Предложения к новой редакции Стратегии национальной безопасности России

Версия для печати

В Военной доктрине Российской Федерации среди основных задач государства по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов первой названа оценка и прогнозирование развития военно-политической обстановки (ВПО) на глобальном и региональном уровнях, а также состояния межгосударственных отношений в военно-политической сфере с использованием современных технических средств и информационных технологий.

Это обстоятельство достаточно красноречиво свидетельствует о значении квалифицированного, объективного анализа ВПО и разработки научно обоснованного прогноза её развития на требуемую глубину в соответствии с потребностями стратегического планирования.

Рецензируемая монография «Оценка и прогноз военно-политической обстановки» является итогом многолетних исследований, выполненных профессором А.И. Подберёзкиным и возглавляемым им коллективом Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России. Эта работа по глубине исследований и широте охвата научных проблем – полноценная научная монография, хотя по стилю и детальности изложения её материалы могут быть с успехом использованы в учебном процессе.

Отличительной чертой работы является тесная связь описываемых процессов формирования как самой ВПО, так и оценок её содержания с реальными событиями в Новейшей истории России, непосредственным участником которых является автор. Это придаёт книге особую актуальность. А. И. Подберёзкину удалось уйти от мемуарного стиля изложения, сделать соответствующие выводы, которые подтверждают теоретические положения о факторах и условиях формирования ВПО.

Суть авторской гипотезы оценки МО и ВПО заключается в необходимости точного анализа и прогноза развития наиболее вероятного сценария ВПО как важнейшего условия разработки эффективной Стратегии национальной безопасности России и её развития, основанной на приоритетах национального человеческого капитала.

В данной формулировке нет кардинальной новизны, все исследователи, исповедующие сценарный метод, идут по этому пути: из некоего множества вероятных сценариев развития МО и ВПО выбирают наиболее вероятные и с помощью соответствующего инструментария анализируют возможный ход и исход взаимодействия субъектов МО на основе формирования оценок состояния обстановки. Важно, и именно в этом, на мой взгляд, состоит новизна авторского подхода,– автор рассматривает в качестве субъектов МО не только и не столько государства, а локальные человеческие цивилизации (ЛЧЦ), при этом стремясь в равной степени учесть роль иных акторов международных и военно-политических отношений.

Ключевыми и, по-моему, дискуссионными, являются положения о формировании сценариев развития МО и ВПО, а также вытекающих из них сценариев стратегической обстановки. Автор не стремится показать методологию формирования представительного множества сценариев, которые охватывают все имеющие значимость тенденции мирового развития. Любой сценарий – это результат различного сочетания их взаимодействий. Если пренебречь флуктуациями, то каждую из тенденций можно описать достаточно чётко, с вполне определёнными свойствами при их реализации в разных геостратегических условиях.

Формулирование тенденций мирового развития – первый и крайне важный интеграционный шаг с позиций укрупнения неограниченного множества факторов, формирующих МО и ВПО.

При этом, говоря о прогнозном состоянии обстановки, можно не учитывать индивидуальные черты военно-политического руководства государств, локальных человеческих цивилизаций или других акторов.

Они активны в текущее время и на ближайшую перспективу. Среднесрочный и дальнесрочный периоды, более всего необходимые для стратегического планирования, должны учитывать национальные, жизненно важные интересы акторов.

Международная политическая обстановка – это результат проведения перечисленными субъектами и акторами своей внешней политики. Если исходить из того, что внешняя политика должна преследовать достижение интересов всех субъектов и акторов в условиях воздействия на политику мировых тенденций (экономических, научно-технических, военных и социокультурных), то складывающуюся картину можно представить, как некое многомерное векторное множество. Важнейшим условием обеспечения объективности оценок является влияние центров силы на величину и направленность векторов, отражающих направление и потенциал международного влияния каждого из субъектов МО и ВПО.

А вот для оценивания МО и ВПО нужна модель их состояния как срез общего положения дел в международных отношениях и военно-политической обстановки применительно, например, к Российской Федерации.

И здесь мне не хватает системы показателей для оценивания состояния МО и ВПО.

А. И. Подберёзкин уделил много внимания проблемам влияния субъективных факторов на формирование МО и ВПО и на содержание их оценок. Однако при всём значении субъективных факторов в политике государств он всё же говорит о том, что так или иначе военный потенциал отражает цели, поставленные элитой этих государств. Примеров тому масса.

Это и Россия, и США.

В США, вне зависимости от смены в руководстве партий, политика государства остаётся практически неизменной. А в России элита, сформированная Западом в конце ХХ в., длительное время ведёт внешнюю и внутреннюю политику вопреки национальным интересам страны. На всё это накладывается качество экспертного сообщества, в котором, на мой взгляд, приличной методологии оценивания МО и ВПО нет.

В этой ситуации работа Подберёзкина А. И. является серьёзным вкладом в создание фундаментальной методологии оценки МО и ВПО. Её отличает то, что автор обладает не только уникальным опытом анализа внешнеполитических процессов вокруг России на протяжении более чем 30 лет, но и несомненным талантом публициста, способного ярким, образным языком излагать результаты своих исследований в столь важной области приложения научных знаний.

Автор: С.Р. Цырендоржиев. Источник: “Обозреватель - Observer”

 

 

 

09.08.2021
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век