Степень изменения отношений между ЛЧЦ и центрами силы, как фундаментальная основа выбора сценария развития МО

Версия для печати

Вероятное развитие отношений между ЛЧЦ зависит от двух фундаментальных обстоятельств:

Во-первых, скорости изменения в соотношении сил между ЛЧЦ и центрами силы.

Во-вторых, политики лидеров ЛЧЦ и центров силы, в данном случае, – США, КНР, Индии, Ирана, Саудовской Аравии, Германии, Индонезии, России и нескольких других стран.

Если эти два условия принимаются, то можно достаточно достоверно прогнозировать будущее развитие отношений между ЛЧЦ и тот сценарий МО, который будет доминировать в XXI веке. Так исходя только из оценки этих двух факторов, я выделил выше 4 возможных основных сценариев развития отношений между ЛЧЦ, определив достаточно объективно, что наиболее вероятным будет сценарий № 2, среди которого выделил наиболее вероятный вариант сценария «Военно-силового противоборства ЛЧЦ».

Именно этот сценарий станет основой для будущих вероятных сценариев развития МО, из которых я выбрал сценарий «Эскалации военно-силового противоборства».

При этом, экономические сдвиги можно рассматривать как фундаментальные, неизбежно отражающиеся позже на всех аспектах развития ВПО и СО. Что хорошо видно на примере изменения в соотношении сил между основными центрами силы[1].

[2]

Эти отношения между ЛЧЦ – отношения «высшего уровня», определяющие во много как будущее всей человеческой цивилизации, так и во многом определяющие развитие тех или иных сценариев международной обстановки (МО) и, как следствие, – военно-политической обстановки (ВПО), стратегической обстановки (СО), а также характер международных войн и конфликтов. Эта логика хорошо видна на примере развития военных потенциалов и возможностей китайской и индийской ЛЧЦ в 1990–2030 годы

[3]

Как видно из графика, военные расходы КНР росли относительно медленно до 2000 года пока китайская экономика набирала темпы своего будущего развития. Примерно также дело обстояло с индийской экономикой, но до уровня 2010 года, после чего и экономика Индии, и КНР стали стремительно увеличивать свои расходы на оборону, которые к 2030 году могут достигнуть соответственно 620 и 320 млрд. долл., т.е. уровня США конца XX века.

Эта общая логика и последствия развития отношений между ЛЧЦ неизбежно отводят особую роль определению сценариев развития отношений как между ЛЧЦ, так и внутри ЛЧЦ. Этот «высший уровень» определяет и направленность развития тех или иных сценариев МО. Так, теоретически, можно выделить следующие сценарии развития отношений между индийской и китайской ЛЧЦ в XXI веке в качестве возможных и вероятных. Проблема «транзита» углеводородов Индии через Пакистана превращает шантаж КНР и Пакистана Индии реальным в отношениях между ЛЧЦ.

[4]

Зависимость Индии от транзита через Пакистан делает ее уязвимой для политики как Пекина, так и Исламабада, что допустимо в начале второго десятилетия XXI века, но не приемлемо после 2030 года.

Важно напомнить, что отрицая решающее значение факторов ЛЧЦ и центров силы в формировании МО, означает, что анализ и прогноз развития того или иного сценария МО, основанного на этих факторах, бессмысленен. Необходим поиск других моделей.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<


[1] Подберёзкин А.И. Раздел «Место России в будущем: прогноз и оценка». В кн.: Формирование современной военно-политической обстановки. – LAP LAMBERT Academic Publishing, 2018. – P. 281–284.

[2] The Long View How will the global economic order change by 2050? / http://www.pwc.com/gx/en/world–2050/assets/pwc-the-world-in–2050-full-report-feb–2017.pdf

 

30.05.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век