Россия на фоне развития центров силы

Версия для печати

Для оценки настоящего положения и будущего прогноза состояния МО и ВПО демографические показатели будут играть всё возрастающую роль по мере выравнивания качественных показателей НЧК и его институтов, включая душевой доход и уровень образования[1]. Эта тенденция, например, привела к тому, что более 300 миллионов граждан КНР, десятки миллионов граждан Индии всего лишь за 20–25 лет получили высшее образование и стали значительной частью нового среднего класса[2]. Можно сказать поэтому, что будущая структура и характерные особенности МО и ВПО будут предопределяться, прежде всего, теми государствами, вокруг которых формируются локальные человеческие цивилизации и создаются военно-политические коалиции, а именно:

— китайской ЛЧЦ и КНР;

— западной ЛЧЦ во главе с США;

— исламской ЛЧЦ во главе с несколькими борющимися за лидерство странами;

— индийской ЛЧЦ во главе с Индией и её диаспорой, которая массово расселяется вдоль побережья Индийского океана.

Кроме этих безусловных лидеров могут претендовать на самостоятельную роль в мире, и даже лидерство, еще несколько ЛЧЦ — российская (во главе с Россией), латиноамериканская (Мексика, Бразилия), индонезийская (Индонезия), ряд других, менее значимых[3]. Именно вокруг этих ЛЧЦ и государств будут формироваться будущие военно-политические центры силы и коалиции уже в среднесрочной перспективе. Западная военно-политическая коалиция, контролирующая ВПО в мире в настоящее время, будет вынуждена «потесниться» — сначала для китайского центра силы, затем для исламского (может быть, даже двух), вполне вероятно,  что Европа захочет также стать независимым от США самостоятельным центром силы.

Для того чтобы полнее представить себе общую картину, ниже приведён список стран мира с прогнозируемой численностью их населения по оценке Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН. Приведён средний вариант прогноза (по состоянию на 1 июля 2015, 2020, 2030, 2050 и 2100 годов)

Табл. 1.

Легко заметить, что к 2030 году мир разделится в зависимости от численности населения отдельных стран на некие центры силы и коалиции вокруг стран-лидеров — Китая, Индии, США, Бразилии, Индонезии, возможно, России, Вьетнама, а также Германии, Ирана или Турции. При этом «пограничность» положения России свидетельствует о том, что она окажется перед непростым выбором, от которого будет зависеть её политика стратегического сдерживания, которая пока что ориентирована на противодействие Западу:

— Россия может добровольно войти в коалицию, созданную одним из центров силы — Китаем, США, Германией, Индией (маловероятно, чтобы другими центрами);

— Россия может быть силой втянутой в такую коалицию, что происходит не так уж и редко в истории;

— Россия может сформировать свою коалицию на базе евразийских идей или «русского мира».

На наш взгляд, будущее у России может быть только при выборе последнего варианта, который потребует существенного увеличения, прежде всего её «демографического веса» в мире. Более того, если динамика развития демографических потенциалов в мире сохранится, то Россия неизбежно, даже вопреки её воле, будет втянута в орбиту более мощных ЛЧЦ и центров силы.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомится с монографией "Стратегическое сдерживание: новый тренд и выбор российской политики"<<

 

[1] Кравченко С. А., Подберёзкин А. И. Доверие к научному знанию в условиях новых угроз национальной безопасности Российской Федерации // Вестник МГИМО–Университета, 2018. — № 2. — С. 44–46.

[2] Подберёзкин А. И. Национальный человеческий капитал. — М.: МГИМО– Университет, 2011. — Т. 3. — С. 25–31.

[3] Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. — С. 307–332.

 

01.07.2020
  • Аналитика
  • Невоенные аспекты
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век