Предмет исследования: влияние социальных сетей и веб 2.0 технологий на международную безопасность

Версия для печати


 

… поддержка тех или иных экстремистских группировок со стороны Ирана имеет в гораздо большей степени внешнеполитические и геополитические основания, нежели религиозно-идеологическую ориентацию[1]

 

…грядущие войны и вооруженные конфликты будут определяться возрастающей ролью всего комплекса средств информационной войны, включая радиоэлектронную, высокоточное оружие и нелегальные средства ведения войны[2]

Группа экспертов

 

Для того, чтобы ответить на вопрос о влиянии сетевых СМИ и веб 2.0 технологий на национальную и международную безопасность, необходимо:

во-первых, определить их место среди других инструментов внешней политики и политики безопасности;

во-вторых, попытаться сформулировать политические цели, которых добиваются с помощью этих инструментов;

в-третьих, описать структуру функции и возможности понимании, что собственно технологии, сами по себе, не являются политическими средствами, тем более силовыми и даже военными. Они становятся ими, когда возникает политическая потребность в их использовании, а также способы их применения.

БазовыеТипыИУровниСетей

Сеть по типу цепи напоминает очередь, поток товаров или информации в одну линию, где контакты разделены и для того, чтобы пройти цепь от начала до конца, необходимо пройти через все взаимосвязанные узлы. Сеть по типу звезды или колеса действует по принципу франшизы или картеля, где совокупность действующих лиц связаны с центральным (но не иерархичным) узлом или актором, и должны для координации или связи друг с другом проходить через этот узел. Всеканальная цепь напоминает речевой интерфейс какой-то группы, где каждый актор имеет связь со всеми другими.

Также могут быть гибридные формы сетей и иерархические формы организаций. Например, традиционные иерархические системы могут быть внутри отдельных узлов сети[3].

Все сети имеют четыре уровня: организационный, доктринальный, технологический и социальный[4].

– Организационный уровень – отвечает на вопрос каков размер актора или их комбинации, организованной в сеть. Это стартовая точка для оценки действующего лица. Особенно, какие члены сети и как могут действовать автономно, есть ли иерархическая динамика, препятствующая автономии и как она может быть совмещена с сетевой динамикой.

– Доктринальный уровень связан с вопросом почему предполагаемые члены организуются в сеть. Это преднамеренно или случайно? Какие есть доктрины, идеологии, интересы и другие причины или мотивации для того, чтобы они использовали такую форму. Этот уровень анализа важен для объяснения того, что удерживает сеть от распада и позволяет ее членам действовать стратегически и тактически без центрального управления или лидера. Доктрина может отражать обязательства к сотрудничеству и нахождению в сети (но без перехода к иерархическим отношениям). Как бы ни было, согласно распространенной точке зрения, сеть может включать членов, которые отличаются по приоритетам, специфическим целям и выборе средств.

– Технологический уровень отвечает на вопрос, какой является модель, ее способности, плотность информационных и коммуникационных потоков. Какие технологии ее поддерживают? Насколько хорошо они удовлетворяют организационной модели? Этот уровень может включать в себя смесь старых и новых, высоко- и низкотехнологических возможностей, но в основном это новые технологии, которые делают осуществимыми новые формы организации и доктрины. Более высокая пропускная способность, более продвинутые средства связи, восприятия, памяти и поиска означают лучшие перспективы для сетевой коммуникации и организации. Элементы структуры и возможности на этом уровне могут значительно повлиять на организационный и доктринальный уровни.

– Социальный уровень отвечает на вопрос, насколько хорошо и как члены сети лично знают друг друга и связаны между собой. Это классический уровень анализа социальной сети, где сильные персональные связи, часто на основе родства, этнической принадлежности, дружбы и совместного опыта помогают гарантировать более высокий уровень межличностного доверия, чем в других формах организаций, например, иерархических. Этот традиционный уровень остается важным в информационную эпоху[5].

Следовательно, существует три типа и четыре уровня сетей, которые могут комбинироваться.

Усиление сети, возможно, особенно при всеканальной структуре, зависит от того, насколько хорошо функционируют все четыре уровня. Сильнейшие сети – это те, в которых организационный уровень поддерживается пропитывающей его доктриной или идеология гармонична всей структуре и где все это прослоено продвинутыми телекоммуникациями и имеют на базовом уровне традиционные сети персональных и социальных уз. Каждый уровень и общая структура могут получить преимущество от обилия и разнообразия. Характеристики каждого уровня влияют на другие уровни.

При хорошо развитой сети она сама по себе может быть более влиятельной и значительной, чем любой из ее членов (динамика может помочь отодвинуть каждого отдельного члена от доминирования в сети). Всеканальные сети часто имеют особенные преимущества в ситуациях, где цели членов, направленные на сохранение своей автономии и независимости и уклонение от иерархического контроля вписываются в повестку дня взаимозависимости и преимуществ от координации. Такая сеть может стать наиболее прочной и долговечной. Когда ее члены разрабатывают стратегические и коллективные интересы, являющиеся частью сети, это может преобладать над индивидуальными интересами и когда они предпочитают сохранять такую форму, а не сливаться в иерархическую организацию, сети укрепляют власть и влияние.

Следовательно, нормативные документы, регулирующие права и свободы, личное желание граждан быть более независимыми и одновременно иметь возможность принимать участие в принятии решений являются стимулирующими факторами для развития сетевой модели государственного управления.

Если рассматривать типы политических сетей, то принято выделять шесть разновидностей, которые характеризуются различными моделями взаимодействия государства и групп интересов: 1) корпоративистские;

2) плюралистические;

3) клиентельные;

4) «железные треугольники»;

5) «проблемные сети»;

6) политические сообщества[6].

Сети и власть

Центральным вопросом в понимании любого типа сети, состоит ли она из лиц, групп, организаций или даже страны, является признание – какой из акторов в сети является властью. Способность актора оказывать влияние на других акторов, чтобы они делали то, что они не могут делать иначе, или чтобы избежать влияния, оказываемого таким образом, влияет на многие аспекты поведения акторов и последующие результаты. Исследователи, пытаясь определить сильных акторов, часто сосредотачиваются на его атрибутах – характеристике актора или формальном распределении ролей актора в организации или сети, которые могут разрабатывать дифференциалы власти между субъектами или на поведенческих стратегиях власти и тактике, которую акторы используют, чтобы получить влияние. Тем не менее, власть по своей сути – это явление структурного характера, где влияние одного актора над другим требует рассмотрения в рамках более широкой сети отношений. «Нахождение в нужном месте» в сети тесно связано с властью потому, что некоторые сетевые позиции позволяют акторам иметь более широкий доступ к ресурсам, проходящим через сети или больший контроль над этими потоками в зависимости от того как зависят другие акторы от фокусного актора[7].

Иными словами, во-первых, политическое и даже военное использование социальных сетей и веб 2.0 технологий определяется политическими задачами, а не технологическими возможностями, которые могут: развиваться, приспосабливаться, создаваться заново. С этой точки зрения можно сказать, что (также как и терроризм и экстремизм) использование сетевых СМИ и веб 2.0 технологий представляют собой инструменты внешней политики и даже геополитики. Поэтому в качестве рабочей гипотезы использования этих средств против России можно взять геополитический прогноз Stratfor для России на долгосрочную перспективу: «Россия все десятилетие будет пытаться укрепиться и обеспечить собственную безопасность … пишут авторы прогноза … – Она постарается перейти от сырьевого экспорта к экспорту переработанного сырья, продвигаясь вверх по цепочке наращивания стоимости для укрепления своей экономики, пока ей еще позволяет демография. Россия также будет стремиться объединить бывшие советские республики в некую связную общность, дабы отсрочить свои демографические проблемы, расширить свой рынок и прежде всего возродить некоторые территориальные буферы. Россия видит, что находится под прицелом, а поэтому торопится…

Главной зоной внимания для России останется Среднеевропейская равнина, издавна являющаяся маршрутом вторжения в эту страну. Ее внимание к этому региону будет усиливаться, так как Европа в политическом отношении становится более непредсказуемой. Россия не будет оказывать на Центральную Европу непреодолимое военное давление, но психология центральных европейцев очень тонко настроена на угрозы. Мы считаем, что это постоянное и нарастающее давление будет стимулировать экономическое, социальное и военное развитие в Центральной Европе»[8] (подч. – А.П.).

Иными словами социальные сети и веб 2.0 технологий выступают универсальным средством в политике западной ЛЧЦ по отношению к России в период реализации силового сценария развития международной обстановки (МО). Для того, чтобы сделать это необходимо прежде всего дать содержательное определение понятиям социальных сетей и веб 2.0 технологий.

Во-вторых, ответ на вопрос о политических целях которые будут пытаться добиться с помощью этих технологий, лежит не столько в их технологических возможностях, сколько в конкретных задачах, вытекающих из этих целей. В самом общем виде эти задачи заключаются в следующем:

– деформировать представления о национальной идентичности, национальных интересах и политических целей и общества, его отдельных социальных сетей и веб 2.0 технологий можно не только исказить существующие реалии (например, отношение к истории, национальному наследию, образованию и т.п.), но и сформулировать новую политическую реальность, которая изначально будет враждебна по отношению к национальным интересам и власти;

– дезориентировать отдельные социальные группы в отношении политики власти и государства, сознательно дезинформировать общественное мнение;

– создать социальные группы и сообщества (т.е. выступить организатором), которые выступают в интересах инвестора. Так, например, в 2016 году оппозиция в России и за рубежом начала кампанию по дискредитации выборной системы и власти в России, организовав сообщества в Facebook и Twitter, которые добились отмены местных выборов в Барвихе 20 апреля 2016 года[9].

– сформировать систему связи и коммуникаций между отдельными социальными группами и организациями;

– создать сеть информации и мониторинга происходящих событий и состояния дел в стране, регионе, организации и т.п.;

– сформулировать альтернативные идеи и стратегии, выгодные для инвестора и внешнего участника, направленные против интересов национальной безопасности;

– др.

Наконец, в-третьих, для ответа на вопрос о влиянии социальных сетей и веб 2.0 технологий на международную и национальную безопасность полезно знать их существующие и будущие возможности, которые нередко опережают постановку задач.

В качестве примера использования сетевых СМИ в политических целях можно привести специальное руководство «Эффективные коммуникации», подготовленное для различных НПО в Центральной Азии[10], в котором есть специальный раздел «Новые технологии и правозащитные НПО». В этом руководстве выделяются рекомендации по работе со СМИ, в которых подчеркивается специфика интернет-ресурсов для решения задач, стоящих перед организацией:

Работа с различными видами СМИ

Каждый вид СМИ – печатные СМИ, телевидение, радио или электронные СМИ – имеет свои преимущества и недостатки. Знание этих различий поможет вам в определении направлений вашей деятельности. Ваша целевая аудитория также будет определять то, с какими СМИ вы будете работать. Например, если вашей целевой аудиторией является столичная молодежь, то возможно, что вы захотите больше сосредоточиться на Интернет-СМИ. Если же целевой аудиторией являются парламентарии, то для их охвата вам, возможно, придется работать с национальными газетами. Вряд ли вы захотите тратить свое время и усилия на работу с тем СМИ, которое не будет охватывать вашу целевую аудиторию[11].

Связь_ДомаНаРаботеВДвижении

– Транслирующие СМИ (телевидение и радио) охватывают большие и различные группы населения, включая некоторых людей, у которых, возможно, нет доступа к печатным СМИ – например, население сельской местности или отдаленных районов. Транслирующие СМИ также предлагают широкий спектр форматов программ, такие как новостные программы и ток-шоу. Телевидение и радио имеют определенные временные ограничения и полагаются на звуковые и видеоцитаты и кадры, что влечет за собой определенную компрессию и упрощенное освещение каких-либо тем.

– Телевизионные новостные программы обычно заинтересованы в сюжетах, имеющих визуальный элемент, в то время как теле- и радио- ток-шоу могут предоставить возможность для обмена мнениями или глубокого анализа политических или социальных вопросов.

– Печатные СМИ дают больше возможностей для объяснения или анализа вопроса. Однако в случае с печатными СМИ наличие или отсутствие хороших фотографий может иногда определять размещение на газетной странице и визуальный элемент вашей статьи.

– Интернет включает в себя как визуальный, так и печатный элементы, где пользователь решает, что ему хочется увидеть или прочитать. Некоторые он-лайн новостные сайты дают пользователям возможность комментировать статьи и даже обсуждать их с журналистами. Благодаря скорости, с которой новости появляются в Интернете, он занимает первое место по публикации экстренных новостей еще до того, как они появляются в печатных или вещательных СМИ[12].

Автор: А.И. Подберезкин

[1] Терроризм и экстремизм под флагом веры: религия и политическое насилие: проблема соотношения / Р. Я. Эмануилов, А.Э. Яшлавский. – М.: Наука, 2010. – С. 178.

[2] Военная безопасность страны и вооруженные силы: проблемы и пути их решения. – М.: ВАГШ, 1995. – 135 с.

[3] Савин Л.В. Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию. – М: Евразийское движение, 2011.

[4] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – 146 с.

[5] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – 146 с.

[6] Михайлова О.В. Сети в политике и государственном управлении. – М.: ИД КДУ, 2013.– С.111–112.

[7] Сетецентрические методы в государственном управлении / Савин Л.В., Федорченко С.Н., Шварц О.К. – М.: ООО «Сам полиграфист», 2015. – 146 с.

[8] Геополитический прогноз от Stratfor на 2015-2025 годы. 03.02.2016 / http://inosmi.ru/politic/20160203/235274311.html

[9] Выборы в Барвихе решили перенести из-за нарушений // Российская газета. 2016. 20 апреля / http://rg.ru

[10] Эффективные коммуникации: Практическое руководство для правозащитных НПО / IWPR, 2010.

[11] Эффективные коммуникации: Практическое руководство для правозащитных НПО / IWPR, 2010. – С. 62.

[12] Эффективные коммуникации: Практическое руководство для правозащитных НПО / IWPR, 2010. – С. 63.

 

09.06.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Кибер-войска
  • Глобально
  • XXI век