«Пессимистический» вариант сценария развития США до 2025 года

Версия для печати

При этом варианте базового сценария США, несмотря на огромные ожидаемые усилия, предпринятые до 2025 года, возможно, потеряют часть своих позиций в мире и в западной коалиции, но все равно останутся бесспорным мировым и коалиционным лидером, как минимум, до 2025 года. Такое развитие событий возможно в том случае, когда руководство собственно США будет совершать серьезные ошибки, с одной стороны, а их потенциальные противники — ЛЧЦ, прежде всего, КНР, исламская и российская ЛЧЦ — максимально эффективно развиваться и проводить свою политику, с другой стороны. В определенной степени такой результат также может возникнуть и вследствие усиления западноевропейского центра силы на базе ЕС, его обособления от североамериканского, в том числе в военно-политической области.

Очевидными оппонентами США до 2025 года становятся исламская и китайская ЛЧЦ, а также Россия, которые неизбежно будут объективно противодействовать сохранению влияния США в мире. При этом эти ЛЧЦ будут использовать разные средства (даже «набор» средств) противоборства с США. Так, исламская ЛЧЦ будет активно использовать вооруженное противостояние по всему миру, включая террористические методы. 2014–2017 годы достаточно определенно продемонстрировали, что эта за деятельность:

  • во-первых, направлена преимущественно против США, как главного противника, который явно выделяется среди других представителей западной ЛЧЦ или любой другой ЛЧЦ;
  • во-вторых, по мере увеличения численности собственно в странах исламского мира, а также в Европе и США, будет нарастать потенциал - экономический, политический, информационный и прочий — этих этнических и религиозных групп, что будет означать быстрый рост враждебности в отношении развитых государств и прежде всего США в мире.

 

Сказанное иллюстрируют последние данные посвященные статистике вооруженных нападений исламских радикалов (рис. 1).

Рис. 1. Нападение ИГИЛ на страны ОЭСР в 2014–середине 2016 гг. (треть всех нападений на США)[1]

Эта  террористическая  деятельность  имеет  самую  разную направленность и характер, но организована преимущественно из одного центра. В 2014–2016 годах таким центром преимущественно был ИГИЛ. Но такие центры можно создать достаточно быстро и в будущем в случае заинтересованности какого-то государства и его спецслужб, которые готовы выступить против США, например, Иран или КНДР. Их содействие быстро и многократно увеличило бы возможности террористов, которые сегодня страдают от недостатка базы и государственной поддержки. Так, например, современные средства ПВО, включая ПЗРК, могут поставляться организации только через посредничество государства и его спецслужб (рис. 2.).

Рис. 2. Количество смертей и атак с участием ИГИЛ[2]

Кроме того, поддержка и даже создание террористических    и экстремистских организаций может в ряде случаев решительным образом повлиять на формирование ВПО в мире и в регионах, более того, внести существенные коррективы в будущие сценарии развития МО.  Известно,  что  поддерживаемые  США и их союзниками бандформирования сыграли решающую роль во время войны СССР в Афганистане. Поддержка Ираном антиизраильских и просирийских отрядов стала серьезным фактором, влияющим даже на отношения между Россией и США, и Израилем.

Яркий пример будущей возможности обострения обстановки может дать поддержка США и НАТО антироссийских вооруженных формирований на 3-х ТВД — украинском, кавказском и среднеазиатском, которые уже фактически сложились к 2017 году и могут быстро эскалировать до 2025 года.

Существует и реальная угроза использования тех или иных экстремистских группировок и начала террористических операций для дестабилизации внутриполитической ситуации  в  той или иной стране. Так было против СССР и России, но так может быть и против США. Так, например, государственная поддержка террористическим  и  радикальным  организациям на территории самих США может привести к серьезной внутриполитической дестабилизации в стране. Особенно, если она будет опираться на этнические или социальные слои американских граждан.

Таким образом, можно говорить о новых политических технологиях, включающих новые технологии войны. В этом случае США и их союзники будут в среднесрочной перспективе до 2025 года менее склонны использовать военную силу в прямой форме, прибегая к новым технологиям ведения войны как наиболее приоритетным. Прежде всего, с использованием специально создаваемых экстремистских и террористических организаций.

Сказанное означает, что США смогут до 2025 года существенно разнообразить как средства, так и способы ведения силовых операций, которые будут включать как уже известные невоенные и военные действия, так и принципиально новые. Это означает, что эволюция политического и военного искусства принуждения в США будет аккумулировать и отбирать из всего спектра использования силы наиболее эффективные, но не отказываться от прежних. По сути, до 2025 года не произойдет «революции» в военном искусстве. Развитие сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил показывает, что помимо гибридных операций, на практике США и их союзники готовятся к полномасштабной традиционной войне.

>>Полностью ознакомиться с монографией «Мир в XXI веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам»<<


[1] Global Terrorism Index 2016 / Trends / Institute for Economics and Peace (IEP). P. 44 / URL: http://reliefweb.int/sites/reliefweb.int/files/resources/Global%20Terrorism%20Index%202016_0.pdf

[2] Ibidem.

 

10.06.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век