Периодизация современного этапа военной политики России

Версия для печати

Вклад России в борьбу с сетевыми структурами исламского терроризма … можно рассматривать как своеобразный экзамен на роль шерифа Большой Евразии[1]

Д. Ефременко, политолог

За короткий этап в 25 лет военная политика СССР–России прошла путь от уничтожения ВС и их развала до возвращения России статуса великой державы.

На состоявшемся в декабре 2016 года расширенном заседании коллегии Минобороны Верховный главнокомандующий Владимир Путин заявил, что в настоящее время Россия превосходит любого потенциального противника по военному могуществу. Но при этом было отмечено, что «расслабляться не стоит», — чтобы ситуация не изменилась.

На сегодняшний день доля современных вооружений в ядерных силах РФ достигла 60%. А оснащенность частей постоянной готовности современным оружием, уточнил генерал армии Сергей Шойгу, вышла на рубеж 58,3%. Как отметил Сергей Шойгу, 99% пусковых установок полностью боеготовы, а 96% — можно пустить в ход немедленно, что свидетельствует: стратегические ядерные силы страны готовы обеспечить ядерное сдерживание — то есть нанести удар возмездия. К тому же российский ядерный потенциал ритмично обновляется. Только в текущем году РВСН получили 41 новую баллистическую ракету — на боевое дежурство заступили 4 ракетных полка, оснащенных комплексом     «ЯРС».

Столько же полков, оснащенных новейшими системами ПВО С-400, получили и Воздушно-космические силы (ВКС), а авиационный парк ВКС пополнился 139 современными самолетами. Кроме того, генерал Шойгу сообщил об успешном завершении госиспытания 3 новых радаров «Воронеж». В 2017 году они заступят на боевое дежурство.

Уровень оснащенности Сухопутных войск (СВ) современным вооружением, по его словам, составил 42%. За год в СВ были сформированы 9 соединений, в том числе 4 мотострелковые и 1 танковая дивизия. В войска поступило 2930 новых и модернизированных образцов вооружения. Это позволило переоснастить еще 2 ракетные бригады, 2 зенитно-ракетные бригады и 2 зенитно-ракетных полка, а также бригаду специального назначения, 12 мотострелковых и танковых батальонов, 3 артиллерийских дивизиона. Отдельной строкой в докладе министра обороны отмечено, что на сегодняшний день решена проблема с беспилотниками. В распоряжении Вооруженных сил их около 2 тыс., а количество вылетов БПЛА по сравнению с прошлым годом выросло в 1,5 раза[2].

Но самое полное представление о том, кто какие планы вынашивает, дает отчет о военных расходах. Не секрет, что НАТО волевым порядком увеличило военный бюджет стран альянса на 26 млрд долл., который вырос до 918 млрд. Оборонный бюджет России в долларовом исчислении в 20 раз меньше — 45,9 млрд. Поэтому воевать только числом с потенциальным противником у нас никак не получится. И в Сирии наглядно доказано, что Российская армия   располагает   значительными   боевыми  возможностями.

По данным министра обороны Сергея Шойгу, российские ВКС совершили в Сирии около 19 тыс. вылетов, уничтожив 35 тыс. боевиков и 1,5 тыс. единиц техники. Ликвидированы 725 тренировочных лагерей, 405 заводов и мастерских по производству боеприпасов, было изъято у бандформирований 448 танков и других боевых бронированных машин, 57 систем реактивного залпового огня, 418 самодельных реактивных систем залпового огня, 410 минометов и более 28 тыс. единиц стрелкового оружия. А российские специалисты Международного противоминного центра ВС РФ обезвредили почти 27 тыс. взрывоопасных предметов. Как известно, у западной коалиции результаты несопоставимо скромнее[3].

История развития СССР и России в 1985–2016 годы является   яркой   иллюстрацией   положения   о   доминировании   политики   и ее целей. В зависимости от отношения правящей элиты СССР и России к месту, значению и роли военной силы в обеспечении безопасности страны и союзников можно выделить следующие отдельные этапы всего периода 1991–2016 годов, который можно назвать «периодом постоянного реформирования» институтов обеспечения безопасности СССР и России. Учитывая, что военную политику России можно условно разделить на три основные части — военную науку, военное строительство и военное искусство — можно (только в целях большей наглядности) попытаться рассмотреть ее состояние на всех этапах этого периода, используя вполне субъективный критерий эффективности каждой из этих частей по шкале от 1 до 10 (Таблица 1).

Таблица 1. Оценка эффективности реформирования военной политики

Таблица 3. Среднесрочный прогноз развития военной политики

1985–1987 гг. — этап продолжения традиционной политики обеспечения безопасности, основанной на сохранении военно-стратегического равновесия и активном использовании силовых институтов, включая военные, одновременно пытаясь переосмыслить характер и суть международной и военно-политической обстановки в мире и в СССР. На этом этапе М. Горбачевым и его ближайшим окружением уже готовилась идеологическая основа для будущей военной политики СССР.

1987–1991 гг. — этап постепенного сознательного отказа правящий элиты СССР от обеспечения национальной безопасности силовыми средствами, дезорганизация и развал ОВД и ВС СССР. Эти два этапа можно охарактеризовать как время субъективной неадекватности правящей советской элиты в оценке и прогнозе развития международной и военно-политической   обстановки (МО и ВПО). Что и доказало последующее развитие событий. В первом случае, на первом этапе, как консервативно-инерционная неадекватность, а на втором — как авантюристично-романтическая. Случилось то, что не так уж, редко случается в политике, включая военную политику: малоопытная и непрофессиональная правящая часть элиты навязала свою волю и представления всему правящему классу, на короткое время, которого хватило для трагического конца. «В результате, смены идеологической парадигмы советской внешней политики — как отмечают авторы фундаментальной работы   по   истории   международных   отношений,   —   оказались  демонтированы все те несущие конструкции, которые составляли основу биполярной системы мироустройства»[4].

Третий этап, 1991–2000 гг. — период неизбежной быстрой «деградации» ВС как следствие предыдущей политики с помощью мнимых реформ, которые привели страну к фактической потере своей военной мощи в условиях явного обострения МО и ВПО.   В результате, с военно-политической точки зрения, к началу века Россия   фактически   перестала   быть   суверенным   государством, а контроль над ее внешней и внутренней политикой со стороны федерального центра стал практически номинальным. Очень важно подчеркнуть, что в этот период начался процесс национальной и государственной самоидентификации, продолжающийся и сегодня. Учитывая, что военная политика является следствием политики (внутренний и внешней) и результатом социально-экономического развития, необходимо признать, что все радикальные изменения в этих областях, ошибки и преступления не могли не отразиться на военной политике, которая (может быть в еще более тяжелой форме) испытывала на себе все ошибки правящей элиты[5]. Так, отказ от восприятия внешних угроз и опасностей вообще, и со стороны Запада, в частности не могло не привести в 90-е годы XX века к откровенному игнорированию потребностей вооруженных сил   и ОПК, т.е. именно политические оценки, ошибки и преступления правящей элиты российской элиты являются главной причиной развала военной организации России к концу 1990-х годов.

К сожалению, политические провалы и преступления, отразившиеся на военной политике России, не осознаны до конца сегодня. К этому периоду можно отнести оценку, данную В. Сизовым:

«Задача повышения эффективности военной политики является для России крайне актуальной, так как при использовании военной силы для обеспечения своих национальных интересов она может рассчитывать практически только на собственные ресурсы. Поэтому Россия заинтересована в обеспечении мирной обстановки вдоль своих границ. На западе и востоке у границ России располагаются два субъекта международных отношений с мощным военным потенциалом (НАТО и Китай), на юге — очаги потенциальных конфликтов на Кавказе и в Центральной Азии. Следовательно, военная реформа   нуждается   в   целенаправленной   политической и дипломатической поддержке, в том числе и через налаживание взаимовыгодного международного военного сотрудничества»[6].

К концу 1990-х годов в целом закончился период «романтического отношения» правящей элиты России к обеспечению национальной безопасности и была начата (медленно и неуклюже) теоретическая разработка проблем обеспечения национальной безопасности и использования военной силы. К сожалению, поздно и не вполне адекватно, что показал крайне неудачный первый вариант Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденный в 1997 году[7], а также ряд последующих нормативных документов.

Тем не менее «процесс пошел». Новая, более реалистическая редакция Концепции национальной безопасности была утверждена Указом Президента страны от 17 декабря 2000 года[8]. В дальнейшем были разработаны новые важные документы, определявшие конкретные направления деятельности по обеспечению безопасности России, составившие в своей совокупности взаимоувязанную    систему    взглядов    на    обеспечение    национальной   безопасности:

«Военная доктрина Российской Федерации» (2000 г.), «Концепция внешней политики Российской Федерации» (2000 г.), «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации» (2000 г.),

«Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года» (2001 г.), «Основы политики Российской Федерации в области авиационной деятельности на период до 2010 года» (2001 г.), «Осно- вы политики Российской Федерации в области развития оборон- но-промышленного комплекса на период до 2010 года и дальнейшую перспективу» (2001 г.) и ряд других. В результате активной и напряженной работы был создан минимальный необходимый и относительно обоснованный теоретический и политический фундамент для практической деятельности по обеспечению национальной безопасности России и ее военной политики в XXI веке[9]. В указанных выше и последующих документах[10] национальная безопасность России, защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства определяются, с одной стороны, местом и ролью России в постоянно развивающейся системе международных отношений, а с другой — внутренней социально-экономической и общественно-политической обстановкой в стране. При этом факторы, оказывающие влияние на состояние безопасности страны, рассматриваются до сегодняшнего дня как неоднозначные, носящие в ряде случаев противоречивый характер[11]. За последнее десятилетие в российском обществе и правящей элите коренным образом изменился взгляд на источники угроз и опасностей для России. Долгое время в нашей стране под национальной   безопасностью    понималось    только    сохранение    суверенитета и территориальной целостности государства, обеспечение его дееспособности перед лицом угрозы применения вооруженной силы со стороны других субъектов международных отношений. Отчасти это положение осталось и позже, хотя акценты постоянно менялись — от игнорирования внешних опасностей до придания  им  приоритетного значения. В соответствии с изменением таких оценок на разных этапах периода «постоянного реформирования» военной политики[12]. Под влиянием самых различных — факторов от «демократизации» до оценки МО и ВПО, внешняя угроза порой отходила на второй план не только в практической политике, но и в теории,   что   нашло   свое   отражение   в   концептуальных    документах 2000–2010 годов. Позже произошла новая переоценка приоритетности внешних опасностей и военных угроз. Так, опыт применения в 2015–2016 годах российского оружия в Сирии стал предметом специально рассмотрения на совещании внешнего руководства МО. Причем не только серийного ВВСТ, но и будущего — от сухопутного, стрелкового и бронетанкового до ВКС нового поколения[13].

Все эти «зигзаги», естественно находили и нашли свое отражение в военной политике РФ в этот период.

В целом важно понимать, что не только по своей сути, но  и с точки зрения законодательства и нормативных положений управления военная политика является следствием внешней и внутренней политики государства, что отражение в соответствующих ФЗ Указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ. Она конкретизируется, прежде всего, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, а также Военной доктрине, Морской доктрине, Федеральном бюджете России и целом ряде других, в т.ч. секретных документов[14].

Следует признать, что нередко эти документы и практическая политика оказываются не просто противоречивыми, но и откровенно вредными для обороноспособности страны. Как правило, это происходит (как в период руководства Минобороны РФ А. Сердюковым) из-за непрофессионализма. Так, именно в эти годы была фактически уничтожена военная наука, система технического обеспечения, медицинская служба и многое другое[15].

В настоящее время мы наблюдаем, что за последние 30 лет политика безопасности и военная политика России претерпели радикальные изменения, которые требуется оценить, как минимум, под разными углами зрения — политическим, экономическим, социальным и собственно военным. Отказ, в свое время, от баз за рубежом (на Кубе, во Вьетнаме, Египте и др. странах) очевидно, признается ошибкой, сделанной под влиянием политических и экономических соображений, но требующей исправления. Неслучайно в 2016 году не только был подписан договор о базе ВВС в Хмеймим, но и намечается аналогичный договор в отношении базы ВМФ в Тарусе, а также рассматривается вопрос о возвращении базы на Кубе, во Вьетнаме и в Египте (Сиди-Баррани).

Особенно важное значение в условиях радикальных изменений в политике приобретают теоретические и методологические исследования базовых проблем безопасности и военной политики, без   которых   собственно    историческая    и    военно-техническая    стороны во многом теряют свое практическое значение и актуальность. Ясно, что в 2015–2016 годах ВПО в мире перешла из состояния «напряженность» в состояние «конфликтность», которое характеризуется очень быстрыми и непредсказуемыми изменениями, которые нередко обладают инерцией и внутренней логикой, не зависящей   уже   нередко   от   политики,   проводимой элитами.

В истории человечества, в том числе и современной, было немало примеров, когда войны начинались «случайно», иногда по самым нелепым поводам: 100-дневная «футбольная» война Сальвадора и Гондураса; «пирожная война» 1838 года между Францией и Мессиной; «свиная война» 1859 года между США и Канадой и т.д. Сегодня такие поводы уже поставлены на поток — от спортивных соревнований до соревнований в политической риторике, что делает военный конфликт все более    неизбежным.

Тем не менее, именно в начале XXI века вновь популярной среди политиков, философов и политологов стала «проблема войны», — ее сути, характера и особенностей. В данном примере можно лишь проиллюстрировать наиболее однозначные поводы для войн, которые запомнились в истории человечества[16].

***

Из истории войн

1.            Самая забытая война — Война Берика с Россией

Берик-Апон-Туид это небольшой город на границе между Англией и Шотландией, на берегу Северного Моря. Некогда в средние века он был важным портом и яблоком раздора между Английским и Шотландским королевствами. В конечном итоге аргументы (в виде численного и технического военного превосходства) английской стороны оказались более убедительными и король Шотландии согласился передать Берик английскому королю, при условии, однако, что город не станет частью Английского королевства. Тем   самым Берик получил уникальный статус автономии и отдельное упоминание как в титулатуре английских королей, так и в официальных международных документах, издававшихся от имени   Соединённого   Королевства.

В частности, Крымская Война в 1854 году была объявлена России королевой Викторией от имени «Англии, Шотландии и города Берик». А при заключении мира несколькими годами позже город Берик   упомянуть   забыли.

Тем самым гордый город Берик находился в состоянии войны с Россией (позже с СССР) вплоть до 1965 года, т.е. 111 лет. В 1965 году посол СССР в Великобритании и мэр города Берик подписали, наконец, мирный договор. Однако в правомочности договора имеются сомнения, поскольку мэр города Берлик не является    полномочным    правопреемником    королевы  Виктории.

2.            Самая дурацкая война — Война Внешней Бальдонии с СССР

В 1940 году один из менеджеров фирмы Пепси-Кола по имени Рассел Арандел купил за 750 долларов остров Бальд площадью 1,5 га из груп-пы Островов Таскет у атлантического берега Канады. Он назвал его княжеством Внешняя Бальдония, издал конституцию и стал главой нового государства. Гражданином мог стать каждый, кто за 50 долларов купил бы лицензию на рыбную ловлю в территориальных водах княжества. К 1947 году количество подданных достигло 70 человек. Конституция была написана в духе такого экстремального эгоизма, что в 1953 году она удостоилась внимания «Литературной Газеты», которая подвергла её критике. В ответ 9 марта 1953 года Княжество Внешняя Бальдония объявило войну Советскому Союзу. Союзный княжеству яхтклуб Армдейл вывел свой флот в открытое море навстречу боевой славе, которую он, правда так и не стяжал, поскольку советское правительство ограничилось небольшой   компанией   в   средствах   массовой  информации.

В 1970 году Рассел Арандел продал свою родину Канаде за   1 доллар. Конституция княжества Внешняя Бальдония до сих пор хранится в краеведческом музее округа Ярмут.

3.            Самая смешная война — Война Раковинной Республики с США

В 1980 году власти США установили на дороге, связывающей острова Ки-Уест с остальной Флоридой контрольный пост на предмет обнаружения контрабанды наркотиков. Понемногу контрольный пост вырос в настоящий контрольно-пропускной пункт таможни со шлагбаумами, где досмотру подвергались все машины поголовно, в обоих направлениях. В конечном итоге мэр города Ки-Уест решил, что США отделились от подведомственной ему территории и установили нормальный пограничный пост. Тем самым он посчитал себя вправе объявить острова Ки-Уест независимой республикой под названием Республика Раковины (Conch Republic), что он и сделал 23 апреля 1982 года. В рамках церемонии объявления независимости он заодно объявил США войну, совершив акт нападения на военнослужащего армии США. Собственно, он взял буханку хлеба и шмякнул ею об одетую в каску голову какого-то морского пехотинца. На следующий день мэр объявил о капитуляции Республики и запросил 1 миллиард долларов гуманитарной помощи   для   ликвидации   последствий    войны.

Все это наводит на размышления о роли алкоголя в военной истории. Сколько я знаю, эти события легли в основу известного в свое время анекдота.

4.            Самая мирная война — Война Остров Силли с Голландией

Обретшие независимость в войне с Испанией Нидерланды поддерживали всех врагов последней и, в частности, Англию. Голландцам было, в общем, то, всё равно, кто там, в Англии правит, лишь бы те находились в конфликте с Испанией. Что, в общем, не было так, уж трудно, учитывая англо-испанские отношения. Сначала голландцы имели дело с монархией, но когда случилась революция и королю отрубили голову, республиканские Нидерланды встали на сторону Кромвеля без всяких колебаний. Острова Силли, которые находятся около западной конечности Корнуолла, были последним убежищем побеждённых роялистов. Они были (и частично остаются до сих пор) частным феодальным владением, обладавшим (и обладающим до сих пор) известной автономией от Соединённого Королевства. Хотя революционерам удалось победить на суше, королевский флот в значительной части остался в руках роялистов, укрывшись в бухтах островов Силли. Так что Кромвель обратился за помощью к голландцам и те в 1651 году объявили Островам Силли войну и устроили морскую блокаду, пока англичане готовили десант, который вынудил роялистов сдаться. Голландцы не сделали ни одного  выстрела.

Дальнейшие события похоронили эпизод в пучинах забвения, пока в 1985 году запрос одного энтузиаста в голландское посольство не вскрыл факт, что война все ещё продолжается. Так что в 1986 посол Нидерландов в Великобритании совершил приятную экскурсию на живописные острова Силли, в ходе которой и был подписан мирный договор, завершивший 335 летнюю войну.

5.            Самая Футбольная Война — Война Сальвадора с Гондурасом

В рамках отборочного турнира чемпионата мира по футболу 1970 года на каждом этапе предусматривалось проводить 2 матча,    а если в каждом выиграет другая команда, то назначать третий. В одном из этапов должно было решиться дальнейшее участие в турнире Сальвадора или Гондураса. На карту была поставлена честь двух великих наций. Первый матч состоялся в столице Гондураса и Сальвадор проиграл. Настроение было таково, что одна из фанаток сборной Сальвадора (странно, что только одна) публично застрелилась с криком, что не может пережить такого позора своей страны. В ответном матче в Сальвадоре проиграли гондурасцы, причиной чему, возможно, стали нападения толпы на сборную Гондураса.

24 июня 1969 года правительство Сальвадора, вняв гласу народа, объявило мобилизацию армии с целью защитить национальную гордость любыми средствами. Двумя днями позже правительство Гондураса, стремясь отстоять спортивную честь своей страны, разумеется, сделало тоже самое. Немного перефразируя Клаузевица — война как продолжение спортивных соревнований другими  средствами.

После поражения в третьем матче Гондурас решил, что с него достаточно и перешёл от неорганизованного мордобоя к регулярным военным действиям.

Скольких именно жизней это все стоило, сказать трудно. Непосредственные потери в боях составили несколько тысяч (цифра крайне неточна). Сюда нужно добавить погибших в беспорядках до и после военных действий. Но главное, в обеих странах в конечном итоге это привело к власти военные хунты, правление которых, а так, же последовавшие за их падением гражданские войны в обеих странах вылились в неисчислимые жертвы и страшную разруху хозяйства.

6.            Самая длинная война — Третья Пуническая

Третья Пуническая война была официально объявлена в 149 году до нашей эры. Она закончилась штурмом, полным разрушением Карфагена и почти поголовной продажей, в рабство оставшихся в живых. Т.е. мирный договор заключать было не с кем.

Шло время, сменялись правители, политические субъекты, народонаселение, культуры и языки. Однако состояние войны формально продолжало существовать. Пока, наконец, в 1985 году Уго Ветере, мэр Рима, и Чедли Халеби, мэр Карфагена, ныне автономного района города Тунис, не подписали мирный договор, положивший формальный конец самой длинной, длившейся 2100 лет   войне.

7.            Самая беспричинная война — Война между Францией и Мексикой

В 1838 году владелец французской кондитерской в Мехико по имени Ремонтель обратился к королю Франции Луи Филиппу за защитой, потому что 10 годами ранее, в 1828, во время городских беспорядков какие-то негодяи в военной форме вломились в его заведение и сожрали все пирожные. Память об этом очевидно не давала французу покоя годами, пока он изготавливал торты на заказ. Франция потребовала выплаты компенсации за пирожные в размере 600 000 песо, сумму, на которую можно было бы залить улицы исторической части Мехико заварным кремом.

В ответ Мексика заморозила выплату долгов по французским кредитам. В свою очередь король Луи Филипп посчитал себя обязанным объявить Мексике войну и послать флот для блокады мексиканских портов на атлантическом побережье. Мексиканцы стали осуществлять транспортные операции через порты независимой в то время Республики Техас, что привело Францию к конфликту и с ней. С типичным энтузиазмом, который в случае драки и скандала до сих пор превращает зрителей в участников, в кучу-малу уже вмешались США на стороне Франции, когда все-таки наступило протрезвление. Блокада была снята, Мексика продолжила выплату долгов, а кондитерская продолжила свою разрушительную для сахарного     баланса    деятельность.

8.            Самая надуманная война — конфликт между Германией и Марокко

Идея защиты собственных подданных на чужой территории была   с радостью подхвачена агрессорами всех мастей, но Германской Империи в 1911 году удалось довести её до абсурда. Как известно, Германия, опоздавшая к разделу мира на колонии, страстно мечтала исправить положение и, в частности, желала заполучить марокканский порт Агадир, ворота в Африку ещё с античных времён. Но в 1911 году уже нельзя было просто приплыть, воткнуть крест и объявить все собственностью немецкой монархии. Нужен был повод, и защита подданных казалась самым подходящим, что бы послать крейсер, вооружённый крупнокалиберными пушками фирмы Крупп. Закавыка, однако, заключалась в том, что в Агадире случайно не оказалось немецких подданных. Но такие мелочи не должны мешать планам Генерального Штаба! После усиленных поисков во всем Марокко нашёлся один единственный немецко-подданный, по фамилии Вильберг, который работал инженером на шахте в 3 днях пути от Агадира. Инженеру была выслана телеграмма, извещавшая, что он находится под угрозой, нуждается в защите и потому должен прибыть в Агадир. Инженер счёл это глупым розыгрышем, и понадобилось ещё 2 телеграммы, прежде чем он все-таки решил съездить и разобраться, в чем дело. Когда он прибыл в Агадир, германская канонерская лодка уже три дня как находилась посреди акватории порта, защищая несчастного Вильберга от ужасных опасностей. Прибыв в город, немецко-подданный обнаружил, что связаться с защищающим его крейсером невозможно, поскольку тот находится в состоянии боевой готовности и обещает стрелять в каждого, кто к нему приблизится. Сначала Вильберг просто бегал по причалу, пытаясь привлечь к себе внимание корабля, а когда это не помогло, пошёл      к журналистам. И только тогда, когда вся история была опубликована и вся Европа смеялась, из Берлина пришла радиограмма, что один из людей на пристани это как раз тот, кого нужно защищать. Единственного немца в Марокко забрали на борт и отвезли в Германию за государственный счёт.

9.            Самая свинская война — конфликт между Великобританией и США

Когда США объявили независимость, Канады ещё не было, а было нормальное владение Британской Империи. Договор, который определял прохождение границы, как это часто бывает в подобных случаях, допускал разночтения. В частности это касалось проливов между островами в районе Ванкувера, где было не ясно, кому принадлежит небольшой островок Сан-Хуан — США или Великобритании. Это не мешало людям выращивать на острове картошку и разводить свиней. Не мешало, пока 15 июня 1859 года свинья британского подданного ирландского происхождения в очередной раз не сожрала картошку американского гражданина, тоже ирландского    происхождения.    Британский    ирландец    предложил в компенсацию разрытых грядок с картошкой 10 долларов. Американский ирландец потребовал 100, на ответ на что британский ирландец послал американского туда, куда святой Патрик свиней не гонял. Чаша ирландского терпения переполнилась. Британский ирландец потребовал от британских властей арестовать американца, а американский ирландец потребовал    защиты.

Американский комендант послал на мирный до того остров Сан-Хуан роту солдат с приказом помешать выдаче американского гражданина британским властям. Английский губернатор в свою очередь послал 3 корабля. Началась военная эскалация и в конечном итоге 450 военнослужащих и 14 пушек армии США смотрели со своих укреплённых позиций через прицелы на британскую эскадру из 5 кораблей с 2000 человек и 170 пушек на борту. Надо отдать должное, что именно солдаты и офицеры, как в окопах, так и на палубах, посчитали верхом идиотизма отдавать свои жизни за сожранную соседской свиньёй картошку и раз за разом отказывались выполнять приказы открыть огонь. В более высоких    инстанциях, как в Британии, так и в Америке от действий местных кабинетных вояк пришли в ужас и приказали вступить на путь дипломатии. Сначала договорились о совместной оккупации острова и ограничении военного контингента по 100 человек с каждой стороны. Так что на севере острова расположился британский лагерь, а на южной -  американский. Такая патовая ситуация продолжалась 12 лет, пока американцы и англичане, отчаявшись найти решение сами, не решили обратиться к первому встречному. Первым встречным оказался германский император Вильгельм II, который решил, что остров должен принадлежать Америке. Больше никто никакой пользы из этого не извлёк. Свинья к этому времени уже давно была забита и съедена. И я сильно сомневаюсь, что бы хоть один ирландец поделился бы картошкой с германским императором задаром.

10.          Самая собачья война

И ещё одна история о том, как животное стало «яблоком раздора». В 1925 году на границе между Грецией и Болгарией произошло серьёзное вооружённое столкновение. Эти страны когда-то были союзниками, но потом между ними начался спор за владение Македонией. В результате в Первой мировой войне Греция воевала на стороне Антанты, а Болгария присоединилась к Германии, Турции и      Австро-Венгрии.

Поражение в войне не сделало болгар более дружелюбными по отношению к грекам.

А вот греки на пограничной заставе в районе города Петрич были, напротив, весьма дружелюбными. Одному из них, например, захотелось погладить бродячую собаку. Но та побежала прочь и, вместе со своим преследователем, пересекла болгарскую границу. Болгарские пограничники открыли огонь, и грек получил смертельное      ранение.

Через несколько дней границу пересекли уже греческие войска. Без объявления войны они заняли несколько болгарских сел. Болгарская сторона начала стягивать войска к границе и строить оборонительные        сооружения…

Только своевременное вмешательство Лиги Наций, аналога современной ООН, спасло Балканский полуостров от новой войны. Оказывается, собака на границе — не всегда верный друг и   помощник   солдата.

11.          Самая пустопорожняя война

Говорят, встретить женщину с пустыми вёдрами к несчастью. Ну, не знаю. Встретить солдата с пустым ведром ещё хуже.

В 1325 году служил в итальянском городе Болонья бравый кавалерист. Вернее, недостаточно бравый — в один прекрасный день он решил покинуть место службы и отправиться в город Модену (надо заметить, в то время многие итальянские города были самостоятельными микрогосударствами). Для того чтобы поить коня, болонец прихватил с собой деревянное ведро.

Через некоторое время возмущённые соотечественники дезертира обратились к моденцам. Они требовали вернуть… казённое деревянное ведро. Жители Модены никак не отреагировали на абсурдную просьбу, после чего Болонья отправила войско к зазнавшимся соседям. Война продолжалась 22 года, потери обеих сторон составляли сотни человек. В итоге злосчастное ведро Болонье так и не    вернула — она проиграла этот конфликт.

12.          Самая прочая война

В 1653 г. Швеция и Речь Посполитая должны были подписать соглашение о дружбе и союзе. Когда шведский король прочитал договор, его возмутило, что после всех его титулов слова «и прочая» повторяются дважды, а после перечисления титулов польского короля   —  трижды.

В результате шведские дипломаты написали гневное письмо, поляки ответили, слово за слово — началась война 1655–1660 гг., победу   в   которой   праздновала Швеция.

13.          Самая дерьмовая война.

Гуано — ценность, от которой попахивает. Это разложившиеся естественным образом остатки помёта морских птиц и летучих мышей. Оно является важным удобрением, содержащим много фосфора и азота.

Залежи драгоценного помета встречаются на некоторых островах Тихого океана. Но крупнейшее «месторождение» гуано располагается в пустыне Атакама, то есть на тихоокеанском побережье Перу и Боливии. Их северному соседу Чили также хотелось поучаствовать в добыче и экспорте полезного ресурса, и в 1879 году чилийцы напали на Боливию.

Между Перу и Боливией существовал секретный договор о взаимопомощи. Но даже помощь союзника не спасла Боливию от сокрушительного поражения. Чилийцы имели огромное морское преимущество, это позволило им быстро завладеть всем побережьем, высадить десант и нанести удары по ряду боливийских городов.

В результате общие потери воюющих сторон убитыми и ранеными составили около 30 тысяч человек. Боливия потеряла выход к морю. А Чили приобрела сто тысяч квадратных километров береговой    линии    покрытой    желанным  помётом.

14.          Война за ухо Дженкинса

В нашем обзоре нельзя обойти вниманием ещё один колониальный конфликт, который перерос в одно из крупнейших европейских противостояний XVIII века — Войну за австрийское наследство.

Испания в то время владела огромными территориями в Вест-Индии (то есть в Карибском бассейне). Но управление ими было налажено из рук вон плохо. Правда, колониальные товары поступали в Европу   исправно.   Британское   правительство во главе с премьер-министром Робертом Уолполом считало, что проще и дешевле покупать сахар и какао у испанцев, чем пытаться вырвать у них господство в Вест-Индии и создавать там свою торговую систему.

Но однажды на заседание парламента (не без помощи оппозиции) явился капитан британского торгового судна Роберт Дженкинс. Он заявил, что испанские корабли грабят все суда, поднимающие британский флаг, отнимают у них груз и чинят обиды британским      подданным.

В качестве доказательства он продемонстрировал стеклянную бутыль с заспиртованным ухом, которое отрезал ему испанский офицер. Ухо это он возил с собой уже семь лет, в надежде, что врачи сумеют   пришить   его  обратно.

15.          Война ульев

В 1830 г. американские штаты Миссури и Айова едва не объявили друг другу войну из-за неточных пограничных линий. Миссурийские сборщики налогов заявились в деревню, находившуюся под юрисдикцией Айовы, и потребовали выплат. Местные жители послали их по известному адресу. Тогда налоговики спилили несколько деревьев, на которых висели ульи, и забрали весь    мед.

Между штатами начался обмен грозными дипломатическими нотами, а вскоре и в Миссури, и в Айове началась мобилизация. Правда, правительствам штатов хватило ума не начинать войну из-за такого мелкого недоразумения, но сам дипломатический конфликт уже успел получить ироничное название «война ульев».

16.          Война из-за удара опахалом

В 1827 г. посол Франции потребовал от правителя Алжира вернуть все долги и уплатить по ним проценты. Алжирский монарх начал горячиться, спорить и требовать отсрочку. В процессе дискуссии он легонько шлёпнул посла по лицу опахалом из страусиных перьев.

Тот оскорбился, но не стал реагировать на обиду. Зато через три года посол вспомнил этот эпизод, когда Франции понадобился повод   для   оккупации    Алжира.

17.          Самая  страусиная война

В 1930 году австралийское правительство, измученное жалобами фермеров на страусов, осуществлявших набеги на поля с зерновыми, решило покончить с проблемой раз и навсегда и послало на борьбу со страусами вооружённых пулемётами солдат. Репортажи австралийских газет того времени читаются как сообщения с реального театра военных действий — где и какого размера отряды страусов замечены, что они намереваются предпринять и какие ответные действия осуществляются. Операция в целом проходила безуспешно, так что количество войск постоянно увеличивалось   и размах военных действий, затрагивая все большие территории. Всего было предпринято три операции. Было затрачено огромное количество средств, сожжено масса горючего и выстрелены сотни тысяч патронов. Все с поразительно малыми результатами. В пересчёте на эти затраты убийство одного страуса обходилось дороже, чем смерть солдата противника во время Второй мировой войны. Никакие   задачи   военная   операция   в   конечном   итоге   не   решила и никакие проблемы не устранила. Набеги на поля продолжились, как ни в чем не бывало, поголовье страусов заметно не изменилось. По общему мнению, включая и мнение членов австралийского правительства, войну выиграли страусы.

18.          Война из-за золотого стула.

Колонизация Золотого Берега (ныне Гана) Англией протекала, как   и прочих местах, без особых проблем. Был изгнан какой-то там король, каких то там Ашанти и англичане стали располагаться как у себя дома. Пока генерал губернатор не прознал, что у ашанти имеется ни много ни мало как золотой трон, символ власти. И выразил желание на этот стул сесть. Что тут началось, описывать слишком долго. Народ ашанти восстал почти поголовно. Понадобилась посылка дополнительных войск, что бы подавить его. Но условием сдачи стало, что, ни одна белая задница не коснется священного стула. Договор соблюдается и  поныне.

>>Полностью ознакомиться с учебно-методическим комплексом А. И. Подберзкина “Современная военная политика России ”<<


[1] Ефременко Д. Рождение Большой Евразии // Россия в глобальной политике, 2016. Ноябрь–декабрь. — № 6. — С. 44.

[2] Одноколенко О. Путин приказал: «Не расслабляться!» // Независимая газета. 2016. 22 декабря / http://www.ng.ru/armies/2016–12–22/2_6893_ putin.html

[3] Там же.

[4] История международных отношений: В трех томах: Учебник / Под ред. А. В. Торкунова, М. М. Наринского. — М.: Аспект Пресс, 2012. — С. 512.

[5] Тимофеев И. Российская идентичность. От Большой Европы к Большой Евразии / Эл. ресурс: «РСМД». 2016. 8 июня / http://russiancouncil.ru/ inner/?id_4=7900#top-content

[6] Сизов В. Ю. Военная политика и военная безопасность России. 2010. — №2 / http://www.rusus.ru/print.php?id=191

[7] Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Российская газета. — 1997. — 26 декабря.

[8] Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Российская газета. — 2000. — 18 января.

[9] Прогнозирование  международной  ситуации:  угрозы  безопасности и военная политика России / А. И. Подберезкина, К. П. Боришполец, А. А. Казанцев, В. П. Козин, А. А. Орлов. — М.: МГИМО–Университет, 2014. — 44 с.

[10] См. подробнее: Проект долгосрочной стратегии национальной безо- пасности России с методологическими и методическими комментариями: аналит. доклад / [А. И. Подберезкин (рук. авт. кол.) и др.]. — М.: МГИМО– Университет, 2016. Июль. — С. 33–78.

[11] Государственная безопасность России: история и современность /  под общ. ред. Р. Н. Байгузина. — М.: РОССПЭН, 2004. — С. 723.

[12] Подберезкин А. И. Стратегия национальной безопасности России в XXI веке. — М.: МГИМО–Университет, 2016. — С. 44–56.

[13] Давлетшин Р. Эффективность применения российского оружия в Сирии требует особого анализа / Взгляд, 2016. 6 октября / http://vz.ru/society/

[14] Подберезкин  А. И.  Стратегия  национальной  безопасности  России в XXI веке. — М.: МГИМО–Университет, 2016. — С. 39–56.

[15] Маев С. Под знаменем ремонта / Эл. ресурс: «Оружие России», 2016. 3  октября / http://www.arms-expo.ru/analytics/vooruzhennye-sily/sergey- maev-pod-znamenem-remonta/

[16] Из истории войн: Хочу все знать Newsland / https://newsland.com/community/7888/content/iz-istorii-voin/5499725

 

12.09.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век