Эль Мюрид: Об итогах войны в Сирии 2012 года

Версия для печати

Для Сирии 2012 год  начался и прошел под знаком возрастающего ожесточения вооруженной борьбы. В конце 2011 года боевики начали операцию по захвату одного из пяти крупнейших городов страны — Хомса. В операции принимало участие от 3 до 4 тысяч человек. Через полгода в операции «Вулкан в Дамаске» было задействовано от 2 до 3 тысяч боевиков в провинции Дамаск, от 3 до 5 тысяч — в провинции Идлиб и до 15 тысяч боевиков — в городе Алеппо и его окрестностях. На пике активности в октябре-ноябре этого года на территории Сирии воевало по минимальной оценке около 40 тысяч боевиков.

  

Нет смысла описывать сами события — гораздо важнее понять, как именно и почему мощная по ближневосточным меркам 300-тысячная армия Сирии, 15 спецслужб и пронизывающий все поры общества партийно-политический аппарат БААС смогли пропустить столь чувствительный удар, поставивший страну на грань уничтожения.

Соединенные Штаты Америки, прямо не участвуя в сирийском конфликте, равно как и в ходе всей Арабской весны, получили прекрасный полигон для отработки технологии Шестого уклада по демонтажу и сборке социальных субъектов. Начав отрабатывать эти технологии в ходе «цветных революций», Штаты теперь перешли к более жесткому варианту отработки сноса существующих государственных и общественных институтов. Этот уникальный опыт, безусловно, будет востребован и в дальнейшем — и уже поэтому есть смысл внимательно начать его изучение.

Три стадии процесса

Конфликт в Сирии можно четко разделить на три стадии. Первая стадия — начало-середина 2011 года. В этот период на территорию Сирии забрасывались иностранные «миссионеры» с огромными по местным меркам деньгами, организующие демонстрации протеста, подстрекающие к столкновениям с полицией, налетам на государственные учреждения и полицейские участки. В ходе демонстраций они же устраивали провокации, целью которых было пролитие крови — и именно в этот период количество жертв среди сотрудников полиции в разы превышало количество погибших демонстрантов и гражданских лиц.

  

Второй этап был запущен, когда раскачав ситуацию, «миссионеры» превратились в «вербовщиков», начав вербовочную работу среди маргинальных групп населения. Стоит отметить, что экономическая ситуация в Сирии в период 2008-2010 годов сложилась крайне тяжелой — жестокая трехлетняя засуха привела к массовой миграции с севера страны, сотни тысяч беженцев-палестинцев, проживающих на территории Сирии и около полумиллиона беженцев-суннитов из Ирака представляли и до сих пор представляют крайне питательную почву для подобного рода вербовки. Второй этап конфликта привел к тому, что численность противостоящих власти людей, готовых и способных на разрушение государства, грабежи, насилие, убийства, резко — буквально на порядок — возросла в течение полугода.

Наконец, третья стадия процесса началась ближе к концу 2011 года. Произошел резкий сдвиг ситуации — завербованные грабители, насильники, уголовники стали сбиваться в группы и группировки, в которые немедленно пошло внедрение опытных руководителей — как из числа иностранцев, так и из числа местных уголовных авторитетов. Произошла структуризация бандподполья, начались поставки оружия и захват его на территории страны. В это же время на территории Ливана и Турции началось создание лагерей подготовки, в которые начали прибывать граждане исламских стран, завербованные для борьбы с кровавым режимом.
Все это время в течение 2011 года крупнейшие арабские телесети и пресса вели мощную пропагандистскую работу по «разоблачению» преступлений режима в отношении сирийцев. Весь год велась жесткая информационная война, интенсивность которой в отношении Сирии была пока еще не очень велика — так как основное внимание занимала война в Ливии. Тем не менее, Сирии в информационном потоке отводилось очень значительное место.

Начало войны

На этом фоне начался 2012 год. Он начался с атаки города Хомс, который расположен буквально вплотную к ливанской границе. Захват города был спланирован не менее чем за полгода — в него проникали боевики, готовили схроны, штабные помещения, завозилось оружие, боеприпасы, медикаменты, продовольствие, рылись тоннели и укрытия.

Именно Хомс показал неспособность армии и спецслужб Сирии контролировать даже локальный участок границы. Объективно в Сирии отсутствует пограничная служба — более 2000 км сухопутных границ с непростым рельефом местности фактически невозможно перекрыть для страны с населением в 20 миллионов человек, армией в 300 тысяч человек и бюджетом в 20 миллиардов долларов. Создание специальной пограничной стражи и обустройство границы немедленно подорвало бы экономику страны. Этим слабым местом и воспользовались агрессоры, свободно перемещая массы людей, оружия и боеприпасов на территорию Сирии.

  

  

В Хомсе боевики сумели отработать еще одну тактику, которая целиком и полностью отвечает целям агрессоров. Сирийская армия, созданная для противостояния армиям соседних государств, совершенно неприспособлена для ведения внутренних конфликтов. Ни организационно, ни набором инструментов. В Сирии полностью отсутствует аналог российских внутренних войск (или военной жандармерии), предназначенных для подобных действий — опять же, сугубо по экономическим причинам. Поэтому армия, проводя операцию по освобождению и зачистке Хомса, фактически выполняла за боевиков их работу — разрушала городскую инфраструктуру, приводя в город в непригодное для жизни состояние. Этот опыт впоследствии был использован боевиками в Алеппо и предместьях Дамаска.

В целом именно Хомс должен был стать для сирийского руководства чрезвычайно важным сигналом о полной неготовности Сирии противостоять такому способу ведения войны с боевиками и наемниками. Однако не стал. Организационно и армия, и спецслужбы продолжали оставаться «заточенными» на выполнение прежних — довоенных — задач.

Разгар войны

Этот просчет был немедленно использован агрессорами, которые запустили масштабную подготовку к свержению режима, начав массовую подготовку завербованных по территории всего Ближнего и Среднего Востока боевиков, привлекая уже отмобилизованные боевые структуры с юга Ливии, из Афганистана, Ирака и Йемена. Кроме того, агрессоры с выгодой для себя использовали перемирие, продавленное через ООН спецпредставителем Совбеза и ЛАГ Кофи Аннаном. В этот период закончилось создание подполья на всей территории страны. Задачей подполья был террор и вербовка новых боевиков из числа сирийцев. К этому времени экономика Сирии уже была в значительной степени подорвана ведущимися боевыми действиями и недостатка в лишившихся средств к существованию людей уже не было.

Задачи операции «Вулкан в Дамаске» так и не были выполнены — боевикам не удалось ни закрепиться в предместьях Дамаска, ни овладеть целиком Алеппо — хотя в Алеппо была проведена еще более масштабная подготовка, чем в Хомсе. Тем не менее, агрессоры сумели и в этой ситуации резко изменить выгодные для них задачи — они перешли к тактике массового разрушения городской инфраструктуры, причем эту задачу стали выполнять и отряды, действующие на остальной территории Сирии. Армия, не имея ни организационных инструментов для борьбы с иррегулярными формированиями, ни соответствующего вооружения, максимально помогала боевикам в выполнении этой задачи.

Сегодня и значительная часть Алеппо, и почти все предместья и города-спутники Дамаска представляют из себя развалины. Разрушено не только жилье, но и социальные объекты — больницы, школы, пекарни, предприятия, постоянно идут атаки на промышленные цеха и электростанции. Разрушены и во многом не функционируют городские службы — в Алеппо не вывозится мусор, власти с трудом справляются с элементарными санитарными мероприятиями. Начинается голод. Перебои с топливом в зимнее время приводят к тому, что люди банально мерзнут в неотапливаемых помещениях, не могут приготовить горячую пищу. Создаются все предпосылки к гуманитарной катастрофе.

 

Сегодняшние итоги

Пока трудно сказать, чем именно закончится война в Сирии — есть признаки постепенного улучшения ситуации — армия продолжает успешно перемалывать отряды боевиков, приобрела очень серьезный современный опыт ведения самых сложных боевых действий. Однако есть признаки и дальнейшего ухудшения обстановки — как в плане ведения боевых действий, но главное — резком осложнении условий жизни и деятельности сирийцев.

Так или иначе, но Сирия при любом исходе этой войны оказывается отброшенной в своем развитии на десятилетия. Главное — сирийское правительство пока никак не демонстрирует выводов, которые оно обязано сделать из двухлетнего опыта войны. Изменения в организационном строении своих силовых структур слишком микроскопичны, чтобы как-то существенно улучшить ситуацию. Перевод войны в область конфессионального противостояния — вот, пожалуй, самая главная опасность будущих этапов этой войны. Тогда у Сирии практически не остается шансов на сохранение своей государственности и целостности.

Источник: ИТАР-ТАСС, Эль Мюрид, 25 декабря 2012 года, 10:45

  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век