Токсичные отношения: что мешает сотрудничеству России и ОЗХО

Версия для печати

Договориться о визите в РФ международных экспертов для помощи по инциденту с Навальным не удалось

Россия и ОЗХО столкнулись с трудностями, пытаясь согласовать визит международных экспертов для расследования обстоятельств ситуации с Алексеем Навальным. Как рассказал «Известиям» российский дипломатический источник, в то время как Москва требует от организации обмена пробами и совместной работы, ОЗХО намерена забрать имеющиеся у РФ материалы, ничего не предоставив взамен. Собеседник отметил: учитывая «падающий авторитет организации», России следует оценить целесообразность своего дальнейшего участия в ней.

Несостоявшийся визит

В начале октября Россия направила в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) запрос на техническую помощь по инциденту с Алексеем Навальным. То, что визит международных экспертов согласовывается, 11 декабря подтвердил гендиректор ОЗХО Фернандо Ариас. Однако договориться об условиях их приезда в РФ до сих пор не удалось.

Как рассказал собеседник «Известий» в российских дипломатических кругах, главная загвоздка заключается в следующем: ОЗХО настаивает на том, чтобы Россия в одностороннем порядке передала имеющиеся у нее пробы пострадавшего, Москву же такой вариант не устраивает — по ее оценке, сотрудничество здесь должно идти на равных.

— ОЗХО хочет только забрать материалы, не показывая то, что есть у нее, — поделился источник «Известий». — Мы же считаем, что работа должна идти иначе: эксперты организации привезут свои материалы, мы — свои, чтобы оценить их на одной из российских площадок.

В качестве примера такой платформы собеседник назвал Федеральное медико-биологическое агентство России (ФМБА).

Противоречия вокруг «дела Навального» сводятся к треугольнику Германия — ОЗХО — Росси». В то время как Берлин, куда блогера вывезли в августе на лечение, считает, что вопрос надо обсуждать на многосторонней площадке (ОЗХО), Москва воспринимает его как исключительно двустороннюю тему. Западные страны во главе с ФРГ требуют от России возбудить по факту отравления уголовное дело — Россия говорит, что для этого ей нужны пробы пострадавшего, которые находятся в Европе.

Российские представители подчеркивают: на запрос о пробах ФРГ отправляет их в ОЗХО, а там им, наоборот, говорят обращаться к Берлину. Как рассказал «Известиям» источник в германских дипломатических кругах, причина, по которой России не передают биоматериалы, заключается в том, что этого не хочет сам пострадавший, и немецкие специалисты, исходя из врачебной этики, не могут действовать вопреки этому.

При этом общей оценки ситуации, которую разделяли бы все члены организации, нет. В конце ноября во время 25-й Конференции государств-участников, часть стран приняла совместное заявление, в котором осудили «использование токсичного химического оружия». «Мы также отмечаем, что Российская Федерация не предоставила никакой дополнительной информации по полученным ей данным перед началом этой конференции», подчеркнули подписанты, призвав Москву сотрудничать с ОЗХО по этому делу. Из 193 участников документ поддержали 56 государств (чуть больше трети) — европейские страны, США, а также Турция, Австралия и Новая Зеландия.

Российская сторона многократно говорила о своей готовности сотрудничать — кто к совместной работе не расположен, так это Запад, утверждают в Москве. Например, ФРГ не отвечает на запросы Генпрокуратуры РФ, отправленные несколько месяцев назад, и таким образом отказывается кооперироваться в рамках механизма правовой помощи. В свою очередь, германский собеседник «Известий» обращает внимание на то, что долгий ответ в таких случаях — нормальная практика; по аналогичным вопросам от Москвы Берлин ждет ответа до года, отметил источник.

В своем недавнем заявлении российский МИД подчеркнул: должного отклика от ОЗХО Москва не получила. Без ответа остался главный вопрос — где, как и при каких обстоятельствах в анализах Алексея Навального «появились обнаруженные за пределами РФ химические вещества» (о наличии в его организме химсоединения из группы «Новичок» сообщили в ФРГ, Франции, Швеции и ОЗХО; российские эксперты при госпитализации пострадавшего вещества не обнаружили). По оценке РФ, организация находится «в заложниках» у тех, «кто упорно стремится использовать ее в своих геополитических интересах». «В результате доверия у нас к ОЗХО всё меньше», — подытожили в дипведомстве.

Долгая дорога на выход

Противоречия России и ОЗХО длятся уже не один год — Москва, в частности, неоднократно обвиняла организацию в ангажированности и действиях в угоду западным странам. До недавнего времени российская сторона не говорила о своем выходе из ОЗХО, однако в ноябре 2020 года постпред РФ при ООН Василий Небензя такую возможность допустил.

— Представьте, выйдем мы из ОЗХО и нам скажут: «Что и требовалось доказать». Но если она совсем потеряет всякий авторитет и станет просто местом для штамповки решений по неугодным режимам, наверное, об этом можно будет подумать. Но мы не делаем таких резких движений — о выходе оттуда… И другим не рекомендуем, — сказал дипломат в интервью «РИА Новости».

По словам собеседника «Известий» в российских дипломатических кругах, сегодня у Москвы достаточно оснований для того, чтобы «хлопнуть дверью» и покинуть организацию. Сейчас РФ предстоит оценить реальную целесообразность дальнейшего участия в ОЗХО — в пользу сохранения членства в ней говорит тот факт, что организация служит площадкой для обмена знаниями в сфере химической промышленности. При этом выход может быть чреват большими политическими последствиями, отмечает источник, — другие страны способны расценить этот шаг не как протест, но как признание вины.

— Мы участвовали в создании ОЗХО, исходя из того, что будет сформирован технический механизм по контролю за соблюдением конвенции. В итоге мы добровольно и в одностороннем порядке уничтожили свои химические арсеналы, — сказал «Известиям» глава Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберезкин. — Но после того как мы их ликвидировали, выяснилось, что США недоуничтожили свои потенциалы. В итоге сама организация превратилась в инструмент не технического контроля, но политического влияния. Эта трансформация произошла за последнее время. Мы этот процесс не контролируем, а раз мы его не контролируем, то возникает вопрос, зачем нам в нем участвовать.

Ситуация вокруг Алексея Навального — далеко не первый вопрос, который вносит раздор в отношения России и ОЗХО. Много споров ведется вокруг применения химоружия в Сирии (его уничтожение в этой стране организация подтвердила в 2016 году) — при расследовании химатак в республике международные эксперты возложили ответственность на нынешнего президента Башара Асада, который при поддержке Москвы эти обвинения отвергает.

После того как в 2018 году, по версии британской стороны, в Солсбери Сергей и Юлия Скрипаль подверглись воздействию нервно-паралитического вещества семейства «Новичок», в организации с подачи Великобритании была запущена реформа. Она предполагает, что ОЗХО теперь может не только говорить, применялось ли химоружие, но и называть, кто виновен в его использовании. Под этот атрибутивный механизм в бюджете была выделена отдельная статья. Финансовый план на 2021 год суммой в €71,7 млн утвердили в начале декабря: из 130 голосовавших 103 документ поддержали, 13 воздержались, 14 выступили против. К числу последних относятся Россия, Иран, Китай, Куба и Сирия.

— Ситуация в ОЗХО неумолимо скатывается по наклонной, проще говоря, деградирует, — сказал на сессии исполнительного совета в октябре постпред РФ при ОЗХО Александр Шульгин. — Казалось бы, все 193 государства — участника конвенции заинтересованы в ее укреплении. По факту же мы имеем дело с запредельной политизацией работы ОЗХО, говорим, по сути, на разных языках и не слышим друг друга.

По его словам, такую ситуацию провоцируют определенные страны, которые пытаются «насаждать в рамках ОЗХО свою собственную повестку дня, игнорируя мнение других государств-участников». Россия с этим мириться не может и не будет, подытожил тогда дипломат.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»

Организация по запрещению химического оружия со штаб-квартирой в Гааге (Нидерланды) была создана в 1997 году. В ее основе — Конвенция по запрещению химического оружия (КЗХО), открытая к подписанию четырьмя годами ранее. Россия участвует в КЗХО с 1997 года. В 2017 году она сообщила о полной ликвидации своих запасов химоружия, эту информацию подтвердили эксперты ОЗХО.

Автор: Екатерина Постникова. Источник: “Известия”

28.12.2020
  • Аналитика
  • Невоенные аспекты
  • Россия
  • XXI век