Осетино-грузинский конфликт 2008 года

Россия избрана первоочередной мишенью, поскольку представляет собой, с одной стороны потенциально организационное ядро сопротивления планам Запада, а с другой — ресурсную базу любой антизападной коалиции[1]

А. Гилёв, эксперт

Сущность конфликтов на территории СССР, а затем и на постсоветском пространстве нельзя понять без соотнесения, происходящего в разное время на самых разных территориях бывшего СССР со стратегическими планами западной ЛЧЦ, имеющими системный и долгосрочный характер. Их суть заключается, в конечном счете, в том, чтобы взять полностью под свой контроль не только бывшую территорию союзных республик, но и России, но, прежде всего, все-таки — те регионы, которые прилегают к ее границам и которые можно превратить в плацдармы для продвижения влияния США, НАТО и ЕС от Карелии до Центральной   Азии[2].

Важную роль в этом играет регион Кавказа и Закавказья, ко- торый является традиционным южным флангом НАТО и ЕС, об- ладающим   необходимой   для   этого   инфраструктурой   и   влиянием в лице Турции и новых членов НАТО в регионе Черного моря.

Распад СССР вызвал резкое обострение межнациональных отношений в Грузии, которые с разной степенью конфликтности развивались на всем протяжении XX века. 19 января 1992 года в Южной Осетии прошел референдум, в результате которого 98% участников проголосовали за независимость и    присоединение к России. 22–24 июня 1992 года в Дагомысе в результате встречи Б. Ельцина и Э. Шеварднадзе было заключено соглашение о разъединении противоборствующих сторон и созданию коридора безопасности[3].

С середины 90-х годов руководство Грузии сближалось с США, не препятствуя антироссийской деятельности боевиков. В 2002 году была запущена американо-грузинская программа «Обучение и оснащение», стоимостью около 100 млн долл.

В ноябре 2003 года после «революции роз» к власти пришли националисты-либералы, а 5 января 2004 года на президентских выборах победу одержал их лидер М. Саакашвили, взявший кур на еще более сотрудничество с США и ликвидацию независимых территорий Абхазии и Южной Осетии.

Российская внешняя политика фактически игнорировала проамериканский курс грузинского руководства, в частности, поддержав соглашение между лидером Аджарии А. Абашидзе и М. Саакашвили о восстановлении контроля Тбилиси над этой территорией,   что,   в   вою   очередь,   усилило   давление   на   Абхазию и Южную Осетию. В августе 2004 года это привело к демаршам вооруженных сил и обстрелам Грузией, провокациям против России, а затем и размещению вооруженных сил Грузии в Кадорском ущелье[4].

Российская позиция постепенно менялась в направлении противодействия растущим амбициям Тбилиси: 16 апреля 2008 года В. Путин принял решение «об особых отношениях» с Абхазией и Южной Осетией, а в мае 2008 года введены дополнительные войска ВДВ.

Рис. 1[5].

8 августа 2008 года грузинские войска в составе нескольких полностью экипированных и модернизированных бригад вторглись на территорию Южной Осетии, предварительно обстреляв артиллерией российские миротворческие силы и город Цхинвал с    прилегающими   сёлами.

>>Полностью ознакомиться с учебно-методическим комплексом А. И. Подберзкина “Современная военная политика России ”<<


[1] Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия // Россия в глобальной политике, 2014. Сентябрь–октябрь. — С. 47.

[2] Подберезкин А. И., Харкевич М. В. Мир и война в XXI веке: опыт долгосрочного прогнозирования развития международных отношений. — М.: МГИМО–Университет, 2015. — С. 255–296.

[3] См. подробнее: Фененко А. В. Современная история международных отношений. 1991–2016: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2016. — С. 67.

[4] Фененко А. В. Современная история международных отношений. 1991–2016: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2016. — С. 227 228.

[5] Файл:2008 South Ossetia war ru.svg / https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0% A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:2008_South_Ossetia_war_ru.svg

 

28.10.2017
  • Аналитика
  • Органы управления
  • Россия
  • СНГ
  • XXI век