Военно-силовые ИР НЧК государства – средства обеспечения безопасности субъекта МО в XXI веке

Версия для печати

На самом деле мы вступили в новую эру ещё в 90-годы, когда НКО и стихийные массы, управляемые СМИ, уничтожали СССР. Произошедшее (и происходившее прежде в СССР, СНГ, других странах, в том числе в Белоруссии в 2020 г.) с точки зрения формирования стратегической обстановки (СО) имеет решающее значение, которое мы до сих пор ещё не вполне оценили[1]. Мы по-прежнему делим политику на «внешнюю», «внутреннюю» и «военную», когда говорим о развитии военной организации страны и укреплении её обороны. Более того, даже военную организацию и потенциал мы сводим к понятию «военная мощь», измеряемую в основном качеством и количеством вооружения, военной и специальной техники[2].

Это не вполне соответствует современным реалиям, но тем не менее остаётся на настоящее время доминирующей тенденцией в области обеспечения безопасности. Эта тенденция за последние десятилетия претерпела существенные изменения. Так, в области вооружённых сил (ВС) и ВВСТ произошли достаточно радикальные изменения, которые в совокупности можно объединить в тенденцию приспособления ВС государства к ведению региональных, локальных и антитеррористических войн, а не глобальных войн крупного масштаба, какими были мировые войны, Корейская и Вьетнамская войны. Развитие ВС и ВВСТ шло одновременно по нескольким направлениям:

– развитие Сил общего назначения (сухопутных сил ВМС и ВВС);

– опережающего развития воздушно-космических сил – сил воздушно-космического нападения

(СВКН) и воздушно-космической обороны (ВСВКО);

– кибервойсковых операций;

– Сил специальных операций (ССО).

На практике это означало, что, кроме использования ядерного оружия, государства применяли все военные ИР НЧК. Одним из таких проявлений стало ускоренное развитие специальных войск – Сил специальных операций – в большинстве стран (в США это подразделения «Дельта», в СССР – «Альфа», «Вымпел», спецназа ГРУ и других специальных отрядов). Это было общей тенденцией.

В США, например, считается, что глобальная ответственность требует содержать в постоянной готовности не менее 60 тыс. чел. из ССО.

Перечень видов операций, которые носят статус специальных и осуществляемых ССО, закреплён на законодательном уровне и регулируется различными законами о национальной безопасности. К ним относятся такие операции, как:

– диверсионные;

– контрпартизанские;

– миссии по спасению заложников;

– устранение лиц, представляющих опасность для внешней политики США;

– поддержка и организация движения сопротивления в контексте национальных интересов США;

– разведывательные миссии и операции по наведению высокоточного оружия;

– противодействие терроризму;

– осуществление информационно-психологического воздействия;

– организация пропаганды и дезинформации для население территорий, представляющих национальные интересы для США;

– другие операции и миссии, получившие соответствующий статус по решению президента США.

Руководство и координация взаимодействием этих спецподразделений с 1987 г. Осуществляется Главным управлением сил специальных операций Минобороны США (U.S Special Operations Command – USSOCOM). Этому управлению подчиняются спецподразделения всех родов войск США, а также Объединённое командование ССО США, координирующее особо важные и сложные миссии.

 

Создание отряда «Дельта» было следствием террористических актов в 70-х годах, начиная с теракта на мюнхенской Олимпиаде. Из-за роста террористической угрозы и возможности быть атакованными, правительство США посчитало нужным создание контртеррористического формирования по примеру английских САС – группы «Дельта».

4 ноября 1979 г., практически сразу после создания «Дельты», 53 американца были взяты в заложники в американском посольстве в Тегеране. Группе была поручена операция «Орлиный коготь» (Eagle Claw), цель которой – тайно проникнуть в страну и спасти заключённых в течение 24– 26 апреля 1980 г.

Операция провалилась из-за недостаточно тренированной авиационной команды спецназначения и технических трудностей.

После неудачной операции правительство США пересмотрело свои контртеррористические способности и в итоге создало новые объединения, включающие ССО ВМС США SEAL (SEAL Team 6) и 160-й авиационный полк специальных операций (160 Special Operation Air Regiment), также известный как «Ночные сталкеры», цели и задачи которого сфокусированы на операциях, таких как «Орлиный коготь».

Командование спецоперациями (Joint Special Operation Command) также было создано для контроля за совместной подготовкой контртеррористических подразделений и различных отрядов войск США.

Всего численность ССО в США достигла почти 30 тыс. чел. во всех видах и родах войск (примерно 1000 чел. в подразделениях «Дельта» и 4 тыс.– в «морских котиках»).

ССО России и других стран развивались не менее быстрыми темпами, превратившись в качественно новые возможности государств по использованию военной силы в локальных и внутренних войнах и военных конфликтах.

Другое направление – быстрое развитие частных военных кампаний (ЧВК), численность которых с 70-х годов прошлого века выросла с нескольких сотен человек до десятков тысяч, а общий бюджет, по некоторым оценкам, превысил в 2020 г. 30 млрд долл. Их роль, например, в операциях западной коалиции в Ираке, была очень высока, а численность достигала 10% всего личного состава коалиции.

Авторы: Боброва О.В., Подберезкин А.И., Подберезкина О.А. 

Статья была опубликована в журнале “Обозреватель - Observer” №8 за 2021г.



[1] Подберёзкин А. И. Война и политика в современном мире. М.: Международные отношения, 2020. С. 170–179.

[2] Назаров В., Подберёзкин А., Подберёзкина О. Выбор наиболее эффективной политики безопасности России. Комментарии по поводу выступления В. В. Путина на заседании Совбеза 22 ноября 2019 года // Обозреватель–Observer. 2019. № 12.

 

 

>>ЧАСТЬ I<<

>>ЧАСТЬ II<<

>>ЧАСТЬ III<<

17.09.2021
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Глобально
  • XXI век