Стражи неба. Часть 10. Меж Орлом и Харьковом…

Версия для печати

Обстановка, сложившаяся весной 1943 года, в целом была благоприятной для Советских Вооруженных сил. После зимних ожесточенных сражений на советско-германском фронте наступило относительное затишье. Обе воюющие стороны готовились к очередным решительным битвам. Немецко-фашистская армия стремилась к новому захвату стратегической инициативы и к реваншу за Сталинград, а Красная Армия – к разгрому и изгнанию оккупантов с советской земли. Для достижения поставленных перед собой задач обе воюющие стороны напрягали огромные усилия для укрепления и совершенствования  занимаемых позиций на фронте, расширения производства и повышения качественных характеристик вооружения и боевой техники.

Именно тогда, ранней весной, по данным всех видов разведки стали проявляться признаки того, что главные сражения развернутся в районе Курского выступа.


После поражения зимой 1942…1943 годов враг, понеся огромные потери, лишился на юге всех территориальных завоеваний лета 1942 года. Кроме того, советские войска прорвали блокаду Ленинграда, освободили район Великих Лук, с боями продвинулись на 500…600 километров, вышли на подступы к Ростову, Таганрогскому заливу, подошли к Ейску и Краснодару. Была освобождена большая часть Северного Кавказа.


В зимней кампании Красная Армия разгромила более 100 дивизий врага, что составляло до 40% всех его дивизий на советско-германском фронте. Общие безвозвратные потери в живой силе с 1 июля 1942 года по 30 июня 1943 года, по данным генерального штаба сухопутных войск Германии, составили 1.350.000 человек. Бывший генерал-инспектор бронетанковых войск Германии генерал-лейтенант Г. Гудериан 9 марта 1943 года писал:


«К сожалению, в настоящее время у нас нет ни одной полностью боеспособной танковой дивизии».

 

 


В странах-союзницах Германии усилилось недовольство войной, а особенно – неуверенность в её благоприятном исходе.

Чтобы поднять моральное состояние вермахта и немецкого народа, восстановить военный и политический престиж Германии, укрепить фашистский блок, гитлеровцы решили провести на Восточном фронте большое летнее наступление. Они не без оснований считали, что переход к обороне в стратегических масштабах будет означать признание военного поражения Германии. Гитлеровские генералы всё ещё надеялись разгромить наши главные силы и тем самым добиться изменения хода войны в свою пользу.

С наступлением весны 1943 года Германия и её союзники начали сосредоточение войск и техники в  районе Курского выступа. Для того чтобы восстановить людские потери и восстановить многочисленные разбитые дивизии, Гитлер был вынужден объявить тотальную мобилизацию мужчин в возрасте от 16 до 60 лет. Кроме того, было разбронировано и призвано в армию около 1 млн. высококвалифицированных рабочих. Для работы в промышленности и сельском хозяйстве насильно привлекалось более 7 млн. иностранных рабочих и военнопленных.

В результате всех этих и других мероприятий фашистским руководителям удалось пополнить войска живой силой, увеличить производство тяжелых танков, орудий и минометов в два раза, самолетов – в 1,7 раза по сравнению с 1942 годом. Общая численность немецких войск к лету 1943 года стала ориентировочно такой же, как и осенью 1942 года.


На Восточном фронте из имеющихся 294 дивизий находилось 195, то есть на 42 дивизии больше, чем 22 июня 1941 года. Сателлиты выставили 32 дивизии и 8 бригад. Однако их боевая выучка и стойкость были уже не такими, как в начале войны.

 

 


Но всё же, и главным образом, именно отсутствие второго фронта в Европе позволило гитлеровскому командованию сосредоточить на советско-германском фронте свои главные силы из числа наиболее боеспособных соединений.

Для своего летнего наступления немецко-фашистское командование, как и предполагалось, избрало Курский выступ, который был образован в ходе зимней кампании и находился между городами Орел и Харьков, и который вошел в историю под названием «Курской дуги». Линия фронта здесь была выгнута в сторону гитлеровских войск. К северу и к югу от неё имелись Орловский и Белгородско-Харьковский выступы, обращённые в нашу сторону. В них обоих и видело вражеское командование трамплины для наступления по сходящимся к Курску направлениям. В первой половине апреля план наступательной операции немцев под кодовым названием «Цитадель» был готов.


Готовя Красную Армию к летней кампании, Государственный Комитет Обороны, Ставка и Генеральный           штаб весной 1943 года развернули большую работу на фронте и в тылу для создания условий решительного разгрома оккупантов. Особое внимание ГКО и ЦК ВКП(б) было сосредоточено на производстве самолетов, танков и самоходной артиллерии.

 


К лету 1943 года, кроме отдельных танковых и механизированных корпусов, были сформированы и полностью укомплектованы пять танковых армий, имевших в своем составе, как правило, два танковых и один механизированный корпус. Кроме того, для обеспечения прорыва обороны противника и усиления армий были созданы 18 тяжелых танковых полков.

Проводилась большая работа по усилению ВВС. К лету 1943 года почти вся авиация была перевооружена на новую материальную часть (самолеты ЛА-5, ЯК-9, ПЕ-2, ТУ-2, ИЛ-4 и другие новые типы). Было сформировано 8 авиакорпусов дальнего действия. Каждый фронт имел свою воздушную армию (700…800 самолетов).

Формировались новые артиллерийские соединения, вооруженные новыми и более качественными типами орудий. Были созданы соединения резерва Верховного Главнокомандования для организации более высоких плотностей огня на главных направлениях ударов. Большое количество артиллерийских систем было переведено на механизированную тягу.   Тыл Красной Армии получил многие десятки новых автомобильных батальонов.

В различных учебных центрах обучались и переподготавливались сотни тысяч бойцов и командиров. На 1 июля 1943 года в резерве Ставки было несколько общевойсковых, две танковые и одна воздушная армия.

Замысел советского командования заключался в организации и создании на данном участке советско-германского фронта глубокой устойчивой преднамеренной обороны Центрального, Воронежского и частично Степного фронтов, с целью отразить наступление врага, обескровить его, «выбить» у него танки и нанести серьезный ущерб его ударной и поддерживающей сухопутные войска авиации. То есть, завоевать господство в воздухе. Затем, перейдя в контрнаступление, нанести решительное поражение главным группировкам немецких войск на северном и южном фасах Курского выступа.

Этот глубоко проработанный и реализованный замысел стал большим и обоснованным вкладом в советскую военную науку и военное искусство, ибо наши войска переходили к обороне не вынужденно, не из-за недостатка сил и средств, как это было в начальный период войны, а именно преднамеренно, располагая превосходящими силами: по личному составу – 1,4:1; по танкам и САУ – 1,2:1; по самолетам – 1,2:1; по орудиям и минометам (без реактивной и зенитной артиллерии) – 1,9:1.


Построение обороны под Курском в стратегическом и оперативно-тактическом отношении являло собой непревзойденный образец, который уверенно можно назвать классическим. Общая глубина обороны Центрального и Воронежского фронтов доходила до 150…190 км, а с учетом Степного фронта – до 250…300 км. В её основу была заложена возможность отразить массированные атаки танков противника, то есть оборона была, прежде всего, противотанковой.


Впервые с начала войны, на всю глубину обороны боевые порядки войск были обеспечены организованным и достаточно эффективным противовоздушным прикрытием. В единой системе ПВО от ударов с воздуха были прикрыты также важные объекты инфраструктуры в тылу фронтов и железнодорожные коммуникации, по которым осуществлялись поставки в войска людей, техники, боеприпасов и другого необходимого имущества и грузов. В целом, свыше 60% боевых порядков войск и объектов обороны были надежно прикрыты средствами ПВО.

Серьезным вкладом в военное искусство следует считать приобретённый в Московской битве опыт организации противовоздушной обороны важнейших прифронтовых объектов, железнодорожных и других коммуникаций стратегического и оперативного значения.  Наращивание этого опыта было весьма значительным и в Сталинградской битве, когда Красная Армия  практически бесперебойно получала Кавказские нефтепродукты по водной магистрали – по Волге и единственной железной дороге, в 40 км восточнее Волги.

На базе этого опыта, в целях совершенствования боевого управления силами и средствами ПВО, были произведены серьёзные структурные преобразования:


созданный приказом НКО СССР от 5 апреля 1942 года Московский фронт ПВО Постановлением ГКО от 29 июня 1943 года переформирован в Западный фронт ПВО, с вхождением в него всех сил и средств противовоздушной обороны, действовавших в районе Курского выступа. Командовал фронтом генерал-лейтенант М.С. Громадин.

 

 


Приказом НКО СССР от 21 мая 1943 года начато формирование зенитно-артиллерийских, зенитно-пулеметных, прожекторных дивизий, дивизий аэростатов заграждения и ВНОС ПВО страны.

Для противовоздушной обороны сухопутных войск были усилены штатные и приданные зенитно-артиллерийские части. В войсковой ПВО формировались зенитно-артиллерийские дивизии четырехполкового состава: три полка зенитной артиллерии  малого калибра (37-мм орудия) и один полк зенитной артиллерии  среднего калибра – 85-мм пушки.

Зенитно-артиллерийские дивизии ПВО страны состояли, в основном, из полков среднего  калибра. Все полки были пятибатарейного состава по четыре орудия в батарее.

Эта структурная реорганизация имела целью не только количественное увеличение огневых средств противовоздушной обороны войск и объектов. Тактически грамотное размещение позиционных районов зенитных артиллерийских и пулеметных подразделений обеспечивало двух – четырехэшелонное построение боевых порядков батарей и рот из состава каждой дивизии, а организованное взаимодействие огневых сил и средств различных калибров создавало многослойную систему огня по высотам: пулеметные установки – от 10 до 2400 метров; 37-мм автоматические зенитные пушки – от 50 до 6500 метров, 85-мм зенитные орудия – от 100 до 10250 метров. При этом эшелонированные боевые порядки зенитной артиллерии среднего калибра обеспечивали среднюю плотность огня 50…70 разрывов, а на наиболее ответственных направлениях – 80…100 разрывов снарядов на 1 км движения цели в пределах глубины полосы боевой ответственности зенитно-артиллерийских дивизий, полков и отдельных дивизионов. Огонь велся, в основном, по данным станций орудийной наводки - СОН-2. Применение радиолокационных станций орудийной наводки было в то время крупным шагом в техническом оснащении зенитной артиллерии средствами управления огнем.

В непосредственном позиционном соприкосновении и огневом взаимодействии с соединениями и частями войсковой ПВО по решению Ставки находились силы и средства Ряжско-Тамбовского, Воронежско-Борисоглебского, Харьковского и Тульского дивизионных районов ПВО страны, на которые возлагалась боевая задача противовоздушной обороны железнодорожных магистралей и объектов тактического и оперативного значения.


 В их составе находились 547 орудий среднего, 217 орудий малого калибра, 558 зенитных пулеметов и 125 зенитных прожекторов. Из них около 70% орудий среднего, 50% орудий малого калибра, 45% зенитных пулеметов и все прожекторные станции находились на обороне железнодорожных узлов, станций и мостов.

 

 


Значительная часть зенитных средств была выделена в состав маневренных групп для временного прикрытия станций погрузки и выгрузки войск. Эти группы скрытно, ночью, по разработанному заранее плану, графику, перемещались от объекта к объекту прикрытия.

Противовоздушная оборона эшелонов на перегонах осуществлялась группами, которые состояли из зенитных пулеметных и пушечных взводов, выделенных из состава соединений и частей дивизионных районов ПВО территории страны. Более мощные группы для прикрытия эшелонов с особо важными грузами включали в свой состав зенитные бронепоезда, которых в районе Курска было около 40 единиц. Они, кроме того, усиливали прикрытие больших войсковых колонн на марше, осуществляли внезапные боевые действия по авиации противника из засад.


Многие из москвичей знают, что несколько бронепоездов, в том числе и зенитных, были произведены на Мытищинском вагоностроительном заводе под названием «Московский метрополитен» и отправлены на фронт, в район Курско-Орловской дуги.

 

 


Сказанное свидетельствует о том, что преднамеренная оборона перед началом Курской битвы была организована и осуществлена не только как противотанковая, но и как противосамолетная.

Авторы: Игорь Докучаев, Юрий Пищиков, Андрей Куприянов

18.05.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Россия
  • Европа
  • Вторая мировая война