Стражи неба. Часть 4. Москва прифронтовая...

Версия для печати

Необходимо также рассказать и о том, как при отражении налетов действовали формирования местной ПВО, аварийно-восстановительная, противопожарная и другие службы, в чем заключалась задача истребительных батальонов.

В  годы войны органы советской власти и Московская партийная организация, которые работали в тесном контакте,  проводили огромную организующую работу. Председателем Моссовета в то время был  Пронин Василий Прохорович, а  Московскую партийную организацию возглавлял Щербаков Александр Сергеевич.   Под их руководством была построена для системы ПВО сеть командных пунктов и линий связи. Московская партийная организация направила в действующую армию, в том числе и в ПВО, половину своего состава (за первые 5 месяцев войны - 100 тысяч коммунистов и 260 тысяч комсомольцев). В течение нескольких дней в начале войны парторганизация города сформировала в Москве и области 87 истребительных батальонов (25 из них в Москве).  В чем же состояла их задача?


В первые месяцы войны немцы буквально наводняли Москву своими агентами. На  территории московской области высадились около 20 парашютных десантов врага – все они были ликвидированы истребительными батальонами.

 


Они патрулировали улицы совместно с органами милиции, отслеживали и ликвидировали вражеских агентов,  подававших световые сигналы для вражеской авиации. Задачей истребительных  батальонов была также охрана промышленных предприятий, мостов, электростанций и других важных объектов.  Около 50% состава их бойцов и командиров - коммунисты. Подчеркнем: в то время у коммунистов была только одна привилегия: первыми идти на фронт, первыми подниматься в атаку, организовывать партизанское движение и подпольную работу на временно оккупированной территории, а в нашем тылу - нести на себе огромную ношу ответственности и личного трудового примера при тяжелейшей работе по эвакуации предприятий промышленности на восток и скорейшему вводу их в строй. Коммунисты организовывали работу тыла, воспитывали в людях веру в нашу победу. Они вместе со всеми гражданами с честью выполнили эту и массу других задач. Это была напряженная и самоотверженная работа, люди отдавали себя полностью и без остатка,  у многих не выдерживало сердце.


Первый секретарь Московского городского комитета ВКП(б) А.С. Щербаков руководил в суровые военные годы московской партийной организацией, а с июля 1942 года он еще и возглавил ГЛАВПУРККА.   Он скончался от обширного инфаркта 10 Мая 1945 года в возрасте 43 лет.     

 


13 октября 1941 г. на собрании актива Московской парторганизации в принятом решении, в частности,  говорилось следующее:

"…партийный актив требует от всех коммунистов соблюдения железной дисциплины, решительной борьбы с малейшими проявлениями паники, беспощадной борьбы с трусами, дезертирами, шептунами".

20 октября 1941 г. вводится осадное положение в Москве и в соответствующем постановлении ГКО сказано:

"…нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте".  

Как выполнялось это постановление?   Вот несколько примеров.

За время обороны Москвы по декабрь 1941 года было расстреляно на месте 13 нарушителей, а по приговору военного трибунала - 887.  О чем говорят эти цифры?  Очевидно, о том, что подобные люди, как правило, задерживались и патрулями, и бойцами истребительных батальонов, и населением, и органами НКВД.  Кто были эти нарушители? Это - бандиты и грабители, крупные расхитители социалистической собственности, мародеры, диверсанты, распространители слухов и тому подобные элементы. Мародеры, кстати,  орудовали, в основном, во время воздушных тревог. Все защитники Москвы действовали тогда как единый организм.


Несмотря на то, что в то время враг наводнял Москву агентурой и диверсантами, порядок в Москве был обеспечен. Четко и эффективно действовала комендантско - патрульная служба и милиция.

 

 


Решительность при проведении этих мер объясняется не только суровой необходимостью военного времени и осадного положения; не только тем, что враг забрасывал в Москву пачками агентов Абвера: диверсантов и шпионов, провокаторов и паникёров; не только тем, что в 1941 году подняли голову все антисоветские элементы (как скрытые, так и явные). Эти элементы решили, что пришло их время свести счёты с советской властью. Эта решительность объясняется главным образом тем, что Советская власть, партия и народ действовали как единый организм, объединенный общей социалистической, патриотической идеей и моралью. Все работали под лозунгами: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами! и "Всё для фронта, всё для победы". Советская власть чувствовала за своей спиной мощную поддержку подавляющего большинства народа.


Хорошо была организована светомаскировка в городе,  на крышах зданий дежурили бойцы подразделений местной ПВО,  боровшиеся с зажигательными  бомбами и пожарами (эти подразделения  формировались, в основном, из местного населения, причем, брали только добровольцев). В составе этих подразделений было немало женщин и подростков.

 

 


После разгрома вермахта под Москвой в 1942 году и окончательного срыва воздушной операции Люфтваффе значительная часть красноармейцев-мужчин из боевых расчетов ПВО Московского корпусного района была направлена на пополнение и укрепление артиллерийских, минометных и стрелковых частей сухопутных войск, которые значительно поредели за счет потерь. Кроме того, уже к этому времени в войска стало поступать вооружение, производимое эвакуированными заводами, формировались новые части. Стали поступать на вооружение новые отечественные РЛС РУС-2 с дальностью обнаружения самолетов до 250 км.  Потребовались опытные, обстрелянные и квалифицированные командиры расчетов, наводчики, артиллерийские наблюдатели и корректировщики огня наземной артиллерии, операторы радиолокационных станций  и другие военные специальности. Надо подчеркнуть при этом, что более всего этим требованиям отвечали боевые расчеты средств ПВО. Эти расчеты были хорошо слажены и обстреляны, их охотно брали командиры частей сухопутных войск, где они зарекомендовали себя самым наилучшим образом – об этом мы уже рассказали выше. В связи с этим в апреле 1942 года ЦК ВЛКСМ обратился с призывом к девушкам заменить мужчин, ушедших на фронт.


 20 тысяч девушек Москвы откликнулись на этот призыв. Девушки пришли в состав подразделений аэростатов заграждения,  прожекторных установок, приборов управления артиллерийским зенитным  огнем, постов ВНОС, в орудийные расчеты зенитной артиллерии малого калибра и пулеметов.

 


Они были также в составе истребительных батальонов (эти события отражены в фильме Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие). Конечно же, они были и в составе формирований местной ПВО, связисты, медики, спасатели. Представьте себе на минуту, какому огромному риску подвергал себя боец подразделения местной ПВО, находившийся на крыше здания во время авиационного налета и бомбежки (их иногда сбрасывало с крыш взрывной волной). Тяжелая им досталась доля, но они стойко переносили все тяготы и военной службы, и войны. 

Быстро и организованно устранялись последствия бомбежек. Аварийно-восстановительной службой руководил заместитель председателя исполкома Моссовета Михаил Алексеевич Яснов.  Немцы бросали на Москву не только фугасные бомбы, но и огромное количество зажигательных бомб, стремясь вызвать массовые пожары. Они рассчитывали на то, что Москва, имевшая в то время, в основном, деревянные постройки, заполыхает как свеча. Однако этого не случилось благодаря самоотверженной работе всех служб города, населения и местной ПВО.

При Моссовете была организована служба маскировки, куда вошли архитекторы и художники, под руководством главного архитектора Москвы Д.Н. Чечулина.


Замаскирован был Кремль, мавзолей В.И. Ленина, Большой театр, Центральный телеграф, военные объекты и предприятия,  нефтехранилища, электростанции, городские мосты и вокзалы, водопроводные станции и многое другое.

 

 

 


Нелегко, например, было замаскировать ГРЭС №1 на  Раушской набережной (находится она напротив гостиницы «Россия», недалеко от Кремля). На нее упало 27 фугасных и 500 зажигательных бомб.

Для введения в заблуждение авиации противника на подступах к Москве были построены около 30 ложных объектов, которые приняли на себя 687 фугасных и многие тысячи зажигательных бомб, которые предназначались для Москвы.

Дети и подростки активно помогали взрослым: они заполняли песком мешки и противопожарные ящики, наливали воду в бочки, активно участвовали в борьбе с зажигательными бомбами. Сотни и сотни зажигалок были потушены детьми и подростками: это были ребята 12…15 лет. Известно немало случаев, когда дети этого возраста помогали разоблачать немецких шпионов и диверсантов. Во время второго воздушного налета, 22 июля 1941 года, при обезвреживании крупной зажигательной бомбы с «сюрпризом», погиб 14-летний школьник по имени Казимир, житель района Преображенки. На похороны Казимира пришло более тысячи жителей тогдашнего Сокольнического района. К сожалению, нам не удалось выяснить фамилию этого мальчика. 

Бомбардировала немецкая авиация и наш Сокольнический район. Падали бомбы в районе Потешной улицы и Яузского моста, и на Суворовской улице, и на Открытом шоссе, и в Богородском.  Немецкие летчики метили в предприятия, производившие военную продукцию. Это был, в частности, и 37 танкоремонтный завод (на бывшей территории этого завода находится сейчас НИИ дальней радиосвязи), и предприятие «Геофизика» на Стромынке и др.

Вообще, очень хорошо описывает тогдашнюю ситуацию в Москве стихотворение советского поэта, участника В.О.В.  Николая Старшинова «Прожектор блуждал во мраке».

 Оно отражает настроения москвичей в то незабываемое время.


         Поспать бы еще немного…

         Но слышали москвичи:

         Звучала в ночи тревога,

                                          Зенитки били в ночи.

                       

                                           И нас ослепляли вспышки…

                                           И, на подъем легки,

                                           Московских дворов

                                           Мальчишки лезли на чердаки.

                       

                                           Прожектор блуждал во мраке,

                                           Обшаривая небосвод.

                                           Пикировал на бараки

                                           Вражеский самолет.     

                 

                                           И если его в потемках

                                           Ловили прожектора,

                                           От нашенских криков громких

                                           Воздух дрожал – «Ура!».

 

                                           Он падал и за собою

                                           Протягивал дымный след…

                                            И нечего ждать отбоя,

                                           Пока не придет рассвет.


 

Особо следует сказать о значении Московского метрополитена во время войны. Метро не только важнейшая транспортная артерия города, но и надёжное бомбоубежище, спасшее во время войны жизни сотен и сотен тысяч москвичей и, прежде всего, детей и женщин (всего в защитных сооружениях Москвы можно было укрыть 1 млн.600 тыс. человек). Многие торжественные мероприятия проводились на крупнейших станциях метро (прежде всего - на станции "Маяковская"). В метро работали библиотеки и другие культурно-просветительские учреждения.

Авторы: Игорь Докучаев, Юрий Пищиков, Андрей Куприянов

   

30.04.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Россия
  • Вторая мировая война