Военно-политические перспективы развития китайской, исламской, индийской и других ЛЧЦ и новых центров силы для безопасности России

Версия для печати

 


 

…следующие пять лет будут отмечены усилением напряжения как внутри ряда стран, так и между ними… Развитие мировых процессов свидетельствует об окончании эпохи доминирования Америки[1]

Авторы доклада Национального Совета разведки США, 2017 г.

 

Ключевой идеей работы является мысль о том, что в XXI веке на формирование в XXI веке растущее влияние оказывают такие субъекты МО как новые центры силы и ЛЧЦ, прежде всего, китайская, исламская, индийская и ряд других[2]. Военно-политические последствия изменения значения этих субъектов МО будут выражены многогранно, я бы сказал системно. Вот лишь некоторые из них:

1. Формирование новых центров экономических и политических сил в виде ЛЧЦ, либо отдельных наций-лидеров, ведет к их постепенному оформлению в военно-политические коалиции. Иными словами, новая архитектура МО постепенно, практически параллельно, будет формировать и новую структуру ВПО, основу которой будут составлять военно-политические коалиции. Причем, как минимум, двух видов – традиционные союзы, когда доминирует логика коллективного управления, и союзы, где доминирует нация-лидер («коалиция по-Трампу»). Это можно продемонстрировать на следующем рисунке.

Сказанное означает, что если западная ЛЧЦ, например (а также китайская, индийская, др.), будут формировать свои коалиции по второму типу, т.е. переформатировать союзы, то это приведет к пересмотру прежних договоренностей, что мы наблюдаем сегодня отчетливо в политике Д. Трампа: доминирование нации-лидеров будет усиливаться, а суверенитет и идентичность союзников – ограничиваться.

2. Формирование новых структур ВПО будет неизбежно вести к обострению соперничества потому, что «замыкание» новой ВПО на странах-лидерах будет означать не только политическую и экономическую поляризацию, но и унификацию внешней, экономической, социальной и иной политики. Именно это мы наблюдаем в 2018 году в отношении России, когда применительно к ней проводится самая широкая коалиционная враждебная политика не только в военной, но и в политико-дипломатической, экономической и гуманитарной области.

3. Формирование новой структуры ВПО в любом из вариантов будет ограничивать невоенные формы сотрудничества между странами, внося в них неизбежные конфронтационные нотки отношений между коалициями. Действительно, если в МО и ВПО будет господствовать коалиционный подход, то неизбежно (и опыт последних лет это подтверждает) экономические и др. вопросы будут решаться с учетом межкоалиционных отношений.

4. Будет происходить накапливание конфликтного потенциала как в отношениях между ЛЧЦ и их коалициями в мире, так и в отдельных регионах.

Это вызвано рядом причин, которые нельзя связать только к изменениям в соотношении экономических и демографических сил, к которым часто прибегают, исследуя эту проблему. Не меньшее значение, а, может быть, даже большее, имеет соотношение сил в области качества (а не количества) национального человеческого капитала и его институтов, фундаментальной и прикладной науки, информационных ресурсов, а также в когнитивной и идеологической областях[3]. Другими словами, «область конфликтов» стремительно расширяется. Это хорошо видно нарегиональных примерах, например, в Северо-Восточной Азии.

Конфликтный потенциал Северо-Восточной Азии[4]

На этом фоне большая часть государств Тихоокеанского региона настойчиво укрепляет свою военную мощь, последовательно наращивая оборонные расходы. Лидирует по этому показателю регион Восточной Азии, являющийся ядром зоны «Северной Пацифики», охватывающей АТР.

Топ-10 стран с наибольшими военными расходами в 2016 году[5]

5. С 2017 по 2050 год половина населения мира будет сосредоточена всего в девяти странах: Китае, Индии, Нигерии, Демократической Республики Конго, Пакистане, Эфиопии, Танзании, США, Уганде, Это означает, что именно эти страны могут выступить центрами развития новых коалиций, которые постепенно будут набирать не только экономическую, но и военно-политическую мощь.

Это же означает, что старые центы силы, прежде всего страны ЕС и Россия, будут уступать свое место новым в структуре не только МО, но и ВПО, о чем дает представление подборка «Валдайского клуба».

[6]

Как видно из этих иллюстраций, сохранение позиций тех или иных наций, государств и союзов будет прямо зависеть от их коалиционных возможностей. Прежде всего в области суверенитета и национальной идентичности. Так, усиление китайской и индийской коалиций, интенсивное развитие исламской ЛЧЦ и ряда других ЛЧЦ потребует от стран ЕС ускорения интеграции и ослабления зависимости от двусторонних отношений с США. Перед ними будет поставлен непростой вывод: дальнейшая потеря суверенитета и идентичности в пользу США, либо потеря своих позиций в мире под угрозой усиления других ЛЧЦ и их коалиций.

Ещё сложнее обстоит дело с Россией и ее ЛЧЦ, которая может быть поставлена «на разрыв» в плане политического и экономического суверенитета, с одной стороны, и вхождения ( в т.ч. насильственного) в орбиту западной, китайской или исламской ЛЧЦ, – с другой. Такой разрыв может также закончиться развалом единого пространства и расколом нации, что вполне устроило бы как западную, так и китайскую и исламскую ЛЧЦ и их военно-политические коалиции.

Такой «разрыв» во многом повторяет историю интервенций в Россию и попыток западной ЛЧЦ и Японии взять под контроль целые регионы нашей страны, но с той разницей, что активность исламской ЛЧЦ может распространиться на центральные районы России, а китайской – на Западную и Восточную Сибирь.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<


[1] Цит. по: Грибин Н.П. Аналитические доклады ИМИ МГИМО-Университет, 2017. Май. – № 2(48). – С. 9.

[2] См. подробнее: Подберёзкин А.И., Харкевич М.В. Мир и война в XXI веке: опыт долгосрочного прогнозирования развития международных отношений. – М.: МГИМО-Университет, 2015. – С. 455–560.

[3] Подберёзкин А.И. Раздел «Взаимодействие официальной и публичной дипломатии в противодействии угрозам России». В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика: Научное издание / под ред. М.М. Лебедевой. – М.: «Аспект Пресс», 2017. – С. 36–53.

[4] W океана зона свободной торговли / Watching the Paci c № 1 (249) / http://ihaefe.org/files/pacific-ocean-map/u1.pdf

[5] Зона океана - зона свободной торговли // Watching the Pacific № 1 (249) / http://ihaefe.org/files/pacific-ocean-map.1.pdf

[6] Население земли: взлёты и падения. 29.09.2017 / http://ru.valdaiclub.com/multimedia/infographics/naselenie-zemli-vzlyety-i-padeniya/

 

 

23.07.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Азия
  • Глобально
  • XXI век