Основные участники формирования МО и ВПО – государства и коалиции

Версия для печати

Традиционно и вполне справедливо основными участниками формирования ВПО являлись государства, чьи отношения как субъектов формирования ассоциировались традиционно со всей ВПО. Как уже говорилось, характеристика ВПО порой заменялась характеристикой отношений ведущих на тот момент государств, а само по себе состояние ВПО, как системы, не рассматривалось вообще. По сути, все теории войны, включая К. Клаузевица и более поздних ученых, исходили из изучения отношений ведущих государств (часто только одного государства) в войне или даже в период подготовки войны, т. е. собственно международных отношений (МО). К. Клаузевиц прямо писал: «Прежде под названием «военное искусство» или «военной науки» всегда разумели совокупность тех знаний и сноровок, которые касаются материальных вещей. Устройства, изготовление и употребление оружия, постройка крепости и окопов, организация армии и механизм её движения были предметами этих знаний и сноровок…. И война рассматривалась как область деятельности лишь одной из воюющих сторон»[1]. Только позже война стала отношением сторон, их борьбы, соперничеством не только материальных, но и интеллектуальных, духовных, волевых возможностей, превратившись в искусство ведение войны, а не простого соотношения сил.

Позже в эти отношения между некоторыми основными субъектами были вовлечены другие субъекты, которые превратили войны в вооруженные столкновения коалиций, союзов и блоков[2]. Самые первые военно-политические коалиции появились одновременно с развитием военно-силового противоборства между государствами: как минимум, стороны пытались если и не привлечь сторонников, то хотя бы нейтрализовать их. Нередко успехи (неудачи) в формировании коалиций предопределяли победы в войне. Так, Ганнибалу не удалось завершить формирование коалиции против Рима (и в ещё большей степени развалить италийскую коалицию), что стало главной причиной поражения Карфагена в войне.

Далеко не всегда формирование коалиции накануне или в процессе войны гарантировало победу. История знаем много примеров, когда коалиции оказывались бесполезными или даже вредными. Тем не менее эта сторона формирования МО и ВПО всегда имела значение.

В настоящее время создание и развитие военно-политической коалиции является одним из двух важнейших принципов внешнеполитической стратегии США, которые развивают отношения на двусторонней основе, стремясь не допустить коллективного обсуждения проблем. По разным оценкам, в такую проамериканскую коалицию (кроме стран-членов НАТО) входят более 30 государств, причём в неё втягивают не только развитые страны (включая нейтральные и неприсоединившиеся – Австрию, Швецию, Финляндию и др.), но и другие государства. Иными словами, такая коалиция стала реальным фактом (который неохотно и не всегда признается в России), характеризующим процесс развития МО и ВПО.

В качестве факторов формирования МО и ВПО в это уравнение добавились и влиятельные участники – государственные (международные, региональные и глобальные) и не государственные акторы: партизанские движения, например, против Наполеона в Испании и России, активная деятельность институтов церкви (хотя первый Крестовый поход и был инициирован влиятельным актором – Католической церковью).

Как видно из отображённой структуры МО, представляющей основные 4 группы факторов и тенденций, их взаимодействие и взаимовлияние (порой противоречивое) формирует в основном современное состояние МО и закладывает самые общие основы для различных сценариев развития сценариев ВПО и их вариантов.

Главным действующим лицом, формирующим МО, по-прежнему является государство. Основная форма его деятельности – дипломатия. Государственная политика существует в двух измерениях – внутреннем (внутренняя политика, являющаяся предметом политологии) и внешнем (внешняя политика, являющаяся предметом международных отношений).

Так как главные субъекты МО государства, то из этой констатации вытекает два принципиальных вывода:

Во-первых, основа всех международных действий государств коренится в их национальных (прежде всего, государственных) интересах как правило, стремлении государств обеспечить безопасность, суверенитет и выживание.

Во-вторых, международные отношения – это силовое взаимодействие государств, в основе которого находится соотношение сил, в котором, в свою очередь, преимуществом обладают наиболее мощные державы. Баланс сил может принимать различные формы – однополярную, биполярную, трёхполярную, мультиполярную конфигурацию.

В структуре международных отношений принято выделять несколько уровней: глобальный, региональный, субрегиональный, международно-ситуационный, групповой, двусторонний. На самом «верхнем» – глобально-цивилизационном уровне – могут формироваться коалиции на базе локальных человеческих цивилизаций (ЛЧЦ) или центров силы. И не только на Западе, но и в Китае, исламском мире, в Индии или православно-евразийской цивилизации. Эти процессы уже развиваются, но проходят с разной интенсивностью на Западе, на Востоке и в России (которая ограничивается политикой стратегического сдерживания)[3].

В зависимости от количества великих держав входящих в международную систему выделяется два типа структур международных отношений – мультиполярную и биполярную, вокруг которых формируются военно-политические коалиции.

Как уже говорилось, международная обстановка (МО)[4] – это прежде всего состояние отношений между всеми участниками и факторами формирования системы, а также воздействием глобальных, региональных, национальных и иных тенденций и факторов. Поэтому на процесс формирования таких коалиций влияет множество факторов и субъектов. Причём как в одну, так и в другую сторону. Именно состояние и тенденции МО-ВПО выступают важнейшими условиями для формирования или распада коалиций. Надо понимать, что создание таких коалиций (и ограничение отчасти суверенитета) – мера всегда вынужденная, на которую идут в случае внешней угрозы, с которой, как правило, самостоятельно справиться не могут.

Иными словами, главное определение МО – качественное состояние между субъектами, акторами, тенденциями и факторами в определённый период времени, которое может быть и бывает в истории очень разным. Из такого определения явствует, что международная обстановка гораздо шире по составу участников и факторов и является не констатацией, а результатом их взаимодействия. Такой результат на разных уровнях (глобальном, региональном, национальном) может быть очень разным. Так, например, посол Попов В.В. пишет: «Революционные действия Д. Трампа фактически способствовали постепенному изменению главного вектора в развитии международных отношений с глобализма на национализм[5].

Естественно, что это сложный и длительный по времени процесс, который только набирает силу в настоящее время. Тем не менее, все больше стран делают акцент именно на отстаивании и продвижении своих национальных интересов. Очевидным результатом стал раскол Запада. Трамп не скрывает, что он не заинтересован в единстве ЕС, который он объявил своим «врагом» и ему проще иметь дело с каждой из стран ЕС по отдельности.

Примечательно, что один из известных американских обозревателей Т. Фридман писал в начале апреля 2019 года в газете New York Times, что по убеждению Трампа (а он способствует распаду ЕС), Америка «может доминировать над отдельными экономиками ЕС гораздо лучше, чем когда они ведут переговоры, как единый крупнейший рынок в мире». Фактически и США, и Европа отказались так называемого трансатлантического партнерства. Как известно, в интервью газете «Зюдойче Цайтунг» в середине мая 2019 года Ангела Меркель заявила: «Европе нужно собраться с силами и ответить на три вызова: России, Китая и США».

Все чаще США и Западная Европа оказываются по разные стороны во многих острых вопросах современности. Например, о потеплении климата, об отношении к иранской ядерной программе, примеров можно приводить достаточно много. Ныне разгорается торговая война между США и ЕС. По словам Министра иностранных дел Испании Ж. Боррелля, ЕС должен иметь стратегическую автономию от США, которые утверждают, что оборона Европы это не их проблема».

Автор: А.И. Подберезкин

 


[1] Клаузевиц Карл фон «О войне»…, с. 115.

[2] Коалиции, союзы и блоки – зд.: разные формы военно-политических объединений

[3] См. подробнее: Подберёзкин А.И. Политика стратегического сдерживания России в XXI веке. М.: ИД «международные отношения», 2019, сс. 423–433.

[4] Международная обстановка (МО) – зд.: состояние отношений между всеми участниками формирования системы, а также глобальных, региональных, национальных и иных тенденций и факторов.

[5] Попов В.В. Расстановка сил на международной арене стремительно меняется. Эл. ресурс: «портал МГИМО». 31.05.2019.

 

23.11.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век