Средства и процедуры политики «новой публичной дипломатии», используемые в целях укрепления стратегического сдерживания

Версия для печати

…Европа сможет недолго укрепить репутацию мощного и
самостоятельного центра мировой политики, если
объединит свои морские, территориальные
и природные ресурсы с экономическим, культурным
и оборонным потенциалом России[1]

В. Путин,
президент России (2001 года)

… стратегическое сдерживание – это
комплекс взаимосвязанных политических,
дипломатических, информационных,
экономических, военных и других мер,
направленных на сдерживание, снижение
и предотвращение угроз и агрессивных
действий со стороны какого-либо
государства (коалиции государств) путем
ответных мер, снижающих опасение
противоположной стороны или адекватной угрозой неприемлемых
для нее последствий в результате ответных действий[2]

М. Гареев,
генерал армии

Из воспоминаний Г. Шредера следует, что в начале своего первого президентского срока В. Путин допускал развитие МО по сценарию сотрудничества России и Европы, что явилось бы основой для международной и европейской безопасности. Этот сценарий не удалось реализовать (если вообще это было возможно), что коренным образом повлияло на эволюцию средств и способов публичной дипломатии в 2001–2016 годы в России и в мире. В числе таких средств, обеспечивающих стратегическое сдерживание России в мире, как известно, находятся не только военные средства, но и средства публичной и официальной дипломатии, к которым относят широкий спектр инструментов политического, общественного, гуманитарного и иного влияния, а также собственно традиционные политико-дипломатические средства.

Естественно, что реальное значение государства или коалиции имеет решающий вес, в особенности если речь идет о средствах официальной дипломатии. Например, ШОС и другие межцивилизационные объединения могут получить свое политическое и даже военное наполнение по мере усиления экономического веса, входящих в них стран и нарастания военно-силового давления со стороны западной ЛЧЦ. В итоге может сложиться коалиция, в которую будут входить государства, объединенные на основе системы ценностей западной ЛЧЦ, с одной стороны, и коалиция, объединяющая несколько ЛЧЦ, с другой. Например – российская, китайская, индийская, бразильская. В этом случае, как показывают оценки экспертов, после 2020 года могут существовать и противоборствовать сопоставимые центры силы[3].

Сравнение коалиционных потенциалов ЛЧЦ в XXI веке
(оценки экспертов по методу Саати, 2015 г.)

Цивилизации

западно-
европейская

восточно-европейская

северо-амери-канская

океаническая

русская

китайская

индийская

японская

арабо-мусуль-манская

буддийская

африканская

западно-
европейская

1

5

0,8

9

5

5

7

4

7

7

9

восточно-
европейская

 

1

0,2

8

3

3

5

2

5

6

8

северо-
американская

 

 

1

9

7

7

7

7

8

8

9

океаническая

 

 

 

1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

русская

 

 

 

 

1

1

2

0,9

0,8

5

5

китайская

 

 

 

 

 

1

1

4

4

7

8

индийская

 

 

 

 

 

 

1

3

2

5

7

японская

 

 

 

 

 

 

 

1

0,6

2

5

арабо-мусуль-
манская

 

 

 

 

 

 

 

 

1

7

8

буддийская

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

1

африканская

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

 

При этом Устав ООН (п. 3 ст. 2) обязывает государства решать свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость[4].

Устав ООН различает споры и ситуации.

Ситуация «может привести к международным осложнениям или вызвать спор» (ст. 34), то есть имеет место, когда столкновение интересов государств не сопровождается явным выдвижением претензий, хотя и порождает определенные трения между ними и напряженность. Хотя они не имеют нормативных характерных признаков, доктрина исходит из того, что «ситуация» не определяется четко очерченными требованиями одного государства к другому, но в соответствии с Уставом ООН в ситуации сторона не имеет права воздерживаться во время голосования по этому вопросу в Совете Безопасности, а в споре – имеет. Отсюда считают, что по смыслу ситуация шире, чем спор.

Автор: А.И. Подберезкин


[1] Шредер Г. Решения. Моя жизнь в политике. – М.: Европа, 2007. – С. 454.

[2] Гареев М.А. «Стратегическое сдерживание» – новая концепция военной безопасности России // Красная звезда, 2008. 8 октября.

[3] Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – С. 272.

[4] Средства решения международных споров. Классификация мирных средств разрешения международных споров / http://studies.in.ua/mezhdunarodnoe_pravo-shpora/2313-sredstva-resheniya-mezhdunarodnyh-sporov.html

 

05.05.2017
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Глобально