Исламское государство и хаос на Большом Ближнем Востоке

Версия для печати

Руководство Исламского государства стремится использовать присягнувшие ему террористические организации против своих противников с целью отвлечения угрозы с их стороны от материнской структуры исламистов на территории Сирии и Ирака.    

Ситуация в регионе Большого Ближнего Востока заставляет более внимательно присмотреться к происходящим там процессам. Пока внимание всего мира сосредоточено на событиях в Йемене, где восставшие хуситы (повстанцы шииты-зейдиты), неисключено, при поддержки Ирана, смогли свергнуть президента Абд-Раббу Мансура Хади, важно рассмотреть ситуацию на огромной территории с точки зрения влияния Исламского государства (ИГ) на происходящие в нем процессы.

В первую очередь следует отметить тот факт, что, начиная с уже всемирно известного июньского наступления боевиков ИГ в Ираке, у этой квазигосударственной террористической организации появилось множество сторонников из числа других террористических группировок. В качестве примера стоит отметить, что присягу дали такие организации как нигерийская "Боко Харам", "Аль-Каида на Аравийском полуострове" (АКАП), "Техрик-е Талибан Пакистан" (часть командиров),  "Джундалла" (группировка, действующая на территории Систана и Белуджистана - иранских провинций на границе с Пакистаном и Афганистаном), "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ), часть исламистов в Ливии и Египте (группировка "Ансар Бейт аль-Макдис", активная на севере Синайского полуострова). Перечень неполный, однако даже он дает представление о том, насколько велико пространство, где фиксируется деятельность перечисленных группировок - фактически речь идет о территории от Нигерии до Пакистана.

Однако важно не то, насколько велика площадь, охваченная деятельностью террористических организаций, присягнувших на верность лидеру ИГ халифу Абу Бакру аль-Багдади. Куда больший интерес представляет локализация активности тех или иных группировок. В частности, если присмотреться к карте, то можно заметить, что присягнувшие на верность ИГ группировки сеют хаос внутри или возле тех стран, которые в той или иной степени противостоят распространению ИГ. Так группировка "Джундалла" (в переводе с арабского - "Солдаты Аллаха") ведет подрывную деятельность против иранских властей с официально декларируемой целью защитить интересы белуджей-суннитов в Иране, который в большинстве населен мусульманами-шиитами. Методами этой группировки, как водится, стали теракты, наркоторговля, контрабанда и разжигание межконфессиональной розни. Соответственно, присоединение "Джундалла" к ИГ может быть использовано последним для усиления подрывной работы против Ирана, то есть страны, которая противостоит боевикам аль-Багдади едва ли не в наибольшей степени, если не считать Сирию и Ирак, части территорий которых уже находятся под контролем ИГ. Подразделения Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) Ирана и его спецслужб ("Аль-Кудс" под руководством бригадного генерала Касема Сулеймани) давно противостоят боевикам ИГ на территории Сирии и Ирака, помогая их правительствам в войне против террористических интербригад. Поэтому Шуре (военному совету) ИГ крайне выгодно отвлечь внимание и силы руководства Ирана от войны с ними, значит, логична ставка исламистов на использование "Джундалла" для усиления волнений на востоке этой теократической страны. Аналогичным образом ситуация обстоит и с другими регионами. Например, хаос в Ливии, в котором принимают участие масса боевиков, присягнувших аль-Багдади, может быть использован для оказания давления на Египет, наносящий авиаудары по позициям отрядов ИГ на ливийской земле. Следовательно, увеличение нападений на силы безопасности и гражданские объекты в Ливии и создание зоны дестабилизации на ее территории, равно как и на Синайском полуострове, уже приносят существенные проблемы египетским властям. 

Помимо сказанного в контексте обсуждаемого вопроса следует добавить страну, к которой сейчас приковано всеобщее внимание - Йемен. Столкновение интересов влиятельнейших держав в регионе Ближнего Востока - Саудовской Аравии и Ирана - можно рассмотреть в плоскости возможностей, открываемых для ИГ в качестве достижения своих собственных целей. Террористическая организация АКАП регулярно совершает теракты против восставших хуситов, а недавно ответственность за теракт в мечети Аль-Хашуш в г. Сана - столице Йемена - взяло непосредственно ИГ. Фактически ИГ вместе с АКАП на данный момент ситуационно действуют в интересах именно Саудовской Аравии, поскольку у них цели в Йемене отчасти совпадают с целями саудитов. Очевидно, речь не идет о каком-либо союзе между Саудовской Аравией и ИГ, для которого крупнейшая держава на Аравийском полуострове остается врагом, а сами исламисты обещали разрушить святыни в Мекке. В подтверждение этому можно привести цитату одного из участников ИГ Абу Тураба аль-Мугаддаси: "С соизволения Аллаха, под руководством нашего шейха аль-Багдади мы разрушим Каабу и убьем тех, кто поклоняется камням в Мекке. Люди идут в Мекку не ради Аллаха, а ради того, чтобы коснуться камней". Однако по факту террористическая война с хуситами ИГ и АКАП выгодна саудитам, так как она ослабляет позиции Ирана - главного геополитического противника Эр-Рияда. При этом ничто не мешает Шуре ИГ использовать данное обстоятельство в свою пользу, ведь ослабление восстания невыгодно Тегерану и существует высокая вероятность, что ему придется усилить помощь хуситам. В таком раскладе присутствует значительный риск военно-политической эскалации в регионе с целью столкнуть лбами сразу двух противников ИГ - Саудовскую Аравию и Иран. Тогда обе страны будут вынуждены тратить значительные ресурсы на достижение своих целей, чего может и добиваться Шура. Ни одна из сторон не может допустить победу противника и если восстание будет подавлено, подорвутся позиции Ирана на Аравийском полуострове, не говоря уже о репутационных потерях. Если же восстание усилится, то данное обстоятельство приведет к краху интересов Саудовской Аравии в Йемене с продолжением на ее территории, особенно в тех районах, где проживает преимущественно шиитское население, что непосредственно угрожает развалом страны. Понимая ситуацию, главари ИГ прекрасно отдают себе отчет в том, что противостояние в Йемене всерьез и надолго, а нарастание военной напряженности, терророгенности и всеобщего градуса насилия фактически неизбежны. В таком случае аль-Багдади и стоящей за ним Шуре нужно только индуцировать эскалацию и не допускать стабилизации обстановки. Ведь для подобных организаций принцип "чем хуже, тем лучше" можно сказать неофициальный девиз, т.к. в расбалансированном регионе, где царит нищета, хаос и война вербовать себе сторонников проще всего, вследствие расширения социальной базы.      

 Вышепоказанные примеры демонстрируют, как ИГ фактически использует технологии управляемого хаоса, привнесенные на Большой Ближний Восток американскими стратегами. Теперь исламисты, где военачальниками являются выходцы-баасисты из вооруженных сил Ирака саддамовских времен, используют методы своих создателей против них же самих. Благодаря огромному количеству присоединившихся к ИГ группировок на весьма значительном пространстве, у его верхушки появилась в некотором роде довольно уникальная возможность создавать зоны дестабилизации возле стран, которые либо непосредственно участвуют в коалиции (как Саудовская Аравия) или же действуют независимо от нее (как Иран и Египет). Разрастание хаоса будет вынуждать государства тратить свои ресурсы на борьбу с очень разнообразным врагом, против которого действовать классическими военными методами (особенно авиаударами) малоэффективно. Цель такой стратегии ясна: отвести угрозу от материнской структуры ИГ, расположенной на территории Сирии и Ирака или же существенно ослабить военные действия противников новообразованного Халифата. Для ИГ также довольно перспективным смотрится создание совершенно невыносимых условий в Магрибе, что связано с возможностью не только генерировать проблемы Египту и Ливии, но и привести к огромному наплыву беженцев из Африки в Европу, страны которой принимают участие в коалиции против ИГ (хотя значительная часть сугубо номинально). Все прекрасно помнят, какие проблемы возникли у Евросоюза, когда через остров Лампедуза в него устремлись беженцы из Ливии, убегавшие от западных "гуманитарных" бомбардировок во времена свержения Муаммара Каддафи. Если усилить межэтническую и межрелигиозную напряженность в странах-участницах антиисламистской коалиции, то есть шанс, что правительства некоторых из них прекратят свое участие в войне против ИГ под действием общественного давления. Такой непрямой ответ способен оказаться весьма результативным, а кроме того позволит ИГ расширить свое влияние и рекрутировать в свои ряды большее количество боевиков.

Естественно, у медали всегда две стороны и в данном случае Шуре ИГ следует опасаться алькаидизации, т.е. превращения в подобие Аль-Каиды, чей принцип существования был созвучен с высказыванием "движение - всё, конечная цель - ничто". Подобное превращение выгодно прежде всего США, которые могли бы использовать видоизмененное ИГ в своих целях. Напротив, та часть Шуры, которая ратует за создание национального суннитского государства в конкретных границах и не обремененное абсурдными и невыполнимыми идеями построения всемирного Халифата, не хочет превратиться в инструмент американцев, поэтому она должна тщательно фильтровать новоприсягнувшие группировки на предмет их связи с враждебными спецслужбами. Та же группировка "Джундалла" по разным данным наводнена агентурой ЦРУ, а, как сообщала израильская газета Гаарец (Haaretz) [1], со стороны Моссада были попытки завербовать членов группировки под чужим флагом (маскировались под агентов ЦРУ). Следовательно, логично предположить, что есть два направленных навстречу процесса: первый заключается во внедрении западными спецслужбами своей агентуры, используя боевиков террористических группировок, присягнувших ИГ, а второй связан с использованием всех этих организаций руководством ИГ в целях создания как можно больших проблем своим противникам для отвлечения их ресурсов от ядра квазигосударства исламистов на сирийско-иракской территории.

К слову, в ноябре прошлого года газета "The Washington Post" [2] сообщала о грядущих радикальных изменениях в структуре ЦРУ, задуманных действующим директором этой разведслужбы Джоном Бреннаном. Речь идет о ликвидации существующих директоратов, в т.ч. оперативного (ныне - Национальная тайная служба, ответственная за агентурные сети и операции за рубежом) и разведывательного (аналитического), и содании из них гибридных подразделений, сформированных по географическому признаку. Целью подобной реконфигурации является повышение эффективности взаимодействия оперативников, аналитиков, логистиков через их интеграцию. В издании сообщалось о "растущем количестве и усложнении вопросов безопасности", которые связаны с "Аль-Каидой", войной в Сирии и событиями на Украине. Вполне возможно, что в свете крайне динамично развивающейся обстановки на Ближнем Востоке, Белому дому и руководству ЦРУ понадобилось более оперативно и качественно моделировать и, соответственно, прогнозировать происходящие там процессы, инициатором которых в значительной степени Вашингтон сам же и стал. Пока неизвестно, поможет ли реформа внутри ЦРУ управлять запущенными силами, но несомненно то, что боссы в штаб-квартире этой разведки в Лэнгли попытаются лучше контролировать происходящее на Ближнем Востоке, в т.ч. через инфильтрацию своих агентов в руководство ИГ.

 В целом, мы можем наблюдать, что запущенный процесс хаотизации приобретает все больший размах, а в орбиту гигантской дестабилизирующей зоны втягиваются все больше игроков, где каждый старается использовать катастрофическую ситуацию в своих интересах. Исламское государство здесь не является исключением. 

Автор: К.С. Стригунов


 

[1]http://www.haaretz.com/news/diplomacy-defense/israeli-mossad-agents-posed-as-cia-spies-to-recruit-terrorists-to-fight-against-iran-1.407224

[2]http://www.washingtonpost.com/world/national-security/cia-director-john-brennan-considering-sweeping-organizational-changes/2014/11/19/fa85b320-6ffb-11e4-ad12-3734c461eab6_story.html

16.04.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Ближний Восток и Северная Африка