Положение России: оптимистические оценки

Версия для печати

Политика — это один из видов социальной деятельности, направленный на сохранение или изменение существующего порядка распределения власти и собственности …[1]

М. Хрусталёв, политолог

Есть расхожая точка зрения, когда конкретный прикладной, теоретический или нормативный анализ заменяется политической оценкой, в которой заранее присутствует политическая позиция. Позиция «за» власть или «против» власти, в соответствии с которой и производится, как правило, оценка ситуации. Естественно, что в зависимости от конкретных политических и иных условий (например, накануне выборов) оптимизм или пессимизм оценок усиливается, а адекватность — снижается.

Приведем такой пример в отношении России. В данном случае — положительный, попытавшись прокомментировать некоторые его положения. В частности, говорится, что «на сегодняшний день Россия является одной из главных экономических держав мира и одной из немногих стран, способных производить промышленные товары практически любого типа. РФ расположилась на четвёртом месте в мире по объёму промышленного производства по состоянию на 2017 год, обгоняя Японию и уступая лишь Китаю, США и Индии». Что совершенно не соответствует действительности: Россия так и не восстановила даже уровень промышленного производства РСФСР 1990 года, а некоторые отрасли просто исчезли. Другие отрасли, как, например, приборостроение, фактически разрушены.

В качестве положительного приводится также пример структуры экономики, где «Категории промышленности в стране:

1.            Обрабатывающие производства — 65%;

2.            Добыча полезных ископаемых — 24%;

3.            Производство/распределение электроэнергии, газа и воды — 11%.

Если в тяжелые 1990-е в стране наблюдался серьёзный спад производства, то в начале нового века промышленность пошла к росту».

«Страна в 1998 году потерпел дефолт, в России начался процесс импортозамещения, который немного оживил производство.

В 2000-х гг. В. Путин предпринял меры по защите и развитию отечественной промышленности. Его план сработал».

«К 2008 году промышленность отыграла большую часть потерь, объём производства вырос до уровня в 85% от советских показателей». (Это требует особенных комментариев — положительная оценка развития промышленности в 2008 году от уровня 85% 1990 года! Это пример завышено-оптимистических оценок, не имеющих отношения к реальному анализу).

В 2008 году мировой кризис и дефолт вновь затормозили процесс развития российской промышленности. Но к 2013 году промышленность потихоньку выросла на 4%.

В 2014 санкции и обрушение курса рубля привели страну к импортозамещению и российская экономика стала менее зависимой от долларовых кредитов.

В 2016 году промышленность возросла на 1,7% по сравнению с прошлым годом (что не соответствует действительности).

«Восстановление промышленного производства сопровождалось заменой устаревшего оборудования и переходом на современные технологии» (что справедливо, но только отчасти).

В стране наиболее развиты отрасли добычи и переработки углеводородов, металлургия, химическое производство, машиностроение, производство разного рода транспорта и пищевое производство.

Несмотря на санкции, все отрасли промышленности постоянно расширяют экспорт, при этом сильное падение курса рубля делает наши производства самыми конкурентоспособными на мировых рынках (что не соответствует действительности).

Данные примеры показательны потому, что с их помощью можно влиять на общественное мнение и дальнейшее принятие решений или отказ от таких действий. Эти оценки крайне опасны потому, что их политическая ангажированность вот уже многие десятилетия сказывается на развитии. Действительно, если в 2017 году у нас «все хорошо!», то и двигаться надо также, хотя (если оценить объективно) Россия в 2017 году только-только осталась на уровне РСФСР 1990 года в то время когда другие страны эти 27 лет развивались и увеличили свой потенциал на 100, 300 и даже 1200%.

Подобные полярные точки зрения, как правило, пытаются подкрепить скудным набором аргументов, полагая, что этого вполне достаточно для того, чтобы обосновать то или иное место России в реальном мире. Между тем место России в современном мире определяется не личными пристрастиями и одним-двумя аргументами, а множеством факторов — геополитических, цивилизационных, ресурсных, демографических, экономических, военных, политико-дипломатических и др., — которые отнюдь не однозначно свидетельствуют о том реальном положении, которое она занимает в мире.

Оказывается, что культурный и духовный мировой лидер Россия может быть технологическим карликом, а военная сверхдержава — очень средней по своим социально-экономическим показателем страной. Нет единых интегральных критериев, которые однозначно свидетельствовали бы о том, к какому классу государств можно отнести Россию. Тем более о том месте, которое она может занимать в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Если попытаться представить себе это место в виде некого рисунка, в котором аккумулируются экспертные оценки этого места России, то оно может быть определено по 10-и бальной шкале следующим образом.

Рис. 1.

Из рисунка видна выдающаяся роль России, если говорить о природных ресурсах и военной мощи, истории или культуре, которые с полным основанием позволяют говорить не просто о ведущей, но и выдающейся роли России в мире, которая должна быть по достоинству оценена (но отнюдь не всегда оценивается даже в российской элите). В то же самое время видна «приплюснутость» потенциала России по осям «экономика» и «геополитика», что также в принципе отражает то реальное место, которое занимает Россия в сегодняшнем мире. И это тоже надо адекватно оценивать, чтобы не увлекаться внешнеполитическими авантюрами и обязательствами.

Учитывая же господствующие последние 30 лет в её развитии тенденции, можно сказать, что в будущем это (экономическое и геополитическое) положение может еще больше ухудшиться, что связано, прежде всего, с низкими темпами роста ВВП страны, отставанием в социально-экономическом и технологическом развитии.

Но формально-количественные оценки требуют существенной корректировки. Как справедливо отмечает Святослав Князев, «чтобы сохранить видимость преимущества своего мира, западным элитам приходится идти на откровенные подлоги. Касается это, в частности, такого показателя, как валовой внутренний продукт (ВВП). Если брать его даже по паритету покупательной способности, то первая пятерка крупнейших мировых экономик будет выглядеть так: Китай, за ним с небольшим отрывом США, за Штатами с отрывом более, чем в 2 раза — Индия. От Индии в полтора раза отстает Япония и почти в два с половиной — Германия. На шестом месте — слегка подотставшая от ФРГ Россия»[2].

Известный российский блогер burckina-new проделал любопытную манипуляцию — сравнил ВВП стран, исключив из них показатель сферы услуг. Картина сразу достаточно резко изменилась. Китай ушел в отрыв от США практически в три раза, а Индия почти догнала Америку. Россия оказалась на четвертом месте в мире. Япония и ФРГ обвалились ощутимо ниже Российской Федерации. Получается, что если речь идет о производстве того, что можно «пощупать руками» — промышленности и сельском хозяйстве — то экономическая мощь западных стран совсем не такая впечатляющая, как кажется.

Почти 80% экономики США приходится на сферу услуг, но данный показатель, по сути дела, дутый. Элементарный пример. Американский терапевт и российский терапевт вылечили человека. Только стоимость этой «услуги» формально отличается в Штатах и РФ в десятки раз. Как ее считать? А так и считают, в каждой стране — по своей стоимости, хотя услуга-то одинаковая. То же самое проделывается с адвокатами, учителями, полицейскими, соцработниками, продавцами в супермаркетах, туристическими гидами. Можно ли считать такую систему оценки экономики объективной? Вряд ли.

Если опираться на конкретные показатели, то промышленное производство СССР, несмотря на Холодную войну и постоянную агрессию со стороны западных стран, состоянием на 1980-е годы составляло примерно 80% промышленного производства США. Именно советская система, несмотря на колоссальный ущерб, нанесенный ей в результате Великой Отечественной войны (в то время, как Америка только зарабатывала деньги), смогла запустить первый искусственный спутник Земли и отправить человека в космос. Говорить на этом фоне о неэффективности советской экономики, на которую приходилось около 20% мирового промышленного производства, — просто смешно.

Современная Россия все еще переживает последствия коллапса 1990-х годов. Плюс она осталась без союза с республиками, в которых проживала примерно половина населения СССР и в которых находилась значительная часть промышленных предприятий. Тем не менее, даже по оценкам экспертов OECD Better Life Index, которых сложно обвинить в «ватничестве» и нелюбви к Западу, в 2010-е годы уровень жизни в РФ примерно соответствовал уровню жизни в Южной Корее. Сегодня, даже по итогам кризиса, вызванного резким падением цен на нефть, уровень жизни в России, по оценкам ОСЭР, все равно выше, чем в части государств-членов ЕС (речь идет о Восточной Европе)[3].

Несмотря на то, что в номинальном измерении зарплата в России ощутимо ниже, чем в США и Западной Европе, уровень цен (особенно цен на все те же пресловутые услуги) во многом выравнивает ситуацию. Например, жители российских городов-миллионщиков, тратят на оплату услуг ЖКХ 6–8% от своих доходов, жители российской провинции — порядка 16%. Доля оплаты погашения счетов жилищно-коммунального хозяйства в структуре доходов в странах Запада, как правило, выше. Например, в «бежавшей» на Запад Литве она достигает 35%.

Гораздо дороже, чем в России стоят на Западе медицинские, образовательные, транспортные, юридические, косметологические услуги, аренда жилья, общепит. Что касается продуктов питания и одежды, то дешево (зачастую даже дешевле, чем в РФ) стоит то, что было произведено с использованием сомнительных технологий (применением ГМО и «химии»). «Органические» продукты же обойдутся покупателю куда дороже, чем то, что привозят в российские города бабушки с огорода[4].

Понятно, что средний уровень жизни в США или Германии пока еще выше, чем в России. Но разница уже настолько невелика, что не может вызвать массовые миграции вроде тех, которые имели место в 1990-е годы. Выезжают из РФ преимущественно либо «штучные» специалисты на конкретные должности (подобные миграции имеют место и между самими западными странами), либо граждане, принципиально желающие приобщиться к западным ценностям и которым не хватает в России возможности участвовать в гей-парадах или ходить в бордели для зоофилов.

Ярким показателем духовных изменений в российском обществе являются личности, о деятельности которых жители нашей страны отзываются с одобрением или считают самыми влиятельными. Лидерами социологических опросов являются деятели, связанные с выдающимися достижениями страны либо с активным противостоянием Западу. В результате голосования, прошедшего недавно на сайте Forbes, 52% пользователей назвали самым влиятельным представителем России Юрия Гагарина, по 45% — Иосифа Сталина и Владимира Путина. 62%, по данным ВЦИОМ, выступают за установку в России памятников Сталину[5].

В то же самое время, события, происходящие на Западе, вызывают у россиян все большее отторжение. Основу информационной повестки Европы и Америки составляют акты, утверждающие введение

однополых браков, назначение открытых содомитов на высшие государственные посты, массовые изнасилования, совершаемые мигрантами, и другие подобные новости. На телеэкранах и сценах присутствуют персонажи вроде бородатой женщины, откровенные сатанисты, мужчины, совершающие публично некие противоестественные действия.

Граждане россияне больше склонны обращаться к собственной культуре и собственной истории. И для российской власти очень важно сегодня, не упустить этот момент, изгнав с телевидения, из театров, музеев и кино, слизанную с западных лекал пошлятину, и подняв отечественное искусство (в том числе и популярное) до уровня, которые оно имело 50 или 150 лет тому назад. Процесс, по сути дела, уже пошел. Именно поэтому мы сталкиваемся с такой резкой реакцией на появление патриотических произведений и, наоборот, откровенно антироссийских, западнических, реакции на которые в прошлом не было. Казус «диссертации Мединского» — политическое явление, когда антироссийские силы в науке и культуре не стали замалчивать неугодные произведения, следуя своей излюбленной тактике, а выступили открыто.

Комментируя происходящие сейчас международные процессы, российский политолог Сергей Михеев заметил, что Запад применил в полной мере принцип «горе побежденным», снося советскую науку и промышленность, поливая грязью историю, агрессивно навязывая свои ценности, массово принимая в НАТО бывшие страны социалистического лагеря и передвигая свои войска к российской границе[6]. Но, сделав такой шаг, и собираясь сделать последний, заключительный — окончательно развалив Россию, лишив её суверенитета, он добился того, что правящая элита и общество в своей значительной части увидела прямую опасность уничтожения и осознали, что они потерял вместе с СССР и ОВД.

Автор: А.И. Подберёзкин


[1]Хрусталёв М. А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. — М.: Аспект Пресс, 2015. — С. 21.

[3]Там же.

[4]Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: МГИМО–Университет, 2017. — С. 29–92; 307–350.

[6] Там же.

 

16.10.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век