Старая новая агрессивная стратегия США

Версия для печати

В.П. Козин

член-корреспондент Российской академии естественных наук

профессор Академии военных наук Российской Федерации

ведущий эксперт ЦВПИ МГИМО МИД России

 

В документе, который заменил прежнюю военно-политическую установку аналогичного свойства, подписанную Бараком Обамой семь лет назад, Соединенные Штаты названы государством, имеющим глобальные амбиции и готовым реагировать на любые угрозы, возникающие как в отношении собственной территории, так и их союзников. В предисловии к новой стратегии общенационального значения президент Дональд Трамп обозначил в качестве главного свой любимый лозунг: «Америка должна быть на первом месте» везде и повсюду.

В большом военно-политическом разделе документа особо выделены две мировые державы, «бросающие вызов американской мощи, влиянию и интересам». Это Китайская Народная Республика и Россия, причем КНР указана на первом месте. В частности, оба государства обвиняются в том, что они разрабатывают передовые образцы вооружений и наращивают военные потенциалы, которые могут угрожать критически важной инфраструктуре, а также системе управления и командования США. Российская Федерация одновременно подвергнута критике за «агрессию» против Грузии и Украины, которую никогда не совершала, а также за то, что видит для себя угрозу в НАТО и Евросоюзе.

Значительное внимание в документе уделено развитию ракетно-ядерного потенциала КНДР, который несет в себе угрозу Соединенным Штатам и их союзникам. Государством, проводящим различные формы деструктивной политики в районе Ближнего Востока, назван Иран. Сирия обвинена в том, что использовала химическое оружие на своей территории, а организация «Исламское государство» – на территории Сирии и Ирака.

Одной из главных целей Соединенных Штатов в области национальной безопасности обозначено «сохранение мира посредством силы», то есть формулировка, применявшаяся в свое время выдвиженцем Республиканской партии президентом Рональдом Рейганом.

Хотя в новой Стратегии национальной безопасности упоминается готовность избегать рисков применения ядерного оружия и в общих чертах обозначена возможность ведения переговоров по новым соглашениям в сфере контроля над вооружениями с другими государствами (заметим здесь сразу: именно Вашингтон либо сорвал достигнутые договоренности в названной области, либо отказался вести дело к ним), перед Министерством обороны страны поставлена задача разрабатывать «новые оперативные концепции и развивать военные потенциалы с целью достижения победы в воздушном, космическом и кибернетическом пространствах, а также на море и суше».

Обращено внимание на важность укрепления и модернизации ракетно-ядерных вооружений, развития потенциала противоракетной обороны и сил общего назначения. В этой связи сделан акцент на размещении американских вооруженных сил «передового базирования» различного назначения практически по всему земному шару. В частности указано на целесообразность укрепления вооруженных сил НАТО в целом и на ее восточном фланге, в частности.

Как носящий «имперский характер» и демонстрирующий «нежелание отказываться от однополярного мира» – именно так Дмитрий Песков прокомментировал этот документ, одобренный 45-ым американским президентом. Пресс-секретарь президента России также отметил, что в Москве не могут согласиться с таким ярлыком, приклеенным к России, как представляющей угрозу для безопасности Соединенных Штатов. Он назвал лишь «скромными позитивными» моментами, в частности, готовность Вашингтона сотрудничать в тех областях, которые отвечают интересам американской стороны.

Таким образом, обновленная Стратегия национальной безопасности США является агрессивной по форме и по содержанию, а также ставит задачу продолжения политики вмешательства Вашингтона во внутренние дела других государств путем применения широкого набора силовых методов и инструментов.

Она вряд ли послужит основой для укрепления стабильности в интересах всех государств и основой для радикального выправления российско-американских отношений, которые целенаправленными действиями нескольких последних военно-политических лидеров США брошены в глубокий каньон.

 

19.12.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век