Российская политическая стратегия безопасности как субъективный фактор влияния на формирование МО и ВПО

Версия для печати

Русский воин умирает ещё ДО боя.
И прощается с миром, и переживает момент смерти, и хоронит, и оплакивает.
Это уже свершилось, это уже не страшно. «То, что мертво, умереть не может».
Уже пережил смерть.

Эти факторы определяют прежде всего:

– адекватность оценки МО и ВПО;

– выбор наиболее эффективной политики.

ЭТАП № 4. Выбор стратегии противодействия остается за правящей элитой России

В зависимости от избранной стратегии субъект МО-ВПО может добиться совершенно разных, порой противоположных, результатов. Опять же, если рассматривать формально-логически, ситуация для того или иного субъекта ВПО может развиваться следующим образом.

[1]

В силу огромных возможных последствий принятия таких решений требуется тщательная проработка самых разных вариантов, их тщательное обоснование и прогноз политических последствий.

Субъективный характер политики

ВАЖНАЯ ОГОВОРКА: Эффективная политика стратегического сдерживания, как политика  противодействия силовому давлению, начинается с этапа готовности правящей элиты к адекватному анализу, прогнозу и защите своих национальных интересов.

Так, у правящих элит КНДР, Кубы, Ирана и ряда других стран такая готовность есть. В том числе и готовность идти на риск военных действий, хотя соответствующих средств (ЯО и других современных ВВСТ) может и не быть, как и способов их использования.

И, наоборот. Могут быть страны, обладающие крупным военным потенциалом, как в свое время СССР, правящая элита которых не нуждается в стратегическом сдерживании потому, что изначально не готова защищать военной силой свои интересы.

Поэтому любые рассуждения и планы нужны только тем, кто готов рисковать многим, в т.ч. своей жизнью, для защиты национальных интересов и ценностей.

Степень готовности к пониманию сути происходящих событий
в МО и ВПО, а также риску у разных элит разная!

Основные ошибки последних 20–30 лет – субъективные ошибки
правящей элиты СССР и России!

РОССИЯ в 2018 году стоит перед практическим и оперативным выбором сценария (и конкретного варианта) развития до 2024 года, который может сменить реализуемый сегодня инерционно-стагнационный сценарий, фактически утвержденный в 2017 году. ( В.В.Путин в Послании ФС РФ и Указе 7 мая фактически предложил альтернативу, которую должно сделать правительство РФ до 1 октября 2018 года):

– инерционно-стагнационный («Сценарий № 1»);

– инновационный («Сценарий № 2»);

– мобилизационный («Сценарий № 3»).

В этих условиях Россия должна обеспечить себе эффективное стратегическое сдерживание, которое не ограничивается только способностью к ведению оборонительных военных действий, но ориентировано на предотвращение или снижение эффективности силового (в т.ч. военного) внешнего давления на Россию для достижения политических целей, а также предотвращение политических и военных конфликтов, т.е. не должно препятствовать опережающим темпам социально-экономического развития. Иными словами планирование мероприятий в области стратегического сдерживания и предотвращения военных конфликтов (ПСС и ПВК) должно толковаться расширительно не только на все силовые мероприятия, проводимые извне, но и на мероприятия в области социально-экономического развития.

«Горизонты планирования», о которых неоднократно говорил В.В. Путин, должны составлять для всех областей, как минимум, период до 2050 года. В настоящее время максимальный период – до 2024 года (который должен быть ещё предложен Правительством РФ).

Реальность такова, что установки В.В. Путина и потребности России могут требовать реализации только одного, а именно, «Мобилизационного», сценария развития России до 2024 года, как сценария «последнего шанса» России.

Как выбрать «Мобилизационный» сценарий?

Правящая элита России может выбрать этот сценарий только на основе консолидации и признания угроз системе ценностей и интересов, которые должны лечь в основу нового (мобилизационного) варианта  политической и нормативной Стратегии национальной безопасности.

Главный критерий сценария развития России до 2025 года – ускоренное повышение качества национального человеческого капитала, измеряемое индексом (ИРЧП), потому, что ни экономически, ни демографически Россия догнать новые центры силы будет не в состоянии. Основные слагаемы ЧК России существенно отстают от стран-лидеров. За точку отсчёта взят 2006 год, после которого ситуация практически не изменилась: период 2006–2018 годов был периодом стагнации.

Слагаемые ИРЧП России[2]

На фоне взрывообразного роста ИРЧП и экономик новых центров силы и их демографических потенциалов, которые не могут по объективным причинам даже в долгосрочной перспективе быть превзойденными Россией, у неё остаётся единственный шанс выйти на опережающие темпы мирового развития – только с помощью резкого увеличения качества НЧК и его институтов.

Других эффективных способов при существующих моделях и алгоритмах просто нет. Даже теоретически. Как нет и возможности развития институтов НЧК, которые формируют систему невоенных средств обеспечения стратегического сдерживания.

Очень высокий ИЧР

Откат России в 2008-2018 годы показал, что главная  проблема – эффективность государственного и общественного управления, которая должна измеряться не субъективным отношением «начальников», а конкретными результатами, прежде всего в области развития качества НЧК и его институтов.

Этот «набор» недостатков государственного управления привёл к провалу социально-экономической политики последних лет, который в России назвали «стабилизацией» и «выходом из кризиса», но результаты которого в сравнении даже со среднемировыми темпами развития экономики хорошо видны на графике ниже.

[3]

Основные возможные показатели и критерии
«Мобилизационного» сценария развития России до 2025 года

Мобилизационный сценарий предполагает:

1. Создание политико-идеологической основы для всей нации.

2. Создание нормативно-правовой основы СНБ и механизмов управления государством и нацией.

3. Создание системы социальной справедливости.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<

 


[1] Children and Families Education and the Arts Energy And Environment Health and Health Care Infrastructure and Transportation International Affairs Law and Business National Security Population and Aging Public Safety Science and Technology Terrorism and Homeland Security / https://www.rand.org/content/dam/rand/pubs/rgs_dissertations/2011/RAND_RGSD 290.pdf. – P. 20.

[2] Доклады ООН о развитии человека за соответствующие годы
(1994, 2001–2003, 2006–2008).

[3] Развитие, а не стагнация / Конкуренция – главный рычаг экономического роста / Годовой доклад к съезду Ассоциации российских банков – 2017. – М.: АРБ, 2017. – С. 11 / http://tower-libertas.ru/wp-content/uploads/2017/03/Godovoy-Doklad-A5_WEB.pdf

 

19.04.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век