Варианты развития США после 2025 года, основанные на известных новых парадигмах

Версия для печати

 

Мы можем стать свидетелями противостояния группы стран во главе с Соединенными Штатами контролирующими доступ к глобальным финансам, передовым технологиям и талантам, с одной стороны, и государств индустриальной экономики, в том числе держав БРИКС, доступ которых на развитие рынка будет всячески ограничиваться — с другой[1]

А. Безруков, доцент МГИМО

Сценарий развития США после 2025 года и его конкретные варианты, в основе которых лежат известные новые парадигмы, представляется одним из наиболее вероятных и перспективных. Действительно, в 2017 году стало ясно, что в мире начали происходить радикальные изменения в основных парадигмах развития, которые уже нельзя отнести к простым случайностям[2]. В частности,

— нельзя не признать, что относительно мирный период развития человечества закончился: ежедневно и еженедельно все последние годы мы являемся свидетелями роста международной напряженности, войн, террористической активности и пр. эскалации силовых действий между различными субъектами МО;

— произошло резкое обострение противоречий между ЛЧЦ, причем западная ЛЧЦ во главе с США избрала откровенно военно-силовой сценарий противоборства;

— экономически и технологически западная ЛЧЦ будет стремиться ограничить влияние других ЛЧЦ.

В отличие от предыдущего («инерционного») сценария развития США после 2025 года этот сценарий и его варианты предполагает существенное влияние принципиально новых, но уже относительно хорошо известных факторов, тенденций и парадигм.

Эти известные тенденции достаточно инерционны и оценивались следующим образом:

Таблица 1. Перспективы мирового экономического развития в разбивке по трем группам стран[3]

Данные свидетельствуют о высоких темпах мирового экономического развития (росте ВВП на душу населения) в первой четверти XXI века. Среднегодовой темп прироста составит в 2001–2025 годах 3,3%. Названный показатель мирового экономического развития в фазе процветания большого цикла второй половины XX столетия составлял 3,2%. Тогда основным локомотивом были развитые страны, темп прироста у которых составлял 3,5%. В XXI веке высокие темпы задаются развивающимися странами. У них названный показатель в указанный период ожидается равным 4,4%, тогда как у развитых стран — 2,4%. Среднегодовые темп прироста мирового ВВП достигнут 4,3%.

В этом показателе разница между развивающимися и развитыми странами еще больше (5,5 против 3,1%) за счет более быстрого роста населения в развивающихся странах.

По всем прогнозам, в рамках первой четверти XXI века развивающиеся страны впервые превзойдут по размеру ВВП развитые страны.

Мир станет многополярным. Это подкрепляется и данными Таблицы.

В 2025 году по величине ВВП, рассчитанном по ППС, Китай превзойдет США, а Индия — Японию. Бразилия к этому же сроку опередит Германию. По размеру ВВП на душу населения развивающиеся страны в среднем достигнут уровня благосостояния развитых стран конца 1960-х годов.

Во второй четверти XXI века темпы мирового экономического развития существенно замедлятся. Среднегодовой темп прироста мирового ВВП на душу населения составит 2,4%, т.е. будет ниже показателя первой четверти на 0,9 процентного пункта. Еще более резким будет снижение интенсивности роста ВВП (до 2,8%, т.е. на 1,5 процентного пункта) в связи с замедлением роста численности населения.

К середине XXI века развивающиеся страны по величине ВВП займут доминирующее положение в мировом хозяйстве. Не только Китай, но и Индия превзойдет США по этому показателю. Развитые стран сохранят свои позиции как лидеры научно-технического и организационного прогресса. Развивающиеся страны в целом по величине ВВП на душу населения приблизятся в 2050 году к показателю Западной Европы конца XX века. Их достижение будет ниже показателя развитых стран 2050 года примерно в 4 раза и меньше показателя стран переходной экономики того же года — в 2 раза. Отставание развивающихся стран от развитых по величине ВВП на душу населения за 50 лет сократится вдвое.

Еще в 2008 году считалось, что умеренно благополучная картина экономического развития мира подразумевает отсутствие крупных военно-политических конфликтов, сопоставимых с мировыми войнами XX столетия. Ожидаемое более равномерное распределение экономической мощи способствует формированию многополярного мира, конструкции более устойчивой по сравнению с той, когда одна страна или узкая группа стран навязывает или имеет искушение навязать свою волю остальному миру.

Повышение уровня экономического развития в развивающихся странах и странах переходного периода позволяет надеяться, что проблема устранение нищеты и голода уже к концу первой четверти XXI века в глобальном масштабе будет снята с повестки дня.

Таблица 2. Крупнейшие страны мира по величине ВВП

Следует ожидать обострение проблемы обеспеченности природными ресурсами, защиты и оздоровления окружающей среды. Причем проблема природных ресурсов и экологии могут принять характер глобального кризиса. К такому предположению подвигают целый ряд обстоятельств.

Во-первых, наиболее высокие темпы экономического роста ожидаются в крупных по численности населения странах, переживающих этап индустриализации. Индустриализация связана с большей энергоемкостью и материалоемкостью производства, нежели постиндустриальное развитие, в которое вступили передовые страны.

Во-вторых, для развивающихся стран недоступны, в силу дороговизны, продвинутые безотходные технологии, которые служат экономии энергии и материалов и одновременно снижают загрязнение окружающей среды. Основные устремления этих стран в первой четверти XXI столетия связаны повышением уровня материального благосостояния.

В-третьих, обеспечение природными ресурсами потребует разведки и освоения природных месторождений на труднодоступных территориях, что приведет к удорожанию сырья.

В-четвертых, проблема оздоровления окружающей среды уже приобрела весьма острый характер в густо населенных развивающихся странах, что негативно отражается на здоровье населения.

Вторая четверть текущего столетия будет характеризоваться большим акцентом на улучшении качества жизни, наряду с повышением материального благосостояния. Научные исследования и стандарты в области производственной деятельности будут нацелены на снижении затрат природных ресурсов, оздоровление окружающей среды, повышение уровня и качества образования и здравоохранения.

Замедление экономического роста в мировом масштабе во второй четверти XXI века, вызванное наступлением нисходящей волны большого цикла и вздорожанием природного сырья, облегчит преодоление сырьевого и экологических кризисов.

С точки зрения развития этого сценария развития США после 2025 года, например, достаточно определенно выделяются три конкретных варианта развития военно-силового сценария. При этом

варианты другого сценария, которые будут рассмотрены ниже, основанного на новых парадигмах, носят исключительно важный, но достаточно умозрительный характер. В этих целях можно условно определить понятия «влияние» и «доминирование» новых парадигм по следующим критериям:

— отношение влияния новых парадигм и, соответственно, доминирование прежних парадигм, как 20 : 80;

— и, наоборот, доминирование новых парадигм и соответственно влияние старых парадигм, как 80 : 20.

В этом случае рассмотренный выше базовый «Сценарий № 1» развития США после 2025 года соответствует понятию «влияние новых парадигм», а базовый «Сценарий № 2», наоборот, — «доминированию новых парадигм», а степень влияния этих парадигм оценивается, соответственно, как 20 : 80 и 80 : 20.

В качестве примера можно привести экономику США, где новым парадигмам (новому экономическому укладу, социальной структуре, новой политике и т.п.) по некоторым оценкам соответствует до 10% экономики и ее структуры, но ожидается, что к 2025 году это соотношение достигнет 50/50. Это означает равную вероятность (как это видится сегодня) продолжения как «Сценария № 1», так и развитие «Сценария № 2» после 2025 года.

Китай вскоре обгонит Соединенные Штаты по развитию цифровой экономики. Согласно расчетам аналитиков Statista, цифровой рынок Китая опередит американский уже в 2018 году. В результате Китай станет крупнейшей цифровой экономикой мира.

Диаграмма ниже показывает прогноз развития цифровых рынков B2C в США, Китае и ЕС5. Ожидаемая выручка цифрового рынка B2C в 2018 году в Китае составляет $765 млрд, таким образом, выдвигая страну в лидеры мирового рынка. В США же выручка ожидается на уровне $698 млрд, а в Европе $434 млрд[4].

Рис. 1. В 2018 году Китай обгонит США и станет крупнейшей цифровой экономикой[5]

Таким образом, доминирующий Сценарий развития США до 2025 года — «Военно-силовое противоборство», — станет исходной базой для превращения в один из двух базовых сценариев развития США после 2025 года — «Сценария № 1» («Развитие на базе прежних парадигм») и «Сценария № 2» («Развитие на базе новых парадигм»), которые будут определяться, прежде всего, достигнутым соотношением  между старыми и новыми парадигмами к 2025 году и теми вариантами развития до 2025 года, которые будут доминировать.

Рис. 2. Рост численности населения мира[6]

Причем важно оговориться, что такое соотношение между влиянием новых парадигм у двух Сценариев может быть не только явным, например, 30/70, но и гибким — 40/60 или даже определяться их равновесием в каждой из отдельных основных сфер жизнедеятельности: политике, экономике, социальной области и т.д. В самом общем виде логику этого развития будет определять следующая модель сценариев и их вариантов развития США, на основе новых парадигм, которая носит, естественно, абстрактно-логический характер.

И количество сценариев, и количество вариантов может быть разным в зависимости от подхода исследования и глубины анализа, а также имеющихся для этих целей ресурсов.

Таким образом, ключевым фактором долгосрочного прогноза развития США будет являться соотношение влияния новых и старых парадигм развития, которые будут формироваться до этого, а именно, в период 2017–2025 годов. Если внутренние парадигмы политики США (например, победа «белого» национализма или какого-то из национальных/этнических меньшинств) сменят существующую, то это, безусловно, отразится на всем развитии США и их стратегии в мире.

Рис. 3. Логика развития сценариев и их вариантов США с 2025 по 2040 годы в зависимости от степени влияния новых парадигм

 

Рис. 4. [7]

Подробная эта логика описана в специальном исследовании RAND-корпорации, опубликованном в марте 2017 года.

Рис. 5. Известные и неизвестные угрозы[8]

Эта логика раскрывается ниже подробнее в деталях.

Таблица 3. Characteristics of Challenges

Очень важно пытаться определить силу влияния новых парадигм в таких областях, как:

— наука и техника, технологии;

— социальная трансформация общества;

— появления новых акторов (ИГИЛ, например) или субъектов МО (Южный Судан) в мире;

— резкое изменение в состоянии того или иного субъекта МО;

— и т.д.

Автор: А.И. Подберёзкин



[1] Безруков А. Спасти и сохранить // Россия в глобальной политике, 2017. Январь–февраль. — С. 60.

[2] Некоторые аспекты анализа военно-политической обстановки: монография/ под ред. А.И. Подберезкина, К.П. Боришполец. М.: МГИМО-Университет, 2014. — С. 651–842.

[3] Клинов В.Г. Мировая экономика: прогноз до 2050 г. / В.Г. Клинов // Вопросы экономики. — 2008. — № 5. — С. 70–71.

[4] Китай станет лидером цифрового рынка в 2018 году / http://bcs-express.ru/novosti-i-analitika/kitai-stanet-liderom-tsifrovogo-rynka-k-2018-godu

[5] Там же.

[8] Strategic Choices for a Turbulent World: In Pursuit of Security and Opportunity / Is the World Falling Apart (And How Would We Know)? — P. 51–53 / RAND RR1631-3.2 / http://www.rand.org/content/dam/rand/pubs/research_reports/RR1600/RR1631/RAND_RR1631.pdf

 

15.01.2021
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век