Постоянные внешние факторы, влияющие на долгосрочный сценарий развития России

Версия для печати

 

«Новая реальность» (new normal) из области теоретических рассуждений уже перешла в риторику высшего политического руководства России, а это подразумевает … понимание того, к чему они приведут через 20, 30 или даже 50 лет[1]

А. Фролов, Главный редактор журнала «Эксперт вооружений»

 

Любые действия должны исходить из посылки о том, что укрепление национальных интересов и идентичности, суверенитета требуют времени и ресурсов…[2]

А. Подберёзкин, профессор

 

Наиболее важными и фундаментальными оказываются инструменты внешнего влияния на систему традиционных ценностей и интересов России, чья трансформация означает «полную и окончательную» победу одного субъекта ВПО (в данном случае западной ЛЧЦ) над другим (российской ЛЧЦ). Известно, что «основой», «скелетом» любого сценария развития субъекта ВПО является базовый набор факторов, определяющих историю, ресурсы, современное состояние и перспективу развития этого субъекта. Это означает, что сценарий и стратегия развития России до 2025 годов в значительной степени предопределяются относительно устойчивыми и объективно существующими тенденциями, условиями и факторами, которые в незначительной степени зависят как от субъективных влияний правящей элиты страны, так и от давления случайных внешних факторов и других переменных.

Эти объективно-устойчивые тенденции и факторы относятся к двум важнейшим группам — системе национальных ценностей и интересов, с одной стороны, и национальных ресурсов, с другой. Их структурно можно проиллюстрировать следующим образом.

Таблица 1. Относительно постоянные объективные факторы и тенденции в развитии России до 2025 года

Именно эти группы факторов отчасти нейтрализуют хаотичное и неизбежное появление новых переменных и внезапно появляющихся факторов и явлений, которые в последние годы получили название «черный лебедь».

Эти относительно постоянные факторы, которые будут оставаться стабильными мало меняться в перспективе 20–30 лет в отличие от переменных величин, и которые можно пытаться относительно точно прогнозировать. Собственно именно эти стабильные и достаточно прогнозируемые факторы позволяют говорить о возможностях долгосрочного научного прогнозирования. Соответственно, чем полнее и подробнее они рассматриваются, тем точнее может быть прогноз.

Это, прежде всего, те объективные географические, геополитические и природные условия, которые следует учитывать при развитии любых сценариев России:

Факторы территории и географического положения России

Территория России, охватывающая значительную северо-восточную часть Евразии, составляющая 1⁄7 часть мировой суши и граничащая со всеми основными центрами силы и ЛЧЦ.

Эта территория, с одной стороны, исключительно обособлена, даже изолирована пространствами Арктики и малонаселенных районов центральной Азии, а с другой стороны, позволяет России одновременно граничить как с большинством стран Европы, так и стран бассейна Тихого океана. Подобное географическое положение позволяет России развиваться в будущем достаточно автономно, используя при необходимости как все преимущества глобализации и международной торговли, так и (при необходимости) игнорировать их недостатки.

Россия всегда являлась «ядром» евразийской интеграции, без сотрудничества с которым трудно развивать отношения западных, южных и восточных регионов Евразии. Это стратегическое положение страны делает её ключом к формированию системы безопасности на всем континенте: ни Индия, ни Китай, ни Европа, ни страны центральной Азии не могут существовать в безопасности без учета интересов России, что делает её положение исключительно выгодным с точки зрения любых инициатив по созданию систем безопасности в Евразии[3].

Но это же ключевое положение России превращает её в приоритетный объект для внешнеполитического влияния и военно-политического давления. Так, например, США и НАТО:

— не могут эффективно влиять на ситуацию в центральной Азии и на политику целого ряда стран — от Ирана до Афганистана — без учета позиции России;

— не могут оказывать давления на КНР с севера, северо-запада и запада, не получив одобрения со стороны России, что позволяет ей обеспечить сильные позиции в отношениях с КНР;

— не могут влиять эффективно на страны Ближнего м Среднего Востока, которые (как показала Сирия) могут получить поддержку России.

Таким образом в будущем на развитие России и её базовые сценарии будет оказывать влияние как вероятный фактор роста значения России в мире и в Евразии, так и необходимость учета её роли в мировой политике. С точки зрения западной ЛЧЦ и США это означает только одно: растущую актуальность вовлечения России в свою коалиционную внешнюю политику, либо её подчинение своей воле.

Факторы, связанные с концентрацией в России значительных природных ресурсов

По мере роста населения в мире и его потребностей, вытекающих в том числе из появления почти 1 млрд человек, представляющих в недалеком будущем средний класс КНР и Индии, а также целого ряда других стран, совершенно по-новому встает вопрос о необходимых природных ресурсах, которые могут обеспечить этот быстрый рост потребностей огромных масс населения:

— продовольственных (в связи с ростом потребления молока, рыбы, мяса и других продуктов) питания;

— питьевой воды, недостаток которой испытывал в 2017 году уже 1 млрд человек;

— энергоресурсов, связанных с ростом экономик новых центров силы в КНР, Индии, Индонезии и других странах;

— природных ресурсов, составляющих значительную часть мировых природных ресурсов, от распределения которых зависят экономика и безопасность многих государств;

Эти и другие факторы будут объективно усиливать значение России в мире как государства, контролирующего огромные запасы природных ресурсов, от использования которых зависит благополучие целых регионов.

Вместе с тем, эти же обстоятельства будут способствовать развитию внешних угроз, связанных с потребностями — настоящими и мнимыми — к получению доступа к этим ресурсам. Западная ЛЧЦ может быть заинтересована:

— в получении льготного доступа к таким ресурсам;

— международному «переделу» этих ресурсов;

— подчинению России и получению права пользования этих ресурсов.

Эти же обстоятельства могут привести к отдельным конфликтам по поводу использования ресурсов — от питьевой воды и энергоресурсов до лесных, земельных, либо экологических ресурсов — с широким кругом стран, представляющих прежде всего западную ЛЧЦ.

Геополитическое значение России и возможностей её транспортных коридоров

Невыгодная «вытянутость» России в прошлом может превратиться для России в огромное преимущество в связи с усилением товарообмена между КНР, странами Юго-Восточной Азии, с одной стороны, и европейскими странами, с другой. Кратчайшие авиационные, железнодорожные и автомобильные пути в Евразии с запада на восток и с севера на юг могут проходить через территорию России. Это обеспечит нашей стране колоссальные преимущества[4].

И не только транзитной торговли, но и военно-политические: развитые коммуникации могут быть единственными или в числе очень ограниченного спектра возможностей и средств доставки грузов[5].

Вытянутость территории с запада на восток, значительная роль мировых транспортных коридоров, пролегающих через Евразию, и обособленность отдельных регионов, особенно Арктики, неизбежно будет повышать значение России в мире, но, одновременно, и стремление других стран контролировать транспортные коридоры. В истории человечества яркими примерами борьбы являются конфликты вокруг Суэцкого, Панамского каналов, черноморских проливов и пр. стратегических объектов.

Значение транспортных коридоров России может в еще большей степени вырасти в связи с ограничениями по использованию возможностей прежних транспортных путей. Расширение пропускной способности Суэцкого и Панамского канала может быть недостаточно, а блокировка (пираты) и другие препятствия могу еще больше поднять значение «российского транзита».

Слабость заселения территорий, а также низкие темпы воспроизводства демографического и в целом человеческого капитала в России как долговременный фактор влияния на развитие страны[6].

Исключительно большое негативное и долгосрочное значение для развития России будет иметь сохраняющаяся угроза демографической катастрофы и снижения качества национального человеческого капитала, которая носит взаимосвязанный, объективно-субъективный характер. Аналогичная проблема стоит и перед союзниками России по ЕАЭС, которые (по оценкам Всемирного банка) также подвержены угрозе депопуляции[7].

С одной стороны, даже самые решительные меры власти не исправят быстро демографическую ситуацию в стране, в особенности в её восточных регионах (тем более, когда таких мер не наблюдается). С другой стороны, исключительные меры в области увеличения качества НЧК могут резко изменить в пользу России перспективы её развития и относительную роль в мире. И здесь кроется главный вопрос, на который должна ответить Стратегия развития России до 2050, — каким образом обеспечить сохранение национальной идентичности и суверенитета в условиях относительного падения удельного веса и влияния России и ее союзников в мировой политике.

Таблица 2. Социодемографическая динамика государств-членов ЕАЭС в сопоставлении со среднемировым уровнем

Ответ может быть только один: такой катастрофы можно избежать только при опережающих темпах развития качества человеческого капитала и эффективности его институтов. Если допустить, что индекс развития отдельной личности может составлять, допустим, от 0,01 до 0,99, то можно сделать вывод, что даже один — единственный человек с креативными способностями, а тем более гений условно может быть приравнен к сотням и тысячам человек, обладающих скромными возможностями и способностями.

В полной мере представления о качестве человеческого капитала могут быть перенесены и на качество экономики, и на качество ВВСТ, и на качество управления (включая военное искусство), т.е. на эффективность использования имеющихся у нации ресурсов и возможностей.

Эти и другие внешние факторы объективно влияют на военную и государственную мощь России, предоставляя ей «от Бога» статус великой державы (но не сверхдержавы). Они будут играть важную роль в формировании долгосрочных сценариев развития России и их следует обязательно учитывать при любых стратегических прогнозах (что далеко не всегда делается, например, при подготовке долгосрочных прогнозов социально-экономического развития России)[8]. Тем более эти долгосрочные факторы необходимо учитывать при корректировке Стратегии национальной безопасности РФ, очередных поправках, которые требуется внести в утвержденную В. В. Путиным Стратегию в декабре 2015 года[9], исходя из потребности развития наиболее важного и долгосрочного национального ресурса — национального человеческого капитала[10]. Именно этот и только этот ресурс может стать гарантом сохранения национальной идентичности и суверенитета России.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с монографией  "Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХXI веке"<<


[1] Фролов А. Л. Опасности на горизонте // Россия в глобальной политике, 2016. Январь–февраль. — № 1. — С. 44.

[2] Подберёзкин А. И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. — М.: МГИМО–Университет, 2015. — 325 с.

[3] См. подробнее: Подберёзкин А. И. Боришполец К. П., Подберёзкина О. А. Евразия и Россия. — М.: МГИМО–Университет, 2014. — С. 515.

[4] См., например: Подберёзкин А. И., Родионов О. Е., Харкевич М. В. Стратегический прогноз развития отношений между локальными человеческими цивилизациями в Евразии. — М.: МГИМО–Университет, аналитич. доклад, 2016. Декабрь. — С. 93–104.

[5] Подберёзкин А. И., Соколенко В. Г., Цырендоржиев С. Р. Современная международная обстановка: цивилизации, идеологии, элиты. — М.: МГИМО–Университет, 2014. — С. 129–142.

[6] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями: аналит. доклад / [А. И. Подберёзкин (рук. авт. кол.) и др.]. — М.: МГИМО–Университет, 2016. Июль. — 86 с.

[7] Яковец Ю. В., Растворцев Е. Е. О системе целей и стратегий устойчивого развития Евразийского экономического союза / Экономические Стратегии, 2016. — № 7. — С. 10.

[8] Подберёзкин А. И. Стратегия национальной безопасности России в XXI веке. — М.: МГИМО–Университет, 2016.

[9] Путин В. В. Указ Президента Российской Федерации «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» № 683 от 31 декабря 2015 г.

[10] Подберёзкин А. И. Национальный человеческий капитал. — Т. 3. — М.: МГИМО– Университет, 2011.

 

16.01.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век