию Евразийского экономического сообщества Россия, считает Грозин, заинтересована в доступе к ресурсоизбыточной китайской экономике.

В такой ситуации сложно не согласиться с мнением эксперта, подчеркнувшего, что «в условиях непростой ситуации на мировых финансовых рынках, никто в здравом уме не откажется от предложений Пекина». Ближайший пример - создание банка инфраструктурных инвестиций: к проекту из всех сколько-нибудь значимых экономик не присоединились только Соединенные Штаты Америки и Япония. Даже страны Западной Европы и Южная Корея, несмотря на однозначную позицию Вашингтона и давление с его стороны, предпочли не отвергать сотрудничество с КНР в финансовой сфере.

Подготовил Михаил Симутов, Центр военно-политических исследований

14.05.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Россия
  • США
  • Китай