Региональные СО и растущая роль отдельных держав в Арктике

Версия для печати

… правительства ведущих стран мира не перестают ввязываться в международные конфликты без предварительного анализа собственных интересов и просчета возможных последствий своих действий [1]

А. Сушенцов, доцент МГИМО(У)  

 

… Приполярье, Заполярье дают … 20 процентов ВВП и доходов …, при этом здесь проживает менее полпроцента населения страны [2]

А.  Кокошин, академик

 

Так и хочется сказать, прочитав А. Сушенцова, что правительства «ведущих стран» – дураки, которые не имеют ни осознанной политики, ни понимания национальных интересов. Наверное, это не совсем так и примивитизирует ситуацию.

Можно говорить о растущей региональной роли как великих держав, так и отдельных стран, чье влияние до недавнего времени по большому счету не замечалось. Эта тенденция хорошо видна на примере изменения политики отдельных стран в Арктике и прилегающих регионах.

Очевидно, что изменение соотношения сил в мире и появление новых центров силы неизбежно приведет к усилению их внешнеполитической и военно-политической активности. Это – аксиома, с которой придется считаться и которая лежит в основе анализа региональных стратегий и сценариев СО. Конечно, многое будет зависеть от темпов изменения соотношения сил и развития этих центров силы. Если говорить, например, о КНР, то и масштабы, и темпы будут не просто большими, а радикальными. Соответственно и влияние на внешнюю и военную политику КНР эти изменения окажут не менее радикальные.

[3]

 

[4]

 

Из сравнения двух диаграмм хорошо, например, видно, что период с 2005 по 2070 годы в развитии КНР будет характеризоваться резким усилением внешнеполитической активности и военной деятельности, основанных на национальной системе ценностей и интересах.

По мере девальвации военно-стратегического равновесия все большую роль начинают играть уже не только великие ядерные державы, но и государства, способные обеспечить себе определенные позиции с точки зрения возможностей коалиционной и даже национальной военной стратегии, в которой используются высокоточные неядерные вооружения и военная техника (ВиВТ). Так, проблемы с безопасностью России возникают не только с западного, южного и восточного, но и северного направлений.

Прежде всего речь идет о создании стратегической угрозы для России с арктического направления. Еще в самом начале первого десятилетия XXI века И. Капитанец прогнозировал, что ко второму десятилетию США будут обладать потенциалом для нанесения удара по России из Арктики [5]. С высокой вероятностью можно предположить, что США планируют разместить у арктического побережья России четыре ударных группировки ПЛА (УГ ПЛА):

Первая – в Баренцевом море – из трех ПЛА типа SSN-774 и двух ПЛА типа SSN-688.1;

Вторая – в Карском море – из двух ПЛА типа SSN-774 и одной ПЛА типа SSGN-726;

Третья – в западной части моря Лаптевых – из двух ПЛА – типа SSN-774 и одной ПЛА типа SSGN-726;

Четвертая – в восточной части моря Лаптевых или в западной части Восточно-Сибирского моря – из двух ПЛА типа SSN-774 и одной ПЛА типа SSGN-726.

Таким образом, с северного арктического направления планируется произвести обстрел целей, как показано ниже:

– первая УГ ПЛА – по северной европейской части России и Уралу – до 60 КР;

– вторая – четвертая УГ ПЛА – по территории Центральной Сибири и Уралу – до 534 КР.

В настоящее время РФ не располагает ПЛС, способными контролировать обстановку и вести активные противолодочные действия в районах Карского, Восточно-Сибирского морей и моря Лаптевых.

– Подводные лодки, находящиеся на маршрутах осевого патрулирования, занимают огневые позиции для стрельбы по назначенным целям;

– Подводные лодки типа SSGN-726, находившиеся в районах ожидания, развертываются в районы назначенных огневых позиций. 4–6 субмарин обеспечивают боевую устойчивость ударных ПЛА SSGN-726 на маршрутах развертывания в районы огневых позиций. Они же как силы обеспечения боевой устойчивости подводных лодок SSGN-726 проводят действия по недопущению российских ПЛС в районы нахождения ПЛА.

– Создаются «ложные районы боевых действий ПЛА» для отвлечения российских ПЛС. В этих районах имитируется работа радиопередающих устройств ПЛА, их шумов с помощью имитаторов ПЛ, проводятся демонстративные действия специально выделенных сил.

– С получением докладов об установлении слежения за каждой российской ПЛ, занятии огневых позиций, может быть принято решение на уничтожение отслеженных российских ПЛ и, прежде всего, РПК СН.

В сентябре 2012 года в Норвегии прошла встреча представителей военных ведомств североевропейских государств – Норвегии, Финляндии Дании, Швеции и Исландии, – на которой обсуждались вопросы военной интеграции, совместной военной политики и оценки потенциальных угроз.

При этом, как оказывается, у всех этих стран есть «проблемы» в отношениях с Россией. В 2011 году, например, по оценке экспертов, «после принятия Россией проекта по освоению архипелага Шпицберген и начала его реализации, из Осло послышались слова протеста. Именно тогда впервые тема арктической безопасности приобрела резкие черты. Очевидно, что норвежские власти решили просто окончательно прибрать Шпицберген к рукам, а потому российский проект явно в их планы не вписывался. Более того, использовать его в военных целях.

«Запад принялся за милитаризацию Арктики в попытке установить контроль над ценными ресурсами региона, а НАТО усиливает экспансию в этом регионе. Такое мнение в интервью „Голосу России“ высказала вице-председатель Шведского совета мира и член наблюдательного совета Глобальной сети против оружия и ядерных испытаний в космосе Агнета Норберг. Она, в частности, заявила, что „правительство Норвегии разрешило США разместить там радарные установки: в сочетании со спутниками они используются для ведения войны. Это совершенно новые способы ведения современных войн“» [6].

4-4

С другой стороны, все остальные радарные установки используются для навигации военных самолетов и информирования пилотов о цели бомбардировок. Если посмотреть на карту, то она вся покрыта американскими радиолокационными установками. Получается, с одной стороны, у тебя есть система ПРО, которая может быть использована в оборонительных целях, а с другой стороны, может быть использована в качестве наступательного вооружения. И один из радаров этой системы ПРО установлен вблизи границ России в норвежском Вардё.

«Я была удивлена, – продолжает известный общественный деятель, – когда русские эксперты, приехавшие на семинар по Арктике, который мы устраивали в Стокгольме в октябре, не согласились, что ситуация в регионе довольно опасная. Единственный, кто со мной согласился, был Борд Вормдал, журналист, который написал книгу „Спутниковая война“. Мне кажется, что это все из-за неосведомленности об установках вблизи границ России. А это достаточно опасно» [7].

4-5

Самостоятельно Норвегия на антироссийские действия вряд ли решится, поэтому сегодня для нее важно собрать своеобразную команду «единомышленников», которые под лозунгами арктической безопасности могут продавить инициативу об отмене положения о равноправной экономической деятельности на Шпицбергене [8]. Особенно актуальными в этой связи становятся проблемы, связанные с Арктикой.

«Финляндия, – отмечают эксперты, – несмотря на достаточно внешнее политическое спокойствие, устами правых сил заявляет, что пора бы поднять вопрос о статусе Карелии. И хотя здесь до Арктики далековато, но так кто же, в конце концов, будет измерять расстояние от Петрозаводска до арктических льдов с помощью линейки на географической карте. Главное – создать прецедент, а там уже погромче обозначить свою обеспокоенность» [9].

Казалось бы, что у других стран северной пятерки к России нет больших претензий, но это на самом деле не так. Если рассматривать Швецию, то оказывается, что после российско-грузинского военного конфликта шведские власти очень активно заявляли о российской «агрессии в Грузии» и о том, что эта агрессия угрожает Западу, косвенно призывая к активным действиям по нейтрализации российской «угрозы». Мало того, нейтральная Швеция все активнее заявляет о том, что видит свое дальнейшее развитие при активном сотрудничестве с НАТО.

К Дании у официальных российских властей тоже есть свои вопросы. Взять хотя бы проведение в этой стране так называемого Мирового чеченского конгресса, на котором собралась вся террористическая «малина», представители которой были в свое время объявлены в международный розыск. Даже Исландия не является страной, нахождение которой в этом своеобразном списке союзников по борьбе с фантасмагоричной арктической опасностью вызывает много вопросов» [10].

Создание Соединенными Штатами региональных систем ПРО в Европе, Северной Америке, на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии неизбежно приводит к выводу, что в конечном счете создается глобальная система ПРО, способная гарантировать защиту не только собственной территории страны и их союзников, но и вооруженных сил НАТО и других стран, размещенных на различных ТВД по всему миру. В случае использования Соединенными Штатами военной силы в любой ее форме такая возможность, безусловно, гарантирует им безопасность и способность понизить «ядерный порог» до приемлемого уровня.

Наибольшую угрозу безопасности нашей стране здесь и сейчас представляют реально проводимые в рамках геополитической операции системно-сетевые операции с применением технических систем на новых физических принципах. Концепция таковых была разработана и запущена ещё десять лет тому назад, получив название «операция на основе эффектов». Суть ее – скрытая дестабилизация шести определяющих подсистем национального развития и обороноспособности РФ: политической, военной, экономической, социальной, инфраструктурной, информационной. Л. Ивашов привёл факты и примеры, раскрывая формы и методы проводимой дестабилизации, принципы действия новых комплексов вооружений.

Заслуживает внимания предложенная президентом Академии геополитических проблем концепция о России как мировом центре, ядре консолидации «традиционных цивилизаций» на пути строительства многополярного мира. Россия заинтересована и будет стремиться к формированию Евразийского союза на основе Шанхайской организации как нового качества развития мирового сообщества, развивать отношения со странами БРИКС, используя другие возможности. Для России в её нынешнем состоянии мирное решение проблем Арктики является лучшим исходом. Однако такой подход возможен только в случае реальной способности защитить свои национальные интересы. Возникает потребность в разработке собственных операций, объединенных единой целью и замыслом, – подчеркнул Л. Ивашов. В сфере политико-дипломатической – это создание коалиции государств, готовых участвовать вместе с Россией в освоении и защите арктических ресурсов и Северного морского пути. Важной внутриполитической задачей является разграничение и законодательное закрепление за субъектами РФ северных территорий, включая шельфы и арктические пространства; вовлечение экономик субъектов в процесс освоения арктических ресурсов; образование единого центра управления (министерства) северными территориями [11].

Были также конкретно обозначены военно-стратегические и военно- технические задачи.

ЕвроАзиатСоюз [12]

От Великобритании до Сингапура:
как мир делит шкуру «арктического» медведя

Достигнутый полярными странами (Россия, Канада, США, Норвегия, Исландия, Швеция, Дания, Финляндия) статус-кво отчасти сковывает их инициативу и не позволяет принимать односторонних шагов. Однако институт «стран-наблюдателей» в Арктическом совете сегодня может использоваться геополитическими центрами для усиления борьбы в Арктическом регионе. К такому выводу пришли эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов, проанализировав позиции и мотивы деятельности стран-наблюдателей Арктического совета. Корреспондент ИА REGNUM ознакомился с докладом.

На сегодняшний день к странам-наблюдателям при Арктическом совете относятся Великобритания, Германия, Индия, Испания, Италия, Китай, Нидерланды, Польша, Сингапур, Франция, Южная Корея и Япония. Эти страны, имея собственные амбиции и устремления в регионе, формально не обладают правом голоса по арктическим вопросам, однако вполне могут способствовать ведущим игрокам в борьбе за отстаивание их интересов; на это и делается ставка, отмечается в докладе.

По мнению экспертов, из восьми арктических стран наибольшее внимание потенциалу стран-наблюдателей уделяет Норвегия. Эта страна ведет активный диалог с такими государствами, как Сингапур, Китай, Южная Корея, пытаясь привлечь их к решению в том числе и ряда вопросов в собственных интересах.

Сингапур рассчитывает получить результат от «продажи» собственных достижений иным участникам арктической гонки. Именно поэтому Сингапур сегодня является выгодным союзником для многих иных арктических государств. Прежде всего, интересует опыт и признание данной страны в международном морском праве. Существенными также являются опыт и достижения Сингапура в создании, управлении и развитии морской и прибрежной инфраструктуры, а также в судостроении, пришли к выводу исследователи Центра стратегических оценок и прогнозов.

Южная Корея среди стран-наблюдателей является одним из наиболее активных игроков в арктических вопросах, считают авторы исследования. С точки зрения Сеула, развитие Северного морского пути позволит стране не только увеличить производство кораблей арктического класса, но и приумножить товарооборот корейских портов с портами в Западной Европе. Эксперты отмечают, что Сеул в арктической политике делает ставку на сотрудничество с полярными государствами. «Наиболее близкие отношения складываются у Сеула с Россией», – говорится в докладе.

Мотивы поведения Китая в решении арктических вопросов исходят из тезиса о том, что проблемы Арктики носят не региональный, а глобальный характер. «Подразумевается, что если решения, принятые при обсуждении арктических проблем, имеют глобальные последствия, то Китай как растущая мировая держава должен иметь право голоса в них», – объясняют эксперты. Опираясь на анализ дипломатических шагов Поднебесной в течение последних 30 лет, исследователи также предполагают, что прагматические соображения будут основными факторами политики Китая в Арктике. Сегодня, согласно докладу, для защиты своих интересов в Арктике Китай сосредотачивает усилия в достижении ряда целей. Во-первых, получить более глубокое представление об отрицательных последствиях того, как изменение климата в Арктике будет влиять на окружающую среду в Китае, его климатические условия и сельское хозяйство. Во-вторых, обеспечить свое участие в Арктическом совете, чтобы постепенно усиливать влияние на принятие решений, касающихся правления в Арктике. В-третьих, одной из стратегических целей Китая, отмечается в исследовании, является обеспечение безопасности маршрутов поставки в страну стратегического сырья от возможного воздействия на них со стороны ВМС США. В целом Поднебесная уже устойчиво интегрирована в систему решения арктических проблем: начиная от экологии, заканчивая экономикой. «Расширяя инвестиционные проекты в арктических государствах, Китай закладывает основу своего влияния в регионе. Уже сегодня через ряд крупных проектов Китай сформировал основу для выстраивания механизмов экономического давления на страны региона с целью обеспечения собственных интересов в Арктике», – резюмируют эксперты.

Есть свои интересы в северных широтах и у Страны восходящего солнца. Для Японии, как и для Сингапура, Арктика является площадкой, на которой могут найти место японские инновации и технологии. Немалую экономическую привлекательность для японцев имеет Северный морской путь: его использование увеличит товаропоток между японскими и западноевропейскими портами, а также обеспечит Японии первенство в судостроении. «Россия рассматривается японским правительством как один из главных партнеров в освоении ресурсов Арктики и судоходства по Северному морскому пути», – утверждают авторы исследования. Несмотря на это, эксперты делают замечание о том, что перспектива круглогодичного плавания по СМП увеличивает ценность Курил (порты, складская инфраструктура, объекты систем безопасности и т.д.), что придаст новый импульс спорам вокруг островов. Эксперты отмечают, что российско-японские отношения в Арктическом регионе носят коммерческий характер. В вопросах же безопасности Япония однозначно будет сотрудничать с Вашингтоном.

Что касается Индии, то она также заинтересована в участии в делах Арктического региона. Будучи гораздо более стесненной в финансах (12 млн долл. на изучение Арктики в течение следующих пяти лет), тем не менее Индия имеет ряд векторов в своей арктической политике. Согласно докладу, прежде всего, индийцы заинтересованы в Арктике коммерчески (освоение углеводородных запасов и участие в развитии Севморпути) и в вопросах экологической безопасности (возможная зависимость интенсивности муссонов в Индии от климатических изменений в Арктике). Стратегические партнеры Индии, согласно исследованию, Россия (в экономической сфере) и Норвегия (в научной).

Свои арктические пасьянсы раскладывают и российские соседи с Запада. Прежде всего, стоит обратить внимание на Великобританию как привратника Северного морского пути. Анализируя предпринимаемые Великобританией шаги в арктическом вопросе, исследователи Центра стратегических оценок и прогнозов предположили, что политика Лондона в отношении Арктики будет состоять из трех направлений. Во-первых, Великобритания будет выстраивать непосредственный диалог с США с целью разделить «на двоих» контроль над Севморпутем (Лондон со стороны Северной Атлантики, Вашингтон – с севера Тихого океана). «Соединенное Королевство как „стратегический привратник“ в Северной Атлантике и основа атлантического доминирования в Европе идеально подходит в качестве „ключевого государства“ в наступающей новой геополитической игре», – считают авторы доклада. Во-вторых, Лондон, опираясь на собственный имперский опыт, будет инициировать политику не напрямую, а с использованием потенциала Британского Содружества наций (4 страны-наблюдателя из 12 – Канада, Великобритания, Индия, Сингапур входят в Содружество). И, в-третьих, для координации собственной политики в Арктике Британия будет использовать третьи страны. Прежде всего – это Польша. Учитывая польскую активность в арктических вопросах в последние годы, а также исторические взаимоотношения Польши и Великобритании, можно предполагать, согласно экспертам, что за ней – Польшей – стоит некий замысел, сформированный не в Варшаве.

Другой значимый партнер не столько Великобритании, но Польши в Арктике – Франция. В отношении нее эксперты предполагают, что осознавая недостаточность своих инструментов прямого влияния, Франция делает ставку на иные региональные организации, например, Сообщество Баренцева моря. Кроме этого, Париж активно задействует потенциал «мягкой силы», привлекая некоммерческие организации и общественные структуры для формирования выгодного себе курса международной политики в Арктическом регионе. В ходе анализа французской арктической политики авторы доклада констатируют, что Франция имеет одну из самых агрессивных арктических стратегий. Ключевые интересы страны в северных широтах сосредоточены вокруг добычи углеводородного сырья (работающие в Арктике TOTAL и «Gaz de France») и промысла морепродуктов. Ключевыми игроками в регионе для Франции являются Россия и Норвегия.

Другой европейский игрок, чьи экономические интересы сосредоточены в Арктике, – Италия. Эксперты отмечают, что Арктика для Италии, как и для азиатских стран, и для Польши, к примеру, является возможностью для развития национальной отрасли судостроения. Кроме этого, Eni сегодня играет одну из ключевых ролей в освоении Арктики, в том числе и в партнерстве с российскими компаниями. «Хотя отношения между Римом и Москвой в Арктике в последние 5–7 лет приобрели характер стратегического сотрудничества, итальянское руководство не оставляет надежд на интернационализацию месторождений углеводородов в регионе, – говорится в докладе. Для давления на Россию итальянское правительство не стесняется использовать информационное влияние и следующее за ним мировое общественное осуждение деятельности Москвы». Показательна в этом плане реакция итальянского правительства на позицию Москвы в отношении судна Arctic Sunrise. Помимо этого, согласно докладу, Италия активно использует гуманитарную повестку для политического давления, прежде всего на Российскую Федерацию. Политику Италии в арктических вопросах эксперты характеризуют как «инициативную, но не агрессивную».

Проявляет инициативу и Испания. Мадрид на сегодня является одним из наиболее последовательных проводников арктической политики для ЕС. Несмотря на взаимовыгодное экономическое испано-российское партнерство, эта политика противоречит российским интересам в регионе, говорится в докладе. Характерный для испанцев аргумент – экологическая безопасность – имеет и вполне понятные мотивы, считают эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов: экономическое освоение арктических транспортных маршрутов снизит экономическую привлекательность атлантических и средиземноморских портов Испании.

Заинтересованной в развитии Арктического региона страной-наблюдателем являются Нидерланды. «Голландия крайне заинтересована в развитии инфраструктуры СМП в силу того, что обладает значительным опытом логистических операций, который может пригодиться при освоении арктических территорий», – отмечается в исследовании. В качестве специфики голландской арктической стратегии аналитики называют акцент на экологических последствиях индустриального освоения Арктики. «Основная цель – сформировать у мирового сообщества резко негативное отношение к любым попыткам эксплуатации ресурсов Арктики без использования специальных „зеленых“ технологий, – уверены авторы исследования. Через попытки закрепить в качестве международных стандартов высокие требования к обеспечению экологической безопасности Амстердам стремится добиться для собственных компаний благоприятных условий экспансии в Арктику». В меру недружелюбной по отношению к России, согласно исследованию, представляется арктическая политика Германии. « Несмотря на тесное сотрудничество в научно-исследовательской сфере, Германия все же выступает как стратегический геополитический противник России в борьбе за ресурсы полярных территорий», – утверждают аналитики. Тем не менее, несмотря на это, эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов уверены, что Германия остановится в своих амбициях на добыче возобновляемых ресурсов (рыба и морепродукты), а также на эксплуатации Северного морского пути. Доступ же к энергетическим ресурсам региона Берлин оставит на разработку своим партнерам – Норвегии и России. Роль дистрибьютора российского сырья на мировом рынке, уверены эксперты, вполне устраивает Берлин.

Подводя итог арктической политики государств, эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов выделяют ряд неоднозначных и потенциально опасных трендов в риторике стран. Во-первых, это тема глобального изменения климата и роль в них полярных регионов. «Изменения климата и роль в них Арктики является почти беспроигрышной темой, когда необходимо решать вопрос о доступе к структурам управления в регионе», – поясняют эксперты.

Во-вторых, вытекающий из первой темы вопрос экологической безопасности в регионе. «Экология сегодня позволяет принимать наиболее радикальные шаги в случае, если необходимо защитить или продвинуть собственные интересы», – говорится в исследовании. Основная цель такой деятельности – добиться принятия жестких стандартов, допускающих эксплуатацию в Арктике только судов, созданных с использованием специальных «зеленых» технологий, которыми располагает ограниченное количество стран региона. Это позволяет решать вопросы конкуренции достаточно эффективно, уверены эксперты.

В-третьих, вопрос об обеспечении международного доступа к эксплуатации Севморпути. Это означает грядущую необходимость разделять интересы арктических государств (главным образом России и Канады) и остального международного сообщества.

В-четвертых, обеспечение сохранности экосистем коренных народов Севера. Эта тема условна, хотя и эффективна, считают аналитики, она затрагивает интересы людей и позволяет привлечь к обсуждению всю практику дипломатической борьбы и пропаганды по теме нарушения прав человека.

И в-пятых, вопрос международного права в Арктическом регионе. Согласно исследованию, модернизация международного права в Арктическом регионе позволяет эффективно продвигать интересы государств, владеющих основным ресурсом, позволяющим влиять на формирования новых структур и отношений в области международного права. Это, прежде всего, выгодно и под силу сделать США, а также Сингапуру и Великобритании. Вопрос защиты собственных интересов в данном случае будет решаться путем международного давления на страну, так или иначе нарушившую установленный порядок.

Для защиты национальных интересов России в Арктике эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов призывают использовать весь потенциал стран-наблюдателей в Арктическом совете и выстраивать выгодные для страны новые конфигурации внешнеполитических объединений и союзов.

Исследование «Страны-наблюдатели в Арктическом совете: позиции и мотивы деятельности» выполнено Центром стратегических оценок и прогнозов при содействии Фонда поддержки публичной дипломатии им. Горчакова [13].

Автор: А.И. Подберёзкин, доктор исторических наук, профессор МГИМО(У), директор Центра Военно-политических исследований

 


 

1. Сушенцов А. Очерки политики США в региональных конфликтах 2000-х годов: монография. М.: МГИМО(У), 2014. С. 11.

2. Кокошин А.А. Ученые РАН обсудили вопросы развития российской арктической зоны / Эл. ресурс: «Рейтинг персональных страниц». 2014. 15 декабря / http://viperson.ru/

3.  Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай-Россия 2050. Стратегия соразвития. М.: ИДВ-ИЭС РАН, 2006. С. 15.

4.  Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай-Россия 2050. Стратегия соразвития. М.: ИДВ-ИЭС РАН, 2006. С. 15.

5.  Капитанец И.М. Флот в войнах шестого поколения. М.: Вече, 2003. С. 13–14.

6.  Арктика: милитаризация в целях контроля природных ресурсов? / Цит. по: Эл. ресурс «Евразийская оборона». 2013. 5 февраля / http://eurasian-defence.ru

7.  Арктика: милитаризация в целях контроля природных ресурсов? / Цит. по: Эл. ресурс «Евразийская оборона». 2013. 5 февраля / http://eurasian-defence.ru

8.  На Россию наступают с Севера? / Эл. ресурс «Военное обозрение». 2012. Август / http://topwar.ru

9.  На Россию наступают с Севера? / Эл. ресурс «Военное обозрение». 2012. Август / http://topwar.ru

10.  На Россию наступают с Севера? / Эл. ресурс «Военное обозрение». 2012. Август / http://topwar.ru

11.  Обеспечение национальных интересов России в Арктике / Труды научно-исследовательского отдела Института военной истории. Т. 9. Кн. 2. С.-Пб.: Политехника, 2014. С. 7–8.

12.  Обеспечение национальных интересов России в Арктике / Труды научно-исследовательского отдела Института военной истории. Т. 9. Кн. 2. С.-Пб.: Политехника, 2014. С. 8.

13.  Бондина В. От Великобритании до Сингапура: как мир делит шкуру «арктического» медведя. 2014. 11 октября /http://topwar.ru/59936-ot-velikobritanii-do-singapura-kak-mir-delit-shkuru-arkticheskogo-medvedya.html

 

15.04.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Арктика
  • Россия