Соотношение сил как основа будущих перемен в ВПО в мире в борьбе за продвижение цивилизационных ценностей и норм

Версия для печати

Способными к (будущему) развитию окажутся лишь те, кто сможет правильно определить собственные возможности, соответствующие национальному опыту и положению в мировой системе[1]

А. Цыганков, профессор калифорнийского университета

Известно, что анализ любой политики начинается с анализа соотношения сил, Это тем более справедливо, когда речь идет об отношениях между государствами, но с обязательной оговоркой: под «соотношением» сил понимается не только соотношение военных сил, а соотношение самых разных сил, в том числе, а, может быть, и прежде всего не попадающих в категорию «материальных», что стало главной особенностью развития МО в мире в последние десятилетия[2]. Этот тезис хорошо иллюстрирует пример соотношения различных показателей некоторых государств, приведенный профессором А. Цыганковым[3].

Экономические и социальные показатели избранных государств

Источники:

Экономический рост (%) = 2012–2014

(http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2014/update/01/);

Инновационность (место, 1 = наивысшее)

(http://en.wikipedia.org/wiki/Bloomberg_Innovation_Quotient);

Социальные расходы (% ВВП) = 2012

(http://www.canadianbusiness.com/business-strategy/infographic-social-spending-by-country/);

Доля налогов (% ВВП) = 2013

(https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/rankorder/2221rank.html? countryname=Russia&countrycode=rs&regionCode=cas&rank=157#rs);

Собираемость налогов (индекс) = 2003–2007

(http://www.qog.pol.gu.se/digitalAssets/1468/1468814_2013_20_ottervik.pdf);

Военные расходы (% ВВП) = 2012–2013

(http://data.worldbank.org/indicator/MS.MIL.XPND.GD.ZS);

Индекс государственности (10 = наивысший) = 2006

(http://www.politstudies.ru/fulltext/2006/5/2a.htm)

Он отмечает, в частности, что «с петровских времен страна утвердилась в качестве великой державы, занимая полупериферийное положение в мировой экономической системе. Учитывая многочисленные внешние опасности, правители никогда не ставили под сомнение важность поддержания статуса великой державы, жертвуя для его сохранения своими обязательствами перед обществом. Парадокс заключался в том, что для сохранения свободы от внешних посягательств русским приходилось консолидироваться вокруг государства, но ценой державности становилась деградация внутренних компонентов русской свободы. Военная сила, имперское могущество и способность противостоять внешним вторжениям постепенно превращались из средств в самоцель. Экономическая полупериферийность обязывала взимать с общества все более высокие налоги и изыскивать все новые административные механизмы для его эксплуатации»[4].

С последним выводом я бы поспорил: действительно оборона, тем более такая масштабная, которая была в истории России, отвлекает все ресурсы государств, но такое отвлечение характерно для всех стран (вспомним о разрухе в Германии, Франции и Японии). Для России, может быть, характерна другая особенность – мобилизация ведет позже к резкому социально-экономическому подъему.

Тем не менее следует признать, что в современных условиях Россия «выпала» из процесса ускоренного развития, характерного для последних 30–40 лет для многих стран. Иллюстрацией этого тезиса применительно к Евразии может служить торговый оборот между крупнейшими странами региона.

[5]

Развитием инициативы «Один пояс, один путь» сопровождается расширением её географических рамок на весь бассейн Тихого океана и даже на Арктику (в январе 2018 г. была опубликована концепция «Полярного Шёлкового пути»).

Концепция Индо-Тихоокеанского региона (ИТР), которая получила поддержку Индии, становится серьёзным вызовом для набирающей силу экспансии Китая. Конечной целью ИТР может теоретически стать создание единого фронта стран, которые займутся сдерживанием нарастающего присутствия Китая в регионах, имеющих жизненно важное значение для будущего китайской экономики.

Как видно на рисунке, торговый оборот между крупнейшими странами-лидерами ЛЧЦ в Азии к 2017 году фактически перестал расти. Более того, односторонние меры США в 2017–2018 годах негативно повлияют на него и в будущем, что, на мой взгляд, говорит об определенном завершении этапа глобальной экспансии новых центров силы и их переориентации на внутренние рынки и проблемы, которые стали более приоритетными.

С точки зрения военно-политической, это означает неизбежную концентрацию сил на национальных факторах роста, консолидации контроля в руках лидеров ЛЧЦ и развитии подчиненных двусторонних отношений. В этом смысле «коалиционное строительство» Д. Трампа отражает общую тенденцию.

Этот же процесс означает, что каждая из ЛЧЦ и их коалиций будет заниматься продвижением вовне своих ценностей и норм, в том числе и с помощью военной силы. Соотношение сил в мире, в этой связи, будет во многом определяться следующими факторами:

Соотношение сил в мире между ЛЧЦ
и их коалициями

1. Соотношение экономических и технологических сил.

2. Соотношением НЧК, его институтов и социальных систем.

3. Соотношением силовых возможностей влияния в мире:

– политико-дипломатических;

– информационно-когнативных;

– финансово-экономических;

– военных.

Проблема, однако, заключается в том, чтобы точно рассчитать (количественно и качественно) эти показатели, которые не соответствуют методам экстраполяции. Так, оценивая перспективы демографического и экономического роста, исследователи в России и за рубежом пришли к выводу о том, что численность населения в мире росла примерно с 300 млн. человек (50 млн. в Китае, 40–50 млн. в Римской империи и Индии, 20 млн. – Персии и т.д.) в 1 г.н.э. до 3100 млн. – в 1960 году и 7000 млн. – в 2020 году по гиперболической модели (подтвержденной эмпирическими данными)[6].

Динамика численности населения с 1 г.н.э. до настоящего времени вычисляется по формуле:

N1 = 215000 : (2027 – t)

Т.е. если вы хотите узнать численность населения в конкретном году, то вам нужно вычесть этот год (например 2020 г.) из 2027, а затем поделить 215000 на полученную разность, т.е. 215000 : (2027 – 2020) = 35000, что не соответствует реальности (хотя до недавнего времени полностью соответствовало).

То же самое происходит, если вы попытаетесь оценить объем мирового ВВП, который хорошо рассчитывался по формуле

y = k : (x0 – x)2

где:

     х – необходимый год, например, ВВП в 2005 году;

     х0 – 2005 – константа

      К (17355487,3) – константа, делимая на квадрат получаемой разницы.

При этом используются необходимые допущения:

Численность населения ограничена используемыми технологиями (например, 1 г.н.э. – существовавшими с/х и др. технологиями получения продовольствия).

Важно подчеркнуть, что уровень технологии – не константа, а переменная величина, определяемая

а) численность населения («больше людей, больше гениев»);

б) выше НЧК – больше изобретений.

Принципиально важно, что примерно с периода начала 70-х годов динамика роста ВВП на душу населения, доли инвестиций в ВВП и их эффективности в центре (развитые страны) и на периферии стала качественно отличаться в сторону периферии.

 

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<


[1] Цыганков А. Сильное государство: теория и практика в XXI веке // «Россия в глобальной политике». 6 июня 2015 года. Спецвыпуск. – С. 9 / http://www.globalaffairs.ru/ number/Silnoe-gosudarstvo-teoriya-i-praktika-v-XXI-veke–17489

[2] Подберёзкин А.И. Раздел «Взаимодействие официальной и публичной дипломатии в противодействии угрозам России» / В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика: Научное издание / под ред. М.М. Лебедевой. – М.: «Аспект Пресс», 2017. – С. 36–53.

[3] Цыганков А. Сильное государство: теория и практика в XXI веке // «Россия в глобальной политике». 6 июня 2015 года. Спецвыпуск. – С. 12–13 / http://www.globalaffairs.ru/ number/Silnoe-gosudarstvo-teoriya-i-praktika-v-XXI-veke–17489

[4] Цыганков А. Сильное государство: теория и практика в XXI веке // «Россия в глобальной политике». 6 июня 2015 года. Спецвыпуск. – С. 13 / http://www.globalaffairs.ru/ number/Silnoe-gosudarstvo-teoriya-i-praktika-v-XXI-veke–17489

[5] Бордачёв Т., Кашин В., Куприянов А., Лукьянов Ф., Суслов Д. Возвышение Римланда: новая политическая география и стратегическая культура. Июнь 2018 г. – С. 18 / http://ru.valdaiclub.com/files/20784/

[6] Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития / отв. ред. А.В. Коротаев, Ю.В. Зинькина. – М.: Издательство ЛКИ, 2014. – 344 с.

 

25.07.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век