Стражи неба. Часть 8. Бои над Сталинградом

Версия для печати

Сталинградское сражение -  одно из самых важных в ходе Великой Отечественной войны. В результате неудачного для советских войск исхода операций на Воронежском направлении и в Донбассе, а также выдвижения крупных сил гитлеровской армии в большую излучину Дона, создавалась реальная угроза прорыва врага к Волге и на Северный Кавказ. В ходе наступления 1942 года на юго-восточном направлении, Вермахт планировал захват и уничтожение городов: Сталинград, Саратов, Куйбышев, Ярославль, железнодорожных узлов и переправ, примыкающих к ним, т.е. преследовал цель – оторвать Европейскую часть от остальной территории Советского Союза.


Отсюда следует, что по-прежнему конечным результатом планируемой гитлеровцами стратегической операции был захват Москвы посредством её обхода с юго-востока и последующего окружения. Однако, кроме того, прорыв через Волгу к названным городам нес в себе глубокое экономическое и политическое содержание: во-первых, он лишал Советский Союз использования Нижнего Поволжья как важнейшего сельскохозяйственного региона, что после  потери Украины могло приблизить страну к продовольственной катастрофе, и отрезал пути обеспечения нефтью Кавказа как Красной Армии, так и народного хозяйства СССР.


А во-вторых, гитлеровцы учли и то, что Сталинград – название, связанное с именем вождя народов СССР (пусть «демократы» не изгаляются над именем И.В. Сталина, в особенности молодые, знающие историю прескверно и пороха не нюхавшие) – его падение было бы колоссальным моральным ударом по существовавшему в те годы мировоззрению и убеждениям советских людей.

Что касается соотношения сил воюющих сторон вообще, и сил ПВО и Люфтваффе в частности, то в первом периоде войны (до 19 ноября 1942 года) преимущество, бесспорно, было на стороне Германии. Лишь величайшее мужество, до самопожертвования, бойцов и командиров Красной Армии, основанное на любви и преданности своей Родине, приводило к срыву замыслов и действий фашистов. Всеобщим стало убеждение: «И один в поле – воин!». Такого не знала, да и сейчас не знает ни одна армия мира.

Уже 17 июля 1942 г. начались оборонительные бои на дальних подступах к Сталинграду. Противнику удалось прорвать нашу оборону, и его подвижные части вышли к Дону. Враг стремился с ходу захватить Сталинград, но этот замысел гитлеровскому командованию осуществить не удалось. Несмотря на ожесточенные бомбардировки и танковые прорывы, наши войска дрались до последнего патрона.

К сожалению, до Великой Отечественной войны противовоздушная оборона Сталинграда и других названных городов не планировалась. Считалось, что если будет война, то мы переведем ее на территорию противника. В ходе войны советское командование в срочном порядке сформировало и укрепило ПВО этих городов, создало огневые и авиационные группировки, придав им также аэростаты заграждения. Защиту Сталинграда с воздуха осуществлял и Сталинградский корпусной район ПВО,  и 102 ИАД. 


Командующим  корпусным районом ПВО до конца Сталинградской обороны был воспитанник Московской ПВО, бывший командир 251 зенап полковник Е. Райнин.

 

 


К июлю 1942 года в состав корпусного района вошли: 7 зенитных артиллерийских полков среднего калибра, 2 зенитных артиллерийских полка малого калибра, 12 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов, 6 зенитных бронепоездов, 2 отдельных зенитных пулеметных батальона, 7отдельных зенитных пулеметных рот и 19 отдельных зенитных пулеметных взводов, зенитный прожекторный полк, отдельный дивизион аэростатов заграждения, 6 отдельных батальонов ВНОС и отдельный батальон связи. 102 ИАД ПВО вошла в оперативное подчинение  Сталинградского корпусного района.

Кроме основной задачи по прикрытию Сталинграда от налетов воздушного противника, 102 истребительная авиадивизия обеспечивала и прикрытие Астрахани, железнодорожных и водных путей сообщения, находившихся на территории корпусного района ПВО. Одновременно части 102 ИАД выполняли задачи фронтовой истребительной авиации: прикрывали наши наземные войска на поле боя и на переправах, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, наносили штурмовые удары по наземным войскам противника.


Зенитная артиллерия по своим боевым задачам обеспечивала круговое прикрытие объектов Сталинграда и уничтожала вражескую авиацию на ближних подступах к городу и над ним. Зенитная артиллерия среднего калибра  составляла основу противовоздушной обороны города. Подобно тому, как и в Московской зоне ПВО, были созданы семь боевых секторов, в каждом из которых располагался полк среднего калибра, а некоторые сектора усиливались отдельными зенитными артиллерийскими дивизионами.


К 1 августа глубина наблюдения системы ВНОС в западном направлении вследствие продвижения противника сократилась с 250 до 50 км. Время упреждения оповещения сократилось до 10-18 минут. А при подходе войск противника к окраинам Сталинграда посты ВНОС вообще пришлось разместить на крышах наиболее высоких зданий.

Ход боевых действий войск Сталинградского корпусного района ПВО складывался в соответствии с наземной и воздушной обстановкой. В первоначальный период битвы, до 23 августа, когда шли упорные бои с наземным противником на дальних подступах к Сталинграду, немецкая авиация главным образом вела усиленную разведку вдоль основных железнодорожных магистралей, с попутной их бомбардировкой. Вот такой была обстановка до непосредственного начала боев за Сталинград.

Часто приходилось слышать вопросы: почему средства ПВО не смогли обеспечить защиту Сталинграда с воздуха и в городе были такие сильные разрушения, почему так мало поступало вооружения в Сталинград летом 1942 года, да и много других «почему».  Напомним, что Сталинград был связан с «Большой Землей», откуда поступали подкрепления, боеприпасы, вооружение и др., всего лишь одной железнодорожной веткой, которая находилась под постоянным наблюдением и прицелом Люфтваффе. На каждой станции у немцев были агенты Абвера (а мы знаем с вами, как немцы наводняли своей агентурой не только города, но и ж/д станции). Как только на станцию прибывали эшелоны с военными грузами (а там были и зенитные орудия), эти агенты информировали немецкое командование, и вскоре следовал налет немецкой авиации. Эшелоны подвергались ожесточенной бомбежке. Уже тогда было установлено, что эффективность действий немецкой авиации при ударах по железнодорожным коммуникациям, не имеющим противовоздушного прикрытия, составляет 27…30%.  А при наличии прикрытия эта эффективность резко снижается – до 5…7%. Так что часть зенитных средств уничтожалась, не дойдя до своих позиций.

Поэтому для обороны воинских эшелонов и их огневого прикрытия, а также мест разгрузки, действовала и истребительная авиация ПВО, и зенитные платформы в составе каждого эшелона (по одной в голове и хвосте). Были созданы специальные зенитные бронепоезда, курсировавшие по железной дороге. И число их в ходе битвы постоянно наращивалось, их расчеты приобретали боевой опыт. Напомним: перед началом оборонительных боев их было шесть, а к концу Сталинградской битвы их число доведено до 40!  Даже новые орудия, направлявшиеся на Сталинградский фронт с заводов, грузились на платформы в боевом положении, с боекомплектом и боевым расчетом (конечно, только зенитные пулеметы и орудия малого калибра). Все это способствовало возмещению потерянных в боях зенитных орудий и пулеметных установок.

Конечно, не только этим определялись сильные разрушения города. Быстрое продвижение немецких войск к Сталинграду, наличие у их артиллерии механической тяги (ведь они конфисковали автотранспорт во всех завоеванных странах Европы) позволило уже в начале августа начать его обстрел дальнобойной артиллерией. Кроме того, глубина города с запада на восток – небольшая, ибо он, главным образом, сильно вытянут с севера на юг по правому берегу Волги.


Немцы обычно использовали свою излюбленную тактику: нанесение прицельных бомбовых ударов с малых высот. Но это только при отсутствии зенитного артиллерийского и пулеметного огня. Первые бомбардировочные налеты на Сталинград неприятель предпринял в конце июля группами в 20…45 самолетов на высотах 2000…5000 метров. 

 


Эти налеты совершались эпизодически, и зенитная артиллерия сравнительно легко отражала их, не давая немцам сбрасывать бомбы на обороняемые объекты. В этот период в весьма сложных условиях пришлось действовать истребителям 102  истребительной авиадивизии.

Вражеская авиация имела большие количественные и качественные преимущества и абсолютно господствовала в воздухе, особенно до прибытия нашей 8-й воздушной армии в начале августа. Немцы бросили под Сталинград свои лучшие эскадры – группу Геринга, истребителей ПВО Берлина, 52-ю истребительную эскадру асов, на вооружении которых имелись новейшие марки истребителей типа «Мессершмитт-109, 110» и их модификации. Летный состав противника имел большой опыт воздушных боев.

Большинство же частей 102-й дивизии имели на вооружении устаревшие типы самолетов  И-15, И-16 и И-153, а летчики впервые участвовали в воздушных боях. Поэтому поначалу их боевая деятельность была малоэффективной. Так, например, в июле дивизия провела всего 47 воздушных боев, при этом сбила только 17 самолетов противника. К сентябрю она уже провела 440 воздушных боев и уничтожила 329 самолетов противника. Потери дивизии составили 128 самолетов.  В ноябре, что к тому времени было вполне обоснованно, она обороняла, главным образом, пути сообщения и ж/д объекты за Волгой, а также переправы через нее для доставки подкреплений сражавшимся в городе 62 и 64 армиям.


Поэтому, подчеркнем, при противовоздушной обороне непосредственно Сталинграда основную роль играла зенитная артиллерия, которая вела непрерывные круглосуточные бои с воздушным и наземным противником, прежде всего на правом берегу Волги.

 


Самые ожесточенные бои за город и массированные воздушные налеты начались с 23 августа 1942 года. На рассвете немецкие 16-я танковая и 3-я моторизованная дивизия в составе 200 танков и более 300 автомашин с пехотой, внезапно форсировав Дон в районе западнее хутора Вертячий, начали стремительное продвижение на Сталинград, стремясь с ходу ворваться в город с севера. Появление противника с этого направления считалось маловероятным, поэтому здесь не было не только каких-либо серьезных укреплений, но и наземных частей. В результате батареи 1077-го зенитного артполка, расположенные в первом боевом секторе, оказались один на один с врагом. Днём колонна фашистских танков вышла к рубежу обороны 4-й и 5-й батарей полка. Завязалась смертельная схватка.

Получив донесение с наблюдательного пункта о появлении танков, командир 4-й батареи старший лейтенант Н.С. Скакун приказал выдвинуть первое и второе орудия на специальные площадки, заблаговременно подготовленные для противотанковой обороны, и усилить наблюдение. Вскоре появилась колонна танков, и батарея открыла по ней огонь. Сразу же была уничтожена одна машина, за ней вторая, а потом задымилась третья. Фашисты открыли ответный огонь. И в это время с неба на зенитчиков обрушились самолеты. Пришлось двумя орудиями отбиваться от наседавших «Юнкерсов», а двумя драться с танками.

Под огнем противника таяли ряды зенитчиков. Вот уже комиссар батареи младший политрук И. Киселев и заместитель командира батареи лейтенант Е. Дерий встали к орудиям, заменив выбывших из строя заряжающего и наводчика. Полтора часа шел неравный бой с фашистскими танками и авиацией, но батарея выиграла его, не пропустив противника к городу. За это время 4-я батарея сбила 2 самолета, уничтожила 18 танков и 8 автомашин с пехотой противника.

Такой же бой выдержала и 5-я батарея этого полка под командованием старшего лейтенанта С. Черного и младшего политрука Б. Букарева. Когда батарея отразила очередной налет бомбардировщиков, из штаба полка сообщили о приближении танковой колонны. Коммунисты успели накоротке провести партийное собрание. Они обратились к личному составу батареи с призывом: «Ни шагу назад, драться с врагом до последнего снаряда, до последнего вздоха!».      Их призыв молнией облетел боевые расчеты. А через несколько минут на подходе к батарее показались до 80 танков с автоматчиками. При подходе танков на прицельную дальность заговорили наши орудия. Первыми же выстрелами был подбит головной танк, а второй загорелся. Другие танки развернулись и, ведя огонь с ходу, попытались обойти батарею с флангов. В это время в воздухе появились вражеские самолеты и засыпали огневую позицию батареи бомбами. Но ни бомбы, ни снаряды не смогли сломить волю советских бойцов. Остался на позициях старший лейтенант С. Черный, получивший контузию от разрыва бомбы. Примеру своего командира последовали тяжелораненые зенитчики Н. Чаусовский, Г. Кодев и Ю. Халфин. На подступах к огневой позиции в результате боя замерли 15 исковерканных танков, валялись обломки двух самолетов и десятки трупов фашистских солдат.

Днем в бой вступила 6-я батарея под командованием старшего лейтенанта М. Рощина. Фашисты намеревались с ходу раздавить наши орудия. Но зенитчики, подпустив их на 700 метров, открыли меткий интенсивный огонь. Первыми же выстрелами они подожгли 3 танка, через несколько минут запылали ещё 5. Точно посылал снаряды в цель ефрейтор И. Маркин. Метким огнем он сбил самолет Хе-111, поджег 6 танков и 2 автомашины. Мужественно отражая яростные атаки врага в течение полутора часов, батарея уничтожила 18 танков и 3 автомашины с пехотой. И только после того как все орудия вышли из строя, воины оставили огневую позицию.

Танки противника после сосредоточения возобновили наступление тремя колоннами в направлении на Сталинград, при этом третья колонна – в направлении на Сталинградский тракторный завод. Они были встречены огнем батарей 1077-го зенитного артполка. Упорная борьба продолжалась весь вечер 23 и утро 24 августа. Только к 12 часам дня неприятелю удалось овладеть огневыми позициями 7-й батареи, которая под командованием лейтенанта А. Шурина дралась до последнего снаряда и до последнего человека. Батарея уничтожила 9 танков и до 80 автоматчиков противника.

Колонну танков и до 100 машин с мотопехотой, на подступах к тракторному заводу отбивали батареи 5-го и 1-го дивизионов. Тяжелое положение создалось на участке 3-й батареи  1-го дивизиона, принявшей на себя основной удар 70 танков. В бой с ними вступили 2 орудия, а другие отражали «хейнкелей», бомбардировавших огневую позицию. Смертельно ранен командир батареи старший лейтенант Г. Гойхман. Его заменил лейтенант И. Кошкин. Ему оторвало кисть руки, но он продолжал командовать. Противнику удалось разбить 3 орудия, но зенитчики продолжали метко разить врага из уцелевшей пушки. К вечеру немецкие автоматчики просочились в тыл и стали окружать защитников этого рубежа. Зенитчики заняли круговую оборону. Утром 24 августа по приказу командира полка на помощь батарее прибыла команда и при поддержке соседних батарей они оттеснили фашистов. Кольцо окружения было прорвано, батарея перешла на новую огневую позицию. За день 23 августа батарея сбила 4 вражеских самолета, уничтожила 14 танков, одну минометную батарею и до 80 фашистских солдат и офицеров.

В этом бою героически погиб командир 1-го дивизиона старший лейтенант  Л. Доховник. Окруженный танками врага вместе с расчетом командного пункта, он вызвал огонь батарей на себя. Танки противника были уничтожены. Но погибла и горстка храбрецов.


Таким образом, 1077  зенитный артполк под командованием подполковника В. Германа 23 августа отражал удар танковой и моторизованной дивизий противника, прорвавшихся к северной окраине Сталинграда. Полк вел борьбу с неприятелем один на один, без поддержки полевых войск. Героическими усилиями зенитчики в этот день задержали продвижение противника и сорвали его попытку с хода ворваться в город. За два дня упорных боев, 23 и 24 августа, полк уничтожил и подбил 83 танка, 15 автомашин с пехотой, 2 цистерны с горючим, истребил свыше 3 батальонов пехоты и сбил 14 самолетов противника. К тракторному заводу немцы не прорвались.


Одновременно, вечером 23 августа, 4-й воздушный флот противника, имевший в своем составе 1430 самолетов, из которых 780 – бомбардировщики, обрушил всю мощь авиационного удара на Сталинград. От тяжелых бомбовых ударов город горел. Фашисты стремились утопить город в крови, вызвать панику среди населения, дезорганизовать управление войсками, а затем овладеть городом. Налеты и бомбометание шли днем и ночью. Но стойкость, выдержка и героизм защитников города были беспредельны. Рабочие продолжали делать и ремонтировать танки  и пушки, которые прямо с завода направлялись на передний край.

В рядах защитников Сталинграда стойко дрались с врагом и летчики-истребители, и зенитчики. Только 23 августа истребители 8-й воздушной армии и 102 ИАД ПВО провели над городом более 25 групповых боев и сбили 90, а зенитчики 30 немецких самолетов.

Наибольшую активность авиация противника проявляла, как правило, на рассвете и во второй половине дня. Об ожесточенности бомбардировок говорят такие цифры: с 1 июля по 1 ноября 1942 года на каждый гектар площади Сталинграда фашисты сбросили в среднем около 20 фугасных бомб, а на каждый гектар территории заводской части города – 50 фугасных бомб; кроме того, как и над Москвой, сбрасывалось огромное количество зажигательных бомб. Это – не считая тысяч снарядов, обрушенных на город артиллерией врага.


В целом над территорией Сталинградского корпусного района ПВО с июля по декабрь 1942 года было зафиксировано 77465 самолето-полетов авиации противника, что составляло более половины всех самолето-полетов, отмеченных за это время над всей территорией, прикрывавшейся Войсками ПВО страны.

 

 


На участках главного удара противника его авиация стремилась подавить сопротивление наших войск и создать коридоры в их обороне для расчленения Советских войск и прорыва к Волге, к переправам. Для этого немецкое командование бросало по нескольку сот самолетов на участки шириной до 5 км и глубиной 10…15 км, которые в течение 10…12 часов производили непрерывные налеты. Бомбометание производилось, как правило, с пикирования под углом до 70о и выходом из пике на высоте 1000 м…600 м.

Если разведка противника устанавливала отсутствие или слабость противовоздушной обороны объектов или войск, то бомбардировка производилась группами от 3-х до 30 самолетов с высоты 1500…2000 м. Самолеты из кильватерной колонны становились над целью в круг и, пикируя до высоты 500…300 м  по одному или парами, сбрасывали бомбы с двух – трех заходов. Израсходовав весь запас бомб, самолеты включали сирены и с воем пикировали вхолостую. Стрельба зенитной артиллерии среднего калибра по самолетам, идущим по кругу, была затруднена, так как ПУАЗО для ведения огня по таким целям не были приспособлены.

Не считаясь ни с какими потерями, фашисты рвались к Сталинграду. Зенитная артиллерия корпусного района ПВО мужественно отражала все налеты вражеской авиации и яростные танковые атаки, нанося врагу огромный урон. Как и под Москвой и Ленинградом, враг весьма ощутимо чувствовал силу и эффективность огня зенитчиков при отражении атак танков и пехоты.

Тяжелое положение создалось в 4-м секторе, на участке 748 зенитного артполка. 30 августа противник вплотную подошел к его боевым порядкам, сосредоточив на двух направлениях до 250 танков и до полка пехоты. Одновременно на огневую позицию 4 батареи обрушился огонь артиллерии врага и налет авиации. Такая же тяжелая обстановка сложилась и в районах, где занимали огневые позиции 5-я батарея, 11-я батарея. 3 сентября во второй половине дня десятки танков вышли из балки Ежовая и попытались нанести внезапный удар вдоль шоссе, мимо жел./дор. станции Садовая с целью прорыва к центральной части Сталинграда. Лавина танков с ходу раздавила 4-ю батарею 748 зенитного артполка и устремилась вперед.

Но здесь стальная лавина напоролась на другие батареи полка и поставленные в засаду противотанковые орудия полевой артиллерии. Потери противника были весьма ощутимы: 37 горящих танков. Это вынудило его отойти назад, в балку Ежовая.


Противник, неся огромные потери в самолетах и танках от зенитных батарей, выслеживал их и стремился уничтожать в первую очередь. С этой целью фашисты одновременно бросали на огневые позиции пикирующие бомбардировщики и обрушивали на них минометный и артиллерийский огонь. А немецкие автоматчики, просачиваясь в тыл, стремились окружать и выводить из строя личный состав.

 


С выходом фашистских войск на непосредственные подступы к городу зенитная артиллерия Сталинградского корпусного района ПВО, находившаяся на правом берегу Волги, переключилась на противотанковую оборону. С левого берега на усиление противотанковой обороны туда было переброшено ещё 6 батарей среднего калибра. Прикрывая танкоопасные направления, зенитчики не прекращали борьбы и  с воздушным противником.

В целях успешного выполнения задач по обороне войск, тыла фронта и объектов железнодорожных коммуникаций в Сталинградском корпусном районе ПВО были созданы оперативные группы. Для прикрытия войск 64-й армии была создана южная оперативная группа, включавшая 91 орудие среднего и 24 орудия малого калибров.  Оперативная группа по прикрытию переправ южнее города имела 22 зенитных орудия среднего и 16 орудий малого калибров, 20 орудий системы ШВАК и зенитные пулеметы. Для обороны железнодорожных участков за Волгой были выделены зенитные бронепоезда, отдельные батареи среднего и малого калибров и истребительные авиационные полки 102 ИАД, которые действовали с аэродромов Баскунчак и Эльтон. Кроме того, были выделены оперативные группы для противовоздушной обороны городов Астрахань и Гурьев.

По указанию командования фронта из зенитных частей корпусного района ПВО для борьбы с танками были созданы две подвижные маневренные группы. Одна группа включала 6, другая – 5 батарей среднего калибра, которые, учитывая опыт создания подобных групп в битве под Москвой, были обеспечены автомашинами и группами огневого прикрытия из личного состава, вооруженного автоматами и пулемётами. Такие усиленные группы действовали в полосах обороны армий, успешно отражая атаки пехоты и танков противника, и в случае необходимости быстро перебрасывались с одного участка на другой. Для борьбы с маловысотными целями и пикирующими самолетами группы имели зенитные орудия малого калибра и зенитные пулеметы.

Надо отметить, что успешно боролись с танками и пехотой не только орудия среднего, но и орудия малого калибра. Если 85-мм зенитная пушка уничтожала любой танк противника на предельной дальности, то малокалиберное 37-мм орудие, обладая высокой скорострельностью трассирующими бронебойными снарядами, хотя и не могло пробить лобовую броню танка, вело огонь по смотровым щелям, по гусеницам, по сочленениям башни с корпусом танка. Иначе говоря, эта пушка останавливала танки. А при стрельбе по пехоте она была очень эффективна: стрельба короткими очередями осколочными снарядами с взрывателем ударного действия – это давало большое количество осколков при встрече снаряда с любым препятствием. Не случайны большие потери пехоты противника от огня 37-мм зенитных пушек.


Для успешного решения задач по уничтожению танков противника зенитные дивизионы корпусного района ПВО и батареи наземной артиллерии фронтов установили единую сигнализацию открытия и прекращения огня, подготовили исходные данные для стрельбы по наземным целям, организовали взаимное огневое прикрытие и связь между командными пунктами.

 


В ходе оборонительных боев зенитные части корпусного района ПВО несли значительные потери личного состава и материальной части. Из оставшегося личного состава неоднократно создавались истребительные батальоны. Например, 8 октября из личного состава 748 зенитного артиллерийского полка, потерявшего в боях всю технику, был сформирован истребительный батальон четырёхротного состава: две стрелковые роты, одна рота автоматчиков и рота бронебойных ружей – всего 400 бойцов. Это всё, что осталось от полка!

И всё же, несмотря на практически непрерывную борьбу с наземными силами врага, зенитные артиллерийские и пулеметные части корпусного района ПВО, отражая налеты фашисткой авиации, прицельным (сопроводительным) огнем сбили 204 самолета, заградительным – 1, при стрельбе по пикирующим самолетам и штурмовикам – 165. Средний расход снарядов на один сбитый самолет зенитной артиллерией среднего калибра составил 700 снарядов, зенитной артиллерией малого калибра - 525 снарядов.

Опыт боев в Сталинграде показал нецелесообразность расположения зенитных пулеметов на крышах и площадках зданий: бомбометание в городе осуществлялось чаще всего с высот, недосягаемых для зенитно-пулеметного огня. Боевая работа расчетов была невозможна из-за густых клубов дыма и пламени горевших зданий. Более целесообразным оказалось применение зенитных пулеметов для прикрытия позиций зенитной артиллерии от пикирующих самолетов и пехоты противника, при размещении их на земле.

Аэростаты заграждения в облачную погоду днем не поднимались, поскольку истребители противника расстреливали их еще до достижения ими нижней кромки облаков. Ограничивали боевую работу расчетов, характерные для Поволжья, частые сильные и порывистые ветры. Заслуживает внимания эпизод, когда в ходе одной из многочисленных атак Люфтваффе командир Сталинградского корпуса ПВО был вынужден отдать приказ поднять аэростаты днем. Он хорошо понимал последствия, ибо аэростаты не были взаимно защищены огнем зенитной артиллерии, и немецкие самолеты их сжигали атаками с воздуха.  Что же заставило командира отдать такой приказ? А вот что.  Бой был затяжной, на батареях кончился боезапас. Нужно было ждать ~ 1,5 часа, так как его доставляли с другого берега Волги. Это ставило зенитную артиллерию под прямой прицельный удар бомбардировщиков, ибо без снарядов она – мишень для самолетов. Поэтому командир корпуса и пожертвовал аэростатами, выиграв время для доставки боеприпасов зенитной артиллерии, пока немецкие самолеты вели бой с аэростатами.

А бои шли  непрерывно. Фашисты остервенело, рвались к Волге, к переправам.

Утром 4 сентября на огневые позиции 12-й батареи 1087 зенитного артиллерийского полка, прикрывавшей переправу через Волгу у деревни Латошинка, двинулись фашистские танки, а с воздуха на нее обрушились пикирующие бомбардировщики. Командир батареи лейтенант          М. Баскаков приказал одновременно вести огонь по танкам и самолетам. Прямыми попаданиями было подожжено несколько танков, затем камнем упал на землю «Юнкерс». На батарею обрушился массированный огонь вражеских пушек и пулеметов. Бой продолжался весь день, Фашисты окружили батарею с трех сторон, а сзади открывался обрывистый берег Волги. Кончались боеприпасы, оставалось всего несколько бутылок с горючей жидкостью. Но зенитчики стояли насмерть. Следующий день оказался еще более напряженным. Неравный бой продолжался. Несколько раз немцы предлагали зенитчикам сдаться в плен. Но те, подпуская фашистов на близкое расстояние, расстреливали их в упор. А когда последний снаряд выпустили по атакующей пехоте, зенитчики сбросили свои пушки с обрыва в Волгу, и огнем из личного оружия продолжали вести бой. Но вот кончились и патроны. Тогда во главе к комбатом бойцы бросились на врага в рукопашную схватку. 43 отважных зенитчика остановили танки врага, отбили налеты фашистской авиации, отстояли берег от вражеской пехоты до подхода наших основных сил. И таких примеров – не один десяток.

Героически сражались с неприятелем батареи 1079 и 748 зенитных артиллерийских полков, которые в течение 13 сентября, когда немецко-фашистские войска начали штурм Сталинграда, активно поддерживали наши войска и одновременно отражали воздушные налеты.

14…16 сентября неприятель крупными силами вел наступление на южную и центральную части города в направлении на станцию Сталинград-2. Батареи 1079 и 748 полков вели упорные бои с наземным противником. С 25 по 29 сентября в ожесточенных боях 748 полк понес большие потери и по приказу командования корпусного района ПВО переправился на левый берег Волги.

В связи с осложнившейся к исходу сентября обстановкой указанием командующего войсками Сталинградского фронта перед Сталинградским корпусным районом ПВО были поставлены задачи: основными силами зенитной артиллерии оборонять переправы через Волгу в районе Сталинграда и южнее его, а также группировку артиллерии на левом берегу Волги; частью сил зенитной артиллерии оборонять с воздуха и поддерживать в борьбе с наземным противником основные силы 62-й армии, ведущие бои в городе; силами зенитной артиллерии, бронепоездами и истребителями 102 ИАД обеспечить прикрытие с воздуха железнодорожных участков Палласовка – Верблюжья и Баскунчак – Ахтуба.

В соответствии с этим приказом на главном участке обороны в Сталинграде, где сражались основные силы 62-й армии генерала Чуйкова, была поставлена зенитная артиллерийская группа подполковника Г. Ершова в составе 1087 зенитного артполка малого калибра, усиленного тремя батареями среднего калибра и ротой зенитных пулеметов. На других участках, а также на левом берегу для прикрытия переправ и группировки были поставлены силы и средства других пяти полков ЗА, а также отдельные зенитные артдивизионы и прожекторный полк.

Авторы: Игорь Докучаев, Юрий Пищиков, Андрей Куприянов

07.05.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Россия
  • Вторая мировая война