Пропаганда Исламского государства. Причины эффективности

Версия для печати

Недавно Государственный департамент США выразил обеспокоенность по поводу того, что антитеррористическая коалиция не в состоянии эффективно противодействовать пропагандистской машине Исламского государства. По сообщению ТАСС [1] в руки журналистов из газеты New York Times попала служебная записка заместителя госсекретаря США по вопросам публичной дипломатии и связям с общественностью Ричарда Стенгела, где он сообщает своему руководству в лице госсекретаря Джона Керри о том, что "коалиции не удается хорошо поддерживать внутреннюю и внешнюю коммуникацию. [...] Если говорить о внешней коммуникации, то в том, что касается представления нашей точки зрения на события, мы проигрываем ИГ. Мы сосредоточены на реагировании, мы думаем не о том, как излагать наше видение, а о том, как противодействовать в этой сфере ИГ".

Проблема для США заключается в том, что Исламское государство задействует для своей пропаганды не только имеющиеся у нее информационные структуры (например, Аль-Хайят или Аль-Фуркан), но и тех, кто уже находится под информационным влиянием организации. Кроме того, Исламское государство само создало себе имидж устрашения, поэтому на него не действуют классические методы контрпропаганды.

Чтобы понять причины эффективности информационного оружия исламистов, сначала вспомним, как велась информационная война в эпоху противостояния СССР и Запада. В то время каждая сторона пыталась найти как можно более негативные сведения о своем противнике и затем показать их на весь мир с целью его дискредитации. Однако в случае с Исламским государством все по-другому. Оно не только не скрывает свою неприглядную сторону, но наоборот, всячески ее выпячивает и демонстрирует всему миру. Организация позиционирует себя как зло во плоти, но таковым себя не называет, прикрываясь исламистской риторикой. Исламское государство не станет оправдываться и говорить, что массовые убийства - мера вынужденная, напротив, его представители и дальше будут демонстративно проявлять запредельную жестокость с целью привлечения к себе внимания, говоря о том, что собираются построить суннитское общество, основанное на законах шариата. Именно поэтому они берут на себя ответственность за совершение всех особо резонансных терактов, даже если к ним не имеют отношения - в этом суть их имиджа.

В результате попытки бороться с этим весьма непростым противником путем демонстрации их жестокости срабатывают в обратном виде, как бы парадоксально это ни звучало. Если есть человек, группа лиц или организация, которую нужно дискредитировать, то для этого прибегают к разным уловкам - от дезинформации (клеветы) до поиска каких-либо компрометирующих фактов из биографии/деятельности объекта дискредитации. Однако в первом случае за клевету можно поплатиться, так как нельзя предоставить ее доказательств, либо требуется грамотно подделать такие доказательства. Второй способ подразумевает серьезную работу по выявлению компрометирующих фактов. Однако далеко не всегда удается найти серьезный компромат для создания соответствующего негативного фона. Кроме того, в отдельных случаях существует риск обратного эффекта, например, создание т.н. черного пиара, который в итоге способен привлечь большое внимание к объекту дискредитации, что способно сыграть в его пользу. 

Когда речь заходит об Исламском государстве, то все перечисленные методы практически не работают, поскольку даже если кто-либо станет приписывать несуществующие преступления исламистам, то все они сработают за них, а не против, поскольку пропаганда Исламского государства и строится на создании репутации бескомпромиссных и безжалостных преследователей своих целей. В результате оба способа не смогут возыметь должного эффекта.

Более того, все разговоры об Исламском государстве на телеканалах и прочих СМИ приводят к усилению резонанса, а глобализация, с объединением информационных потоков в одну Сеть, способствует эффективности пропаганды террористов и существенно усложняет возможность борьбы с ней. Каждый разговор, каждое сообщение, каждое интервью умножает пропагандистскую мощь Исламского государства. Фактически мы наблюдаем прием дзюдо: используй силу противника против него самого. Как видно, Шура (военный совет) исламистов хорошо знает подобный подход и использует информационные возможности своих противников против них самих.

Демонстративная жестокость Исламского государства обнуляет любые попытки его дискредитации классическими методами. Естественно, есть технические способы воспрепятствовать распространению их информационного влияния по типу блокировки видеороликов и аккаунтов, однако в условиях Сети это практически невозможно. Само собой важно и нужно объяснять людям опасность данной террористической организации, особенно молодежи, на которую идет расчет в первую очередь, но делать это следует с умом.

Наконец, последнее. Складывается впечатление, что некоторые западные СМИ, порой сознательно помогают Исламскому государству, поскольку, как следует из отдельных сообщений, есть издания, которые очень красочно описывают данную организацию, с грамотно расставленными акцентами с психологической точки зрения, чтобы привлечь к террористической группировки внимание как можно большего числа людей. В частности, недавно интернет-гигант Amazon был уличен в продажи журнала игиловцев "Дабик" [2] и хотя отдельные эксперты заявляют о неумышленном характере распространения экстремистской литературы, но есть и те, кто считает Amazon и другие корпорации ответственными за размещенный у них контент.  

Вполне возможно, что у Исламского государства есть хорошие лоббисты на Западе, причем некоторые из них могут быть не только состоятельными людьми, симпатизирующими ему, но и занимать высокие посты, т.е. речь идет об оказании определенных пиар-услуг и политическом заказе на них.  

Автор: К.С. Стригунов


Источники:

[1] http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2039673

[2] http://islamreview.ru/community/amazon-bolse-ne-budet-prodavat-zurnal-igil/

 

21.06.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка