США значительно понизили порог применения ядерного оружия

Версия для печати

Что это значит и возможно ли преодолеть это опасный феномен?

5 июня этого года  руководители России и КНР Владимир Путин и Си Цзиньпин приняли совместное заявление об укреплении глобальной стратегической стабильности в современную эпоху. В этом документе они обозначили различные факторы, которые подрывают глобальную стабильность и международную безопасность.

В частности, оба лидера придали большое значение проявлению сдержанности в области ракетно-ядерных вооружений всеми государствами, обладающими таким видом оружия массового уничтожения (ОМУ). Стороны особо отметили, что ядерным державам следует отказаться от менталитета «холодной войны» и «игр с нулевой суммой», уменьшить роль ядерного оружия в политике национальной безопасности, а также «на деле уменьшить угрозу ядерной войны».

Почему лидеры России и Китая сделали акцент именно на целесообразности уменьшения «угрозы ядерной войны»?

Он был сделан по той причине, что за последние полтора десятка лет такая угроза реально и основательно возросла. Это произошло в период президентства Барака Обамы, но в еще большей степени обозначилось при администрации президента Дональда Трампа, который вступил в должность в январе 2017 года.

Сравнительный анализ доктринальных положений, которые обосновывают применение ядерного оружия, например, у США и России, показывает следующую динамику потенциального использования этого вида ОМУ именно Вашингтоном. Причем, довольно опасную.

Если в ядерной стратегии Барака Обамы, одобренной в 2010 году, было шесть таких оснований для его применения, то в аналогичной стратегии Дональда Трампа, утвержденной в 2018 году, их стало уже 14. С другой стороны, в разделе ныне действующей Военной доктрины Российской Федерации, одобренной в 2014 году,  раздел, посвященный возможности применения ядерного оружия, имеет всего два положения. Это: применение против нее ОМУ, а также обычных видов вооружений, но с большой оговоркой, если в результате этого под угрозу будет поставлено само существование российского государства. Эти положения практически не меняются, переходя из доктрины в доктрину.

Как видно, общее количество ныне существующих американских установок на применение ракетно-ядерного оружия (14) более чем в два раза превосходят аналогичные установки, которые действовали в период президентства Барака Обамы и в семь раз превышают общее количество российских оснований.

Поэтому суждение о том, что Соединенные Штаты понизили порог применения ядерного оружия или, говоря иными словами, повысили возможности его применения, значительно возросли.

Но это не все. Существуют еще некоторые особенности проявления такого феномена.

Так, в ядерной стратегии Дональда Трампа возросло количество положений о применении ядерного оружия, которые позволяют Соединенным Штатам трактовать их в весьма свободной и произвольной форме из-за их неконкретного формулирования. В общей сложности из 14 положений этой категории восемь могут быть вольно интерпретированы. Например, американские ядерные силы могут нанести ядерный удар при появлении «технологических неожиданностей» или в случае появления «неопределенных вызовов». Но что это за «технологические неожиданности» или «неопределенные вызовы» ядерная стратегия США 2018 года нарочито умалчивает.

Другой особенностью нынешней американской ядерной стратегии является то, что она квалифицируется в целом как «безусловное наступательное ядерное сдерживание» и имеет широкий спектр стратегических установок различного содержания. Это «расширенное ядерное сдерживание», то есть раскрытие «ядерного зонтика над 32 государствами-членами НАТО и внеблоковыми союзниками США. Это «концепция «эскалация в целях деэскалации», то есть наращивание возможностей применения ядерного оружия с целью деэскалации конфликтов с применением обычных видов вооружений.

Американскую ядерную стратегию подкрепляют сохраняющиеся соглашения США «о разделении ядерной ответственности»(соглашения«о совместных ядерных миссиях»), то есть заключенные Вашингтоном соглашения о развертывании ядерного оружия и проведении учений с его условным применением со странами- членами НАТО, в том числе с теми, которые не имеют национального ядерного оружия. Важными элементами ядерной стратегии США является размещение их тактического ядерного оружия в Европе и в азиатской части Турции, а также круглосуточная и круглогодичная операция НАТО «Балтийское воздушное патрулирование»в воздушном пространстве трех государств Балтии с использованием самолетов «двойного назначения», которые могут нести на борту ядерное оружие.

Особенностью  понижения применения ядерного оружия США является также то, что в настоящее время в странах Североатлантического союза происходит трансформация военных учений. Если раньше такие учения с имитацией использования ядерных арсеналов и учения с задействованием обычных видов вооружений проводились отдельно, то в настоящее время учения с привлечением обычных вооружений, как правило, завершаются с условным применением ядерных средств.

Особенностью реализации ядерной стратегии США является также то, что все американские президенты имеют единоличное право применения ядерного оружия в первом «превентивном и упреждающем ударе», то есть располагают возможностью использовать ядерное оружие любого вида, то есть стратегическое и тактическое, исключительно по своему усмотрению, без согласования с американским Конгрессом и без объявления войны какому-то государству или группе государств, в отношении которых такое оружие будет применено.

Порог применения американского ракетно-ядерного оружия понижается еще и тем, что Вашингтон до сих пор придерживается крайне опасной концепции «запуск по предупреждению» («launch-on-warning»), которая предусматривает применение ядерного оружия практически сразу после получения сигнала о запуске МБР или БРПЛ другим государством, то есть тогда, когда его ядерные боевые блоки еще не достигли американской территории. Но в такой концепции кроется возможность случайного и непреднамеренного применения ядерного оружия или его применения в результате ошибочного восприятия запущенной извне ракеты с обычным боезарядом и не направленной на территорию США.

Порог применения американского ракетно-ядерного оружия понижен тем фактором, что ядерные силы США могут применять ядерные боезаряды «малой мощности», то есть с мощностью от 5 килотонн и ниже, что примерно в три раза меньше ядерного боезаряда авиабомбы, сброшенной американцами на Хиросиму. Использование таких боезарядов обосновывается в американском военно-политическом руководстве некими «гуманитарными» мотивами, мол, в результате их применения произойдет меньшее радиоактивное заражение местности, чем в случае использования ядерных боезарядов большой мощности. Выглядит зловеще.

Повышению возможностей применения ядерного оружия явно будет способствовать возможность возобновления ядерных испытаний американской стороной на полигоне в штате Невада. Такой шаг предусматривается в ядерной доктрине Дональда Трампа, которая исключает возможность ратификации Вашингтоном Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и одновременно обозначает вероятность возобновления подземных ядерных испытаний.

Вызывает глубокое разочарование, что Вашингтон отверг весьма простое предложение Москвы вновь повторить простую и понятную всем формулировку времен СССР и США о том, что ядерная война не может быть развязана, поскольку в ней не будет победителей. Симптоматично в этом же контексте, что Соединенные Штаты категорически не хотят брать на себя обязательство не применять ядерное оружие в первом ударе или не применять его вообще.

Автор: Владимир Козин, Источник: InfoRos

18.06.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • США
  • XXI век