Значение сетевых СМИ в будущей войне

«Роение» – визуально аморфный, но преднамеренно структурированный, скоординированный стратегический способ ударить со всех направлений в определенную точку… Тактика роения наиболее эффективна, если они основаны на развертывании бесчисленных маленьких, рассеянных сетевых единиц маневра, силы которых сходятся к цели с многочисленных направлений[1]

А. Владимиров, военный эксперт

Ради выживания «Аль-Каида» была вынуждена менять структуру (после военной операции США в 2001 году): на месте централизованной организации с иерархическим устройством возникает множество разрозненных группировок[2]

М. Экер, сотрудник Центра безопасности (Франция)

 

Сетевые СМИ обеспечивают «роение» с целью организации удара с разных направлений в одну точку для достижения конкретной политической цели, превращаясь из средств информации последовательно в средство коммуникации, влияния, – формирования политической силы и, наконец инструмента достижения цели захвата власти.

При этом основное предназначение сетевых СМИ не борьба с вооруженными силами, военным потенциалом противника, а с самой главной целью войны XXI – позицией правящей элиты через оказание прямого воздействия на общество и на членов элиты. Эта стратегия отчетливо прослеживается на примере нарастающего давления на правящую российскую элиту по позиции на Украине. Можно выделить несколько этапов, которые просматриваются отчетливо.

I этап. До ноября–декабря 2013 года. Организованное давление через сетевые СМИ ощущается не сильно: во-первых, до конца непонятна роль США, а «на поверхности» выступают страны ЕС и «европейские ценности»; во-вторых, масштаб и организация оппозиции, включая электронные СМИ и сетевые СМИ, еще не осознаны; в-третьих, существует заблуждение в российской элите, что «удается договориться (с помощью кредитов и т.п.), хотя уже летом 2013 года проведенный экспертный опрос среди депутатов Верховной Рады в МГИМО показал, что 70–80% категорически ориентированы на ЕС.

II этап. Январь–март 2014 года. «Включение всех ресурсов», включая электронные сообщества и сетевые СМИ, показавшее, что на этом конкретном ТВД соотношение сил оказалось в пользу украинских националистов.

III этап. Март 2014 – лето 2015 гг. Постепенное изменение соотношения сил и их выравнивание на украинском и европейском ТВД: в России стихийно и организованно появляются новые сообщества, ресурсы и энтузиасты, которые ликвидируют превосходство украинских националистов.

IV этап. Лето 2015 по н/вр. Позиционные бои в сетевых СМИ без видимых результатов: на Россию работает общая объективная обстановка, а на Украину – «раскрученный» национализм.

Можно привести два конкретных примера конкретного и точного воздействия «образца 2015 года» на правящую российскую элиту.

Первый – критика социально-экономической стратегии правительства (в т.ч. и его «Стратегии 2020», подготовленной, как это ни странно, самими критиками). Так, привязка экономической и бюджетной политики к цене на нефть, существующая с гайдаровских времен, совершенно не оправдана. Не только доля российского ВВП в мировом, но и все остальные показатели начинают зависеть от такого подхода. Это особенно видно, когда цена на нефть снижается, как это было в 2015–2016 годах. Очень хорошо это видно на следующем графике, подготовленном специалистами Экспертной группы[3]. Вывод один – исключить полностью или частично всю стоимость сырьевого экспорта в интересах расчетов экономического и бюджетного планирования.

 

РоссииСложнВырабСобстЭконСтратегию

Другой пример –фактического и «макроэкономического» анализа, с помощью которого управляется последние 25 лет наша экономика. Расхождения – слишком очевидны, чтобы вновь и вновь доверять им управление экономикой, финансами и бюджетом страны. Подобные ошибки – недопустимы, а если мы хотим заниматься долгосрочным планированием, то они граничат с преступлениями.

Важно что и в первом, и во втором случае, разработчики «Стратегии 2020» все эти годы активно использовали и используют электронные, прежде всего, сетевые СМИ, формируя с их помощью не только статистическую, но и экспертную основу страны. То, что эта основа изначально (я писал об этом еще в марте 2008 года) неправильна, более того, ведет сознательно к ошибкам, почему-то не очень волнует тех, кто принимает решения.

Огромное значение которое играют сетевые СМИ в формировании общественного мнения сегодня в России, уже превосходит влияние основных федеральных каналов. Значительная часть граждан перестало смотреть телевидение и «зависло» в сетях и электронных СМИ. И эта часть увеличивается. Но именно эта часть и становится основным потребителем продукции сетевых СМИ, т.е. они формируют новую российскую реальность, существующую параллельно с телевизионной картинкой и действительностью.

ФактИОжидПоказПриростРоссЭконом[4]

Как видно из приведенного примера, эксперты макроэкономисты не просто радикально ошиблись в своих оценках и прогнозах. Они сознательно сформировали ложную социально-экономическую реальность в виде «Стратегии–2020», которая позже обанкротилась. Но ответственность, понесли не они, а в целом «власть».

Второй пример критической кампании, организованной через сетевые СМИ в России, – критика, имеющая целью сократить российские военные расходы по модернизации армии. Это явилось, как минимум, формальной причиной отставки М. Касьянова, но в действительности цель была иная. Именно здесь четко виден главный объект для нападения – правящая элита, точнее – ее способность укреплять государственные институты.

Можно точно выделить несколько периодов (этапов), характеризующих отношение правящей элиты к государственным институтам. Представляется, что это будет полезным не столько с точки зрении политической истории, сколько для более ясного определения современного подхода к государственным и национальным институтам.

I этап. Борьба с государством и его институтами, развязанная частью правящей элиты во главе с А.Н. Яковлевым, который был во второй половине 80-х годов человеком № 2 (а, может быть, и № 1) в государстве. Эта борьба получила свое псевдонаучное название «борьбы с этатизмом», когда государственным институтам, прежде всего силовым, приписывалось чрезмерное влияние. В результате этой борьбы элиты к началу 90-х годов фактически оказались разрушенными или полностью уничтоженными такие институты как армия, КГБ, МИД, МВД, Прокуратура и другие институты.

II этап. Возвращение государством своих институтов на «рыночно-демократических» условиях в 90-е годы после поражения в первой чеченской войне. Соглашение в Хасавюрте стало фактически признанием уничтожения государства, а «правительство олигархов» – легитимизацией этого акта.

III этап. Возвращение некоторых функций государства после кризиса 1998 года, связанное с приходом Е. Примакова, которое можно назвать «частичным возвращением» государства.

IV этап. 2000–2001 гг. Начало государственного строительства В. Путиным.

V этап. 2013–2015 гг.Постепенное дополнение государственных функций – национальными и общественными, что явно отстает от потребности.

На всех этих этапах электронные СМИ (сначала курируемые А. Яковлевым, потом – «демократическим большинством») играли исключительно важную роль главного инструмента политики правящей элиты по деформации институтов государства. Фактически элита использовала против институтов государства не институты (которые бы саботировали «такую политику), а СМИ в качестве своего рода «тарана».

Как минимум, сетевые СМИ в начале века создали резервную площадку, важность которой оценил М. Ходорковский, который сделал на нее ставку в борьбе за власть. Институт национальных проектов совместно с Экспертным советом при правительстве РФ и «Левада-центром» к Сочинскому форуму подготовили занимательное исследование настроений элит, которое как раз свидетельствует, что найти «жертвенных субъектов» политического процесса в России не так просто, как хотелось бы. В ходе опроса членов Экспертного совета выяснилось, что большинство из них привыкло к «экономическому двоемыслию», при котором все высокие стратегические цели не только не совпадают, но прямо противоречат экономической практике, и это воспринимается как само собой разумеющееся. Когда уважаемых экспертов спросили, какие сферы наиболее приоритетны для вложения бюджетных денег, все тут же, памятуя «Стратегию 2020», как хорошие ученики, сказали: в первую очередь образование и здравоохранение, во вторую – инфраструктура. И только 17% согласились, что хорошо бы вкладываться еще и в ОПК. А вот когда вопрос поменялся: «Как вы думаете, на что реально повысятся бюджетные расходы?»,– картинка сменилась на противоположную: на первом месте – ОПК и в самом конце, с 6 процентами,– образование и здравоохранение. Выходит, все знают, как надо, но понимают, что будет сделано, как придется. И это уже какая-то ловушка сознания, а не ловушка экономики...»[5]

Это удивительное расхождение между пониманием, «что надо» и «что делается» трудно объяснимо, но оно абсолютно реально и подтверждается фактами. Так, опрос экспертов при правительстве РФ показал: желаемые и реальные экономические шаги в России не только не совпадают, но полностью противоречат друг другу.

РостБюжетРасхНаКакиеИзЭтихСфер

Возникает противоречие между «виртуальной» реальностью и действительностью. Таким образом, как будто кто-то управляет «виртуальной реальностью», подгоняя под нее действительность. Этот «кто-то» может быть объяснен с нескольких точек зрения.

Во-первых, как абсолютно непрофессиональная изначально команда экономистов и финансистов, действующая по заведомо ложным алгоритмам. И такой вывод неизбежно напрашивается… если бы такая команда ошиблась один, два или даже три раза, но, ведь, она ошибается ежегодно, даже по нескольку раз в год на протяжении последующих 25 лет. Вот и в начале 2016 года Минэкономика опять пересмотрел свой официальный декабрьский прогноз, а, в 2015 году Минфин делал переоценку бюджета 3 – (или даже 4) раза!

Во-вторых, этот кто-то сознательно управляем из-за рубежа с помощью подобранных правил, процедур и категорий настолько жестко, что отступить от них – значит немедленно попасть в маргиналы. На самом деле таких «маргиналов» уде большинство – это, ведь, не только С. Глазьев! Но власть, по –прежнему, принадлежит не им, а определенному кругу «финансистов-монетаристов», которые делают так, как это диктуется в США.

И в первом, и во втором случае решающую роль в финансово-экономической войне против России играют сетевые СМИ. Надо просто признать, что сеть управляется извне во всем, а не только с точки зрения контроля над информацией. «Yandex», например, легко лишает права доступа за набор слова «хохол», но не делает этого, когда набирается «кацап».

В настоящее время «вертикальная связь» меду зарубежными центрами управления (в США и НАТО) и украинской правящей элитой, а также поддерживающей ее российской оппозицией, наглядно была вскрыта и публично обнародована на нескольких примерах. Вот – наиболее известный из них. На самом верхнем уровне находятся заказчики. Они – хорошо известны хотя конкретные фамилии и названия порой и меняются: как правило в их качестве выступают некие «независимые» фонды и НПО.

ЗаказчикиСтрукПрикрЗападСпецСлужб

Следующее звено – организаторы. Это те, кто конкретно выполняет заказ. На Украине, как видно, все достаточно централизовано, но – очень важно! Среди исполнителей находятся как институты государственной власти, так и общественные организации (в т.ч. специально созданные для этого), так и огромное число отдельных граждан. Их обилие позволяет говорить о «гражданском протесте», поддержке общества и т.п.

Наконец, третье звено сетевого управления – исполнители из-за рубежа. Их задача заключается в том, чтобы обеспечить легитимность и внешнюю привлекательность на первом этапе и – если ситуация получит развитие - перенос схемы в Россию.

ОрганизаторыСпецслужбыУкраины

Как видно из схемы, исполнителей в России не так, уже, и много. Но пусть это никого не обманывает. Каждый из них способен (как «Открытое общество», созданное М. Ходорковским) достаточно быстро развить свою структуру, если будут соответствующие заказы и ресурсы.

Более того, создание в сети схема может получить быстрое развитие при поддержке извне, например, когда ее «вдруг» интегрируют в некую другую схему, которая качественно более мощная. Для этого есть мощные «нейтральные» сети, которые могут стать быстро политически ориентированными.

Но главный расчет делается на быстрый рост креативного класса и его институтов и умение работать с такими институтами. Порой достаточно небольших средств, чтобы активизировать десятки тысяч самодеятельных организаций в нужном направлении. Например в борьбе против коррупции, но не вообще, а коррупции Януковича.

ИсполнителиРоссНеправитОрган[6]

«Сирийцы столкнулись с невиданными ранее грязными приёмами, основанными на нарушении международных норм и правил ведения войны, а также на нарушении правил войны в исламе. Руководимые россиянами войска Асада, формирования шаббиха и наёмники использовали в качестве живого щита мирное население. Опорные пункты устанавливались в школах, мечетях, густонаселённых районах, местах массового скопления людей. Целенаправленно подвергались массированным обстрелам и бомбёжкам жилые кварталы городов. Наиболее ярко это проявилось в городах Хомс, Дераа на юге Сирии, пригородах Дамаска, особенно в Гуте. Потом к бомбёжкам и артобстрелам добавились обстрелы баллистическими ракетами СКАД. Каждая ракета несла около тонны взрывчатки. Не обладая эффективными системами наведения, ракеты наводились в основном на крупные населённые пункты. Варварский характер бомбёжек и обстрелов подтверждён и международными организациями.

PutinПри этом в обстрелах мирного населения асадовская пропаганда обвиняла исключительно повстанцев. А теперь вспомните действия российских войск и наёмников в Украине и то, как они освещаются в российских СМИ. Для ведения информационной войны в Сирии с 2011 года прибыл огромный десант российских пропагандистов. Там они и отрабатывали свои методы лжи и дезинформации, использованные позже против Украины»[7].

Не случайно, что эти же антироссийские сетевые ресурсы на Украине проводили прямую параллель с событиями в Сирии.

Государство, как и во время Российской империи и эпоху Советского Союза, воспринимается россиянами как некая сверхценность – высшая инстанция в реализации общественных и частных интересов. Тогда как чиновничество, работающее на то же государство, оценивается как сосредоточие всего самого скверного и негативного, что есть в обществе. Характерно, что если к государству есть определенная палитра отношений, квотно зависящая от уровня материального обеспечения респондента, то в случае с чиновниками у самых разных социальных слоев россиян практически одинаковое негативное отношение[8].

 

Каково Ваше отношение к приведенным ниже понятиям? (%, ВЦИОМ)

 

Оценка уровня материального обеспечения

Хорошее

Удовлетворительное

Плохое

Государство

Скорее позитивное

91,2

86,0

79,6

Скорее негативное

8,8

14,0

20,4

Власть

Скорее позитивное

67,3

52,6

39,6

Скорее негативное

32,7

47,4

60,4

Чиновничество

Скорее позитивное

10,6

12,9

8,6

Скорее негативное

89,4

87,1

91,4

Государственные служащие

Скорее позитивное

61,1

59,5

50,2

Скорее негативное

38,9

40,5

49,8

         

Автор: А.И. Подберезкин


[1] Владимиров А.И. Основы общей теории войны: монография: в 2 частях. Часть I. Основы теории войны. – М.: Синергия, 2013. – С. 406.

[2] Экер М. Интернет для джихадистов // Россия в глобальной политике. 2015. – № 5. – С. 26.

[3] Смутное время / Эл. ресурс: Коммерсант. 2015. 12 ноября / http://www.kommersant.ru/

[4] Смутное время / Эл. ресурс: «Коммерсант». 2015. 12 ноября / http://www.kommersant.ru/Doc/2836303

[5] Смутное время / Эл. ресурс: «Коммерсант». 2015. 12 ноября / http://www.kommersant.ru/Doc/2836303

[6] Сенсационное разоблачение: Российские правозащитники работают на СБУ и НАТО / Эл. ресурс: «Politonline.ru». 2015. 30 октября / http://www.politonline.ru/comments/ 22883881.html

[7] Сирия и Украина. Ключевые особенности гибридной войны Кремля / Эл. ресурс: «InformNapalm.org». 2015. 26 октября / informnapalm.org

[8] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – С. 79.

 

08.07.2017
  • Аналитика
  • Кибер-войска
  • Глобально
  • XXI век