Увеличение относительного отставания России

Версия для печати

 

Несмотря на широкое распространение термина  «прорывные технологии» в экономико-политическом лексиконе современной России, нам не удалось обнаружить ни одной попытки его формализации. Так, ни одна из 34 технологических платформ, созданных в России…,  не предложила собственных прогнозов развития отдельных рыночных ниш … на основе прорывных технологий[1]

В. Зинов, Н. Куранова, Л. Цветкова, эксперты

 

Усиление военно-силового давления на Россию во втором десятилетии нового века происходило на фоне её относительного и абсолютного социально-экономического ослабления и потери научно-технических, технологических и экономических позиций, сопровождающихся демографической и социальной национальной деградацией. Эта стагнация к 2018 году медленно переросла в рецессию, которая на фоне быстрого развития других стран, в особенности КНР, Индии, Вьетнама и других, означает неизбежную окончательную потерю её позиций в мире, которая не может быть компенсирована внешнеполитическими и военными успехами.

В соотношении сил важнейшее значением имеет качество собственной национальной и государственной мощи и её соотношение с потенциальным противником по самому широкому кругу параметров. Не вдаваясь в детали, можно сделать самый общий вывод, что во втором десятилетии ХХI века происходит процесс увеличения относительного отставания России в качестве социально-экономического развития от ведущих центров силы в мире.

Этот процесс продолжает оставаться ведущей тенденцией последних лет, причем сразу же в нескольких областях[2]. Естественно, что в каких-то областях эти негативные тенденции заметны, даже представляются катастрофическими, а в других — менее заметны, либо отсутствуют вовсе. Очень наглядно эту ситуацию проиллюстрировал в своём отчете правительства Государственной думе РФ Д. А. Медведев 11 марта 2018 года, суть которого выражена в формуле: при исключительно неблагоприятных внешних условиях (кризис, санкции, обвал цен на ресурсы и т.п. в 2011–2017 годы) России в целом удалось выстоять, а кое где и добиться позитивных результатов в развитии. Такой областью стало, например, сельское хозяйство. Но не только.

В области военного строительства также удалось в эти кризисные годы сделать определенные достижения, о которых 1 марта в своем послании рассказал президент В. В. Путин, а позже, на научно-практической конференции в Академии Генерального Штаба в марте 2018 года, В. В. Герасимов сказал, например, следующее: «Основными особенностями конфликтов будущего станет использование робототехнических комплексов, информационной сферы и космических средств. Эту тенденцию Генеральный штаб и Министерство обороны РФ давно отслеживают, и не только отслеживают. Из выступления генерала армии Герасимова следует, что Вооруженные силы России готовы к ведению боевых действий во всех средах, включая киберпространство, информационное пространство, космос и так далее. Тезисы Герасимова опираются не на воздух, а на созданные структуры, конкретные образцы вооружения и военной техники, на отработанную, скажем так, систему ведения операций и боевых действий»[3].

Я напомню, что созданы отдельное управление по развитию робототехнических средств; отдельное главное управление научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований) Минобороны России; отдельная структура, которая занимается беспилотными летательными аппаратами». В 2017 году начальник Генштаба уже говорил о сформировании войск информационных операций, специальных структур, которые занимаются подготовкой данных для ударных средств, а также о развертывании единой космической системы и системы освещения обстановки в Арктике, включая надводную и подводную.

Интегральным, конечным показателем развития соотношения сил в итоге можно считать количество и качество национального человеческого капитала (НЧК), которые определяют темпы развития нации и её мощь. Если говорить о количественных критериях НЧК России, то ситуация, как известно, в 1990–2017 годы сложилась почти трагическая: сокращение численности населения (которое удалось на короткое время стабилизировать) сопровождается фактическим вырождением его качественного состава, что особенно заметно при сравнении России с сопоставимыми по НЧК государствами — Аргентиной, Словенией, Словакией.

При этом, в наиболее важной области — развитии национального человеческого капитала (НЧК) — как количественно, так и качественно Россия все больше отставала от других ведущих стран мира последние три десятилетия[4]. Так, население России на начало 2018 года составляло 147,0 млн человек. При этом с 1950 по 1993 г. — оно выросло в полтора раза — со 101,4 до 148,6 млн человек, но затем рост населения прекратился. Это прекращение было не временным случайным событием, а, по мнению либеральных демографов, — «закономерным результатом длительного демографического неблагополучия»[5]. На самом деле — прямым результатом так называемых «демократических» реформ конца 1980-х — 1990-х годов, о чем старательно пытаются забыть сегодня. Понятно почему — общий подход к социально-экономической политике остался прежде. НЧК рассматривается как «довесок» макроэкономической политики, который должен быть минимальным.

Эта политика категорически противоречит, например, результатам политики Александра III, который за 13 лет своего правления не только провел своего рода быструю индустриализацию страны (при средних ежегодных темпах роста экономики в 10%), но и резко увеличил численность населения, заселил Сибирь и Дальний Восток, начал строительство Транссиба, увеличил качество образования, создал систему социальной защиты и воссоздал боеспособную армию. Россия после его смерти в середине 90-х годов позапрошлого века стала страной с высокими темпами роста (только внутренние накопления населения увеличились с 3 до 200 млн рублей), самой твердой валютой, системой социальной защиты и — что сегодня особенно актуально — абсолютно независимой от импорта. От винтовки до броненосца всё строилось на российских заводах!

В России ХХI века мы отчетливо наблюдаем обратное, что находит своё отражение в агрегированном виде в показателях прироста (убыли) населения и его качественном национальном составе, который искажает реальную картину за счет прибывающего, как правило, малообразованного населения из Средней Азии и Закавказья. Это, в конечном счете, был вынужден признать В. Путин осенью 2017 года, предложив в очередной раз несколько инициатив, которые, на мой взгляд, как и прежние инициативы, не изменят общей динамики. Тем более эти инициативы не приведут ни к численному росту именно русского, коренного населения России, ни к повышению качества его НЧК. На мой взгляд, при сохранении существующей динамики и даже с учетом скромных  действий нынешнего правительства прирост населения России не достигнет советского уровня (1,5–2,0 млн человек), стабилизировавшись в лучшем случае на цифре в 0,5 млн человек (рис. 1).

Рис. 1. Компоненты прироста населения России, тыс. человек

Опасность развития этой ситуации хорошо понимает В. Путин, который своё послание от 1 марта 2018 года посвятил фактически проблеме резкого увеличения НЧК, в том числе его количественной, демографической, составляющей. К сожалению, пока что это только долгосрочные планы, которые плохо соотносятся с реальными действиями правительства, которые можно охарактеризовать как набор деклараций, замешанных на неких демонстрационных действиях по увеличению качества и количества НЧК (некоторый рост средней продолжительности жизни и другие «успехи» последних лет могут показаться таковыми только на фоне абсолютного провала последних трех десятилетий). Перспектива 6 лет в этой области — крайне малый срок для исправления ситуации даже в случае, если правительство изменит радикально свою прежнюю политику.

В основе этого трагического и абсолютно бесперспективного подхода лежит идеология либералов-западников, для которых граждане  страны, нация и её НЧК не только не являются главным критерием развития, но и вообще значимым критерием макроэкономической политики. По мнению либералов, например, « неизвестно по каким причинам», но после 1993 г. началось сокращение населения страны, которое продолжалось 14 лет. «Последние 8 лет (2009–2016 гг.) население растет, но рост невелик. За 8 лет роста население увеличилось всего на 1,8 млн  человек (без учета Крыма), и даже с учетом населения Крыма оно не вернулось к уровню 1993 г., после которого началась убыль населения»[6].

Сохранение нынешнего либерального курса по отношению к развитию НЧК — опасность, к которой привлек внимание в своём послании В. В. Путин, потребовавший как увеличение душевого дохода в 1,5 раз, продолжительности жизни до более 80 лет и других качественных перемен. Однако это требование президента остается пока что пожеланием, не подкрепленным реальными действиями правительства, которому предстоит отказаться от действующей либеральной парадигмы или быть замененным на более эффективных управленцев.

Нынешний рост, признают кудринские эксперты, обеспечивается почти исключительно за счет миграции. Положительный естественный прирост, появившийся в 2013 г., имел, скорее, символическое значение, по своей величине он был ничтожен, достиг 32 тыс. человек в 2015 г. (для сравнения укажем, что в 1985 г. он составлял 745 тыс. человек, в 1975 г. — 809 тыс.), а в 2016 г. снова была зарегистрирована небольшая естественная убыль. Она неизбежно будет быстро нарастать и даже по самому оптимистическому прогнозу к 2035 г. может приблизиться к 400 тыс. человек, а в случае если реализуется наиболее пессимистический вариант, может достичь 1 млн человек.

При этом, как ни странно, но делается вид, что период депопуляции и уничтожения демографического потенциала никак не связан с проводившейся в эти годы политикой. Это означает, на мой взгляд, следующее:

1. Отрицание негативных последствий политики последних десятилетий, что означает её легитимацию и продолжение в будущем.

2. Сохранение негативного отношения к выбору в качестве национального приоритета № 1 развитие НЧК.

3. Согласие с отставанием и потерей Россией окончательно своих позиций в мире, что в конечном счете неизбежно приведет к деформации и эрозии суверенитета и потере национальной идентичности. В любом случае, возможности роста населения России в ближайшие десятилетия весьма ограничен, — делают выводы эксперты ЦСР под руководством А. Кудрина, предлагая следующий прогноз.

Рис. 2. Численность населения России: 1950–2050 гг с 2017 г. — три варианта прогноза, млн человек

При сохранении существующего либерально-стагнационного сценария, качественные показатели НЧК, прежде всего, величина душевого  дохода, продолжительность образования, развитие науки и технологий по сути останутся до 2025 года на том же уровне, что и в 2017 году, хотя в эти же годы темпы развития в странах-лидерах — как об этом заявляет, например, Д. Трамп, поставивший для американской экономики нижнюю планку роста в 4%, — будут заметно ускоряться.

Иными словами, не смотря на политическую волю послания Путина, нынешняя политика программирует отставание России и потерю ею мировых позиций на долгосрочную перспективу, что особенно хорошо видно на примере таких ключевых областей, развивающих НЧК, как здравоохранение и образование, науки и технологий. Так, в научно-технической области, следует признать, что Россия продолжает увеличивать относительное отставание уже не только от развитых, но и развивающихся стран. В частности от Республики Кореи. Это ведет к стремительной потере привлекательности нашей страны, а потеря привлекательности в мире равносильна потере влияния в мире[7].

В частности, например, Россия заняла 40 место из 43 в Глобальном пенсионном индексе — рейтинге, который пятый год подряд составляется экспертами французского банка Natixis. Исследование учитывает несколько показателей, влияющих на комфорт пребывания на пенсии, объединенных в 4 группы. Так, по уровню доступа к финансовым услугам, которые позволили бы максимизировать пенсионный доход, Россия находится на 43 месте, по доступу к качественным медицинским услугами — на 42, по качеству жизни на 36, а по материальному благополучию — на 35. Каждый показатель оценивается в диапазоне от 0 до  100%. Российская оценка в 2017 г. снизилась до 45% с 46% годом ранее.

Это отражает динамику социально-экономических процессов в 2016– 2017 годах в стране, где в первой половине 2017 года убыль населения выросла втрое по сравнению с предыдущим годом.

Примечательна динамика других стран, в частности, все страны БРИКС находятся в конце рейтинга: Китай — на 38 месте, Бразилия — на 41, Индия — на 43, а лидерами рейтинга являются Норвегия (86%), Швейцария (84%), Исландия (82%), Швеция (80%) и Новая Зеландия (80%).

Лица пенсионного возраста, способные эффективно трудиться, являются огромным резервом России, что очень хорошо видно на примерах предприятий ОПК, где в последние десятилетия средний возраста (несмотря на успешную в целом политику подготовки молодых кадров) продолжал оставаться около 60 лет. Именно в этом возрасте опыт компенсирует недостатки физических возможностей, особенно в тех областях деятельности, где требуется прежде всего интеллект и опыт его применения.

Согласно исследованиям экспертов ЕЭС, в России самая низкая в Европе производительность труда. И пока сдвигов к лучшему не наблюдается. Требования одного из «майских указов» увеличения ежегодного прироста на 5% игнорируются, хотя, как показывает опыт Концерна ВКО «Алмаз-Антей», например, можно добиться и 25% роста. Низкая производительность труда — главный фактор отставания РФ в развитии и росте экономики от европейских и других передовых стран мира, включая страны Юго-Восточной Азии[8]. В реальности производительность труда в РФ за последние 3 года снижалась вместе со снижением ВВП. За человеко-час в России производится продукта на $25,9, что вдвое меньше среднего показателя стран ЕЭС — $55,9. Для сравнения у самых экономически отсталых по этому рейтингу стран ЕЭС: Латвия — $27,6, Польша — $29,7. В близкой по сотрудничеству с Россией Турции — $36,4. У передовых стран рейтинга: Норвегия — $79,1, США — $62,9, Германия — $59,5.

В России крайне необходимо повышать производительность труда в регионах, где она, по оценке московского мэра С. Собянина, в 2,5 раза ниже, чем в Москве. Проблема низкой эффективности российского труда остается ключевой для экономики страны. И эта задача остается актуальной уже в течение ста лет. Это — только один из многочисленных примеров того, как можно максимально эффективно использовать имеющиеся национальные ресурсы.

До кризисов 2008 года и 2013–2016 годов Россия, по всей видимости, достигла некого уровня «восстановления» после «реформ» 1989– 2001 годов. Можно сказать, что негативные последствия в целом были преодолены (хотя, напомню, что за эти же 30 лет экономики некоторых стран выросли в десятки раз!). Новый уровень, однако, оказался значительно хуже того, с какого начались реформы Горбачева–Ельцина: структура экономики, уровень промышленного производства, качество национального человеческого капитала (НЧК)[9], темпы научного, технологического и социального развития и другие ключевые показатели отставали даже от среднемировых, о чем очень убедительно говорил в 2013–2015 годы С. Глазьев.

Общая ситуация, таким образом, стабилизировалась только в 2017 году, но и тогда темпы национального развития России на фоне темпов роста и развития стран западной ЛЧЦ и новых центров силы были существенно ниже. Фактически восстановительный период плавно перешел в период стагнации, что хорошо видно на примере показателей НЧК (табл. 1).

Таблица 1. Оценки, характеризующие воспроизводство человеческого потенциала в России[10]

Это неизбежно отражается на социальной ситуации в стране. По оценкам известного экономиста профессора В. Андрианова, в 2016 году на 10% самых обеспеченных российских домохозяйств приходилось 89% всех семейных активов страны. Этот показатель не соответствовал мировому соотношению распределения благосостояния. Для сравнения, в 2016 году в Китае 10% самых богатых домохозяйств владели 73% активов, в Соединенных Штатах 10% владели — 78% богатства. Всё это создает условие для внутриэкономической дестабилизации.

Следует отметить, что около 28 млн россиян живут за чертой бедности, размер их активов не превышает скромной суммы в 15 тыс. рублей (248 долл.). По численности бедных граждан Россия находится между Индонезией (30 млн человек) и Эфиопией (27 млн человек), что старательно не афишируется.

Более того, Россия — уникальная страна, в которой бедными является большинство работающего населения, т.е. сложилась уникальная ситуация, когда бедность фиксируется среди работающих граждан. В 2017 г. средняя заработная плата в России составляла 7,5 тыс. рублей, а средний прожиточный минимум в — 11,2 тыс. рублей.

Следует отметить, что падение реальных доходов населения России продолжается уже несколько лет подряд. По данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения в России в 2015 году сократились на 3,2%, в 2016 году на 5,9%. Реальный размер назначенных пенсий уменьшился на 3,6%. Но это — официальная статистика, не отражающая по общему признанию реального положения дел в стране.

Введение Конгрессом в июле 2017 года США новых санкций значительно ухудшило ситуацию в России. В Законе H.R.3364 — Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act перечислено все — агрессия в отношении Украины, покушения на кибербезопасность США и других стран и попытки повлиять на исход выборов, поддержка Асада в Сирии, коррупция, нарушения прав человека и прочее — и упомянуты все (!) принятые до сих пор акты и указы о санкциях. Главное в новом законе — то, что он формирует долгосрочную и системную политику силового давления США на Россию. Кроме того, закон лишает президента возможности отменять санкции против России без разрешения Конгресса. Этот закон формирует тенденцию создания внешних неблагоприятных условий для России на многие годы.

Закон принуждает Россию к развитию, опираясь на собственные силы и ресурсы, модели, которые были успешно реализованы Александром III и Сталиным, но от которых сегодня мы старательно уходим, вводя сомнительные по своей реальной эффективности принципы «импортозамещения». Мы делаем вид (или правда не понимаем), что санкции будут и дальше расширяться, что в этот процесс будут втянуты и будут вынуждены в нем участвовать все государства западной военно-политической коалиции. И что этот процесс вполне устраивает Запад, если он будет сопровождаться нарастающим отставанием России.

Именно поэтому закон, принятый в августе 2017 года Конгрессом США, носит системно-эскалационный характер. Так, новые санкции среди прочего направлены на ограничение сделок с участием российских военных учреждений и спецструктур и сделок в сфере трубопроводного экспорта энергоресурсов.

Закон «О противодействии противникам США посредством санкций» зачисляет Россию в один ряд с Северной Кореей, т.е. он закладывает негативные условия, как фундамент, международных отношений на долгие годы под отношения с Россией. Очевидно, что закон в первую очередь направлен против Москвы. В 184-страничном документе России отведено 98 страниц, финансированию терроризма — 16, Северной Корее — 40, Ирану — 25.

Документ закрепляет санкции на уровне законов, а не указов как было раньше. Теперь очередные указы президента не смогут отменить ограничительные меры, даже если Д. Трамп (или другой президент) этого захотели бы.

Новый пакет санкций включает усиление действующих ограничений, а также введение новых в отношении лиц, причастных, к кибератакам, нарушениям прав человека и поддержке президенту Сирии Башару Асаду.

Экономические санкции затронут горно- и металлодобычу, нефтегазовую отрасль, морские и железнодорожные перевозки, а в будущем неизбежно и другие области, но, прежде всего, тех представителей политических и деловых элит, которые захотели бы переступить через санкции. Так, этот документ также предполагает, что президент США должен наложить санкции на лица, которые намерены вложить в строительство российских экспортных трубопроводов более $5 млн за год или $1 млн единовременно либо же собираются предоставить проектам услуги, технологии или информационную поддержку.

Отдельно в документе подчеркивается, что США продолжат противодействовать строительству газопровода «Северный поток — 2» из-за «вредного воздействия на энергетическую безопасность ЕC, газовое развитие рынка в Центральной и Восточной Европе и энергетические реформы в Украине». Закон предусматривает введение санкций в отношении различных отраслей.

Еще большее осложнение ситуации в экономике с введением санкций позволило некоторым аналитикам даже прийти к апокалиптическим выводам. Так, О. Пономарь в июле 2017 года опубликовал нашумевшую трилогию про Путина, которая стала хитом российского интернета. Там было сказано, что «ничего и нигде Путин не сделает». Владимир Пономарь продолжил его аналитику по российской экономике и дополнил её некоторыми моментами и данными, которые ложатся в эту же корзину и подтверждают сказанное Олегом, что даже «если бы и хотел Путин что-то сделать — да денег нет»[11]

Многие эксперты резко критикуют политику энергетического доминирования В. Путина, называя её (как один из американских сенаторов) « РФ — страна бензоколонка», которая всегда держалась на продаже нефти и газа. По их мнению, там есть две огромные компании — Роснефть и Газпром, которые « кормят» Путина и его окружение, а объедки, которые остаются, бросаются населению. Давайте посмотрим, что сейчас с Газпромом и Роснефтью. Чистая прибыль Газпрома за полгода упала в 11,2 раз (не на 11%, а в 11 раз!), т.е. почти до нуля. Долги увеличились и достигли 3,659 трлн руб. ($60 млрд). Даже те копейки, которые Газпром показал в прибыль и их реально нет. 15 мая Путин дословно сказал: «По МСФО у такой компании, как «Газпром», прибыль, но она «бумажная», она на бумаге, реального денежного потока там нет». Акции Газпрома с начала года подешевели на 25%. Сам Газпром недавно в проспекте к выпуску евробондов признал, что новые американские санкции фактически ставят крест на проектах «Северный поток — 2» и «Турецкий поток».

Moody’s и другие агентства также недавно выступили с подобными выводами — новые антироссийские санкции — скорая смерть энергосектора РФ. [Moody’s Investors Service в своем отчете 10 августа пишет: Еврокомиссия посчитала, что под санкциями могут оказаться 8 проектов: Baltic LNG, «Голубой поток» («Газпром»), нефтепровод «Каспийский трубопроводный консорциум» («Роснефть»), «Северный поток — 1» («Газпром»), «Северный поток — 2» («Газпром»), расширение «Сахалин — 2» («Газпром»); месторождение Шах-Дениз и Южно-Кавказский трубопровод («ЛУКОЙЛ»), месторождение Zhor Field («Роснефть»)].

Идем дальше. Роснефть. Чистая прибыль за первое полугодие снизилась на 20%, свободный денежный поток — на 35%. При этом чистый долг вырос на 47% до 2,2 трлн руб. Общий долг увеличился до 3,4 трлн руб. ($57 млрд).

Бюджет РФ полностью зависит от цен на нефть. Нефть сейчас дорогая, дорогая не относительно $150 в июле 2008 года, а относительно  себестоимости ее добычи. Себестоимость сильно снизилась за последние годы. Это естественный процесс. Поэтому все страны сейчас максимально стремятся ее добыть. В США число буровых уже 768, а совсем недавно было 318, т.е. рост в 2,5 раза. Добычу всего за год увеличили на 1 млн барр. до 9,502 млн барр. в день против 8,597 млн годом ранее. Не спят также Канада, Бразилия, Нигерия, Ливия, Иран, Ирак. А ведь спрос на нефть в мире падает и за ростом добычи не успевает. Активно развивается альтернативная энергетика, многие страны уже запрещают бензиновые авто, наступает вечная эра электрокаров, солнечных и ветряных электростанции и т.д. и т.д. Сейчас рынок еще одурманен соглашением ОПЕК, но пелена скоро сойдет, а вместе с ней и спекулятивная надбавка к нефтяной цене. Рубль же полностью зависит от нефти.

Логика критиков В. Путина достаточно проста и внешне обоснована, но… при условии сохранения им нынешнего курса. По их мнению, события будут развиваться следующим образом: «РФ тоже усиленно будет качать нефть, ударно выкачивая запасы на старых месторождениях т.к. знает, что осваивать новые уже никогда не получится — санкции уже кодифицированы, стали вечными, запрещают бурение в Арктике, исследование и добычу сланцевых залежей нефти в РФ. Без западного финансирования и технологий это невозможно. Западных инвестиций нет и не будет, санкции США полностью отрезали РФ от мировых финансовых рынков, цена на нефть будет падать, российский газ в Европе перестают покупать (ЕС принял политическое решение о диверсификации источников поставок энергоносителей, решено покупать американский, норвежский и др. газ). Американский сланцевый газ вскоре уничтожит главное оружие Кремля на европейском энергетическом рынке. Таким образом, все это приведет к схлопыванию нефтегазовой отрасли РФ, общему сокращению выручки от экспорта российских энергоносителей и, соответственно, падению доходов российского бюджета.

Золотовалютные резервы? Но и там живых денег не так много — вычеркиваем депозиты и олимпийские кредиты в банке — банкроте ВЭБе, акции ВТБ, украинские облигации ($3 млрд), а также 279 млрд рублей, которые вложены в привилегированные акции ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, поэтому из валютных вложений их также можно смело вычитать[12].

Остается только золото (но его быстро не продашь) и $109 млрд в гособлигациях департамента Казначейства США. Оставшиеся деньги находятся на корсчетах в той же Америке и Европе. Кстати, золото в российских ЗВР занимает намного меньше места, чем, например, во французских или немецких, благодаря политике того же А. Кудрина.

Сам ЦБ недавно отметил, что последний рост резервов был вызван «главным образом в результате размещения Минфином РФ облигаций внешнего облигационного займа РФ». То есть в резервах учитываются и заемные средства, привлеченные через выпуск долговых бумаг. Это значит, что не более 10% от всей суммы ЗВР доступно по состоянию на прямо сейчас.

Сейчас общий внешний долг РФ, госпредприятий, бюджетов всех уровней, муниципалитетов, нефтяных, газовых компаний, банков — $529,7 млрд. Долг рос. банков по займам из-за рубежа 23% от общего долга или $121,83 млрд. Задолженность областей и муниципалитетов 7,2% или $38,14 млрд. Т.е. получается, что оставшийся долг $369,73 млрд (529,7–121,83–38,14), это долги корпораций[13].

Смогут они эти долги выплатить?

Раньше можно было как-то пролонгировать, рефинансировать, перекредитоваться, новые санкции практически это исключают. Нужно залезать в резервы, еще один гвоздь в крышку гроба экономики, в т.ч рубля. Показатели устойчивости внешнего долга РФ снижаются третий год подряд и находятся за «критической чертой»: обслуживание полученных за рубежом кредитов становится все дороже, а обеспеченность этих платежей поступающей в страну валютой упала до многолетних минимумов. В настоящий момент ежегодная сумма выплат внешним кредиторам составляет 42% валютных поступлений, которые российская экономика зарабатывает на экспорте. Это худший показатель с 2009 года. По сравнению с докризисным периодом его значение выросло почти на четверть и находится далеко за пределами критического порога, который, по методологии Счетной палаты РФ и МВФ, составляет 25%. Обслуживание внешнего долга стоит экономике РФ 11% ВВП: дороже займы обходились за последние 12 лет лишь дважды — в 2007 и 2009 году. С начала года внешний долг РФ вырос на $15,5 млрд, до максимальных за 2 года $529,6 млрд: погашения, которые ведут банки и корпорации под санкциями были компенсированы займами компаний вне санкционных списков». Итого получаем — резервы «$400 млрд» (выше было сказано, что реально намного меньше), а долгов $822 млрд (529 + 293).

Продолжим, второй квартал РФ впервые с 1998 года завершила с дефицитом текущего счета — отток валюты из страны превысил приток на $0,3 млрд (в июле дефицит текущего счета — $1,3 млрд). В третьем квартале дыра в платежном балансе увеличится до $5 млрд, прогнозирует Минэкономразвития.

Т.е. отток уже больше, чем приток, а чем платить долги? На каждом углу раструбили — нам санкции нипочем, даешь импортозамещение, мы будем сами все изготавливать. Ага. Импорт растет рекордными темпами (уже + 27% в этом году). Экспорт падает (несырьевой неэнергетический экспорт РФ в 2016 году снизился на 7,3% к уровню 2015 г.). Т.е. импорт растет, экспорт падает, дефицит текущего счета, рекордные выплаты. Отток валюты для погашения займов снизит ее доступность на рынке, что опять-таки приведет к обвалу рубля.

Продолжается отток капитала. Чистый отток капитала из РФ за январь–июль — $13,1 млрд. Это в полтора раза больше по сравнению с аналогичными показателями за тот же период 2016 года.

За прошлый год чистый отток капитала составил $15,4 млрд, в 2015 — $57,5 млрд и $153 млрд в 2014 году[14].

Структура оттока из РФ очень необычная: идет вывод денег и бизнесом (как крупным, так и малым) и физлицами. И тренд никогда не изменится, ситуация в РФ будет оставаться неблагоприятной для бизнеса. Почему инвесторы выводят деньги — со всех сторон санкции, коррупционная судебная система, тяжелое налогообложение, высокая степень участия государства в экономике. Сейчас все уже поняли, что их надежды на лучшее при нынешнем курсе правительства неисполнимы. Об этом свидетельствует массовая миграция: из РФ ежегодно выезжает по 200 тыс. человек, вывозя также свои деньги. А те предприниматели, которые остаются, также выводят капитал, хеджируя риски.

Банки лопаются один за одним. За 3,5 года обанкротилось уже 310 банков. Печатный станок не успевает печатать рубли для выплат через фонд гарантирования (в РФ–АСВ). В последнее время пошел «крупняк»: Пересвет, Татфондбанк (42 место, более 70 млрд руб. вкладов физиков), Югра (12-е место по объёму депозитов, 182 млрд вкладов физиков).

Сейчас на грани банк «Открытие» (6 место, 470 млрд рублей средств населения). Если он ляжет — в одночасье накроется вся банк-система РФ. (только в июле клиенты «ФК Открытие» и кредитные организации забрали из банка больше 621 млрд руб.).

Запасов валюты у российских банков осталось на 2 месяца поддержки рубля. Из банковской системы идет отток валюты, в июне клиенты, забрали со счетов $3,8 млрд Еще $0,9 млрд изъял из системы ЦБ. В результате объем свободной валютной ликвидности в банковской системе на начало июля составлял $6,4 млрд — на такую сумму собственные резервы банков, которые хранятся на счетах за рубежом, превышали их же обязательства перед клиентами по расчетным счетам. Это почти вдвое ниже, чем в начале года (более $11 млрд).

Как было сказано выше, в июне российская экономика теряла больше валюты, чем зарабатывала — дефицит платежного баланса составил $4 млрд. При этом «дыра» покрывалась за счет ввоза капитала корпоративным сектором на $9,3 млрд — деньги были получены в основном за счет увеличения внешнего долга и размещений еврооблигаций. Без этих средств избыток валютной ликвидности у банков был бы исчерпан уже в конце июня.

Тот же запас, что остался, будет израсходован за август–сентябрь: в третьем квартале платежный баланс будет заметно отрицательным — прогнозируется, что отток превысит поступления на $2,5–4,5 млрд[15].

А при дефицитном текущем счете валютный рынок фактически становится заложником спекулятивных инвестиций в долги российских компаний и правительства. Никто не захочет вкладываться: привлекательность ОФЗ для нерезидентов падает по мере снижения ставки ЦБ. Кроме того, после введения новых санкций, РФ скоро ждет полный запрет на покупку госдолга.

Бюджет РФ очень дефицитный. Дыра огромная. Все расходы, пенсии, з/п урезают максимально, В. Путин сообщил, о сокращении расходов на (кто бы мог подумать) оборону (признал, что дела совсем плохи), снижать дефицит собираются также за счет сокращения объемов потребления населением. При этом на исполнение соцобязательств денег как не хватало, так и не хватает, поэтому даже уменьшенный дефицит придется покрывать — либо из резервов, которых уже практически нет, либо за счет федеральных займов, либо с помощью денежной эмиссии и запуска «печатного станка». Все сценарии убийственны для рубля.

То есть будут стараться латать дыры в бюджете, не заботясь о доходах населения.

А в следующем году вырастут расходы на обслуживание долгов (ОФЗ и еврооблигации) на 100 млрд рублей + нужно дать какие-то подачки перед выборами (собираются вводить продуктовые карточки), т.е. бюджетная дыра при падающих нефтегазовых доходах еще больше увеличится. Реальная дыра там в 3–4 трлн, а это порядка 4% ВВП.

Вот такую мрачную финансово-экономическую перспективу рисуют нам некоторые либеральные экономисты, которая в целом недалека  от реальности. Но не из-за политики санкций Запада, а, прежде всего, из-за собственной политики, которая многие годы была ориентирована не на развитие внутренних ресурсов, а на внешние заимствования.

В этой связи хотелось бы напомнить, что в еще худшем положении находился СССР в конце 20-х годов прошлого века, когда принимались решения об ускоренной индустриализации. Напомню, что внешних  заимствований для этих программ не было, а внутренний рынок был крайне слаб. Тем не менее, именно внешняя угроза создала условия для перехода к экстенсивному развитию, опираясь на внутренние ресурсы, мобилизуясь — политически, идеологически и организационно — для решения этих задач.

Автор: А.И. Подберёзкин


[1] Зинов В. Г., Куранова Н. Г., Цветкова Л. А. Прорывное научное направление: формализация понятия и критерии подтверждения статуса / Научно-техническая информация, 2014. — Серия № 1. — № 9.

[2] Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: МГИМО–Университет, 2017. — С. 273–306.

[3] См. подробнее: РИА Новости ria.ru/defense_safety/20180324/15171973 08.html 

[4] Подберёзкин А. И. Национальный человеческий капитал. Т. 2. — М.: МГИМО– Университет, 2012.

[5] Демографические вызовы России: экспертно-аналитический доклад. — М.: ЦСР, 2017. Ноябрь. — С. 8.

[6] Там же. С. 9.

[7] См. подробнее: Подберёзкин А. И. Национальный человеческий капитал. — М.: МГИМО–Университет. — Т. 3. Книга 3: Креативный класс и идеология русского социализма. — С. 791–831.

[8] См. подробнее: Подберёзкин А. И. Военная политика России. — М.: МГИМО– Университет, 2017. — Т. 2.

[9] Подберёзкин А. И. Национальный человеческий капитал. — Т. 1–3. — М.: МГИМО–Университет, 2011–2013.

[10] Глазьев А. Украинская катастрофа: от американской агрессии к мировой войне? — М.: Книжный мир, 2015. — С. 35.

[11] Пономарь В. Цуцванг для Путина: крах российской экономики и неизбежная капитуляция. 21.08.2017.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же.

 

20.09.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век