«Организация предупреждения инцидентов военного характера на море (за пределами территориального моря) в ВМФ РФ»

Версия для печати

Выступления доцента кафедры ВМФ ВАГШ ВС РФ, кандидата военных наук, контр-адмирала Н.В. Марьясова на Круглом столе “Совершенствование международно-правовых средств предупреждения военных инцидентов на море для защиты национальных интересов Российской Федерации и её союзников в мировом океане”.

В настоящее время действуют «Соглашение…» (Соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним 1972 г., - прим ред.) и дополнительные протоколы к ним между РФ и 14 странами. Но только в дополнительном протоколе с Великобританией, Испанией и Японией установлены конкретные предельно допустимые расстояния сближения на море: 20 кбт днем и 30 кбт ночью для кораблей.

Несмотря на неоднократные предложения Российской стороны, на периодических консультациях по претворение в жизнь положений «Соглашения…» установить безопасные дистанции делегации США, Норвегии, Турции отказывались это сделать. Делегация США, кроме того, регулярно отказывается рассмотреть вопрос безопасности плавания подводных лодок (проект «Соглашения между США и РФ о безопасности плавания пл опубликован в «НГ» в 2000 г. после катастрофы апл «Курск»).

ВПР и командование ВМС США считает, что установление конкретных безопасных дистанций будет ограничивать инициативу командиров, свободу действий и маневрирования сил ВМС США. При этом ВМС США в одностороннем порядке устанавливают различные «зоны безопасности» вокруг одиночных кораблей и корабельных групп, где может быть применено оружие к нарушителям этих зон. Пример – сбитый иранский А-300 в Персидском заливе в 1988 г. Поэтому дальнейшее детализация имеемых «соглашений…»  - важная проблема совершенствования ММП. МИД РФ 8.02.18 в очередной раз передало Американской стороне конкретный план по предотвращению военных инцидентов на море и в воздухе, в подводной среде, в том числе и совершенствованию нормативно-правовой базы. Практических действий на предложения Российской стороны не последовало.

В МО и ВМФ РФ создана достаточно стройная система предупреждения инцидентов на море и в воздухе:

 - приказами МО, директивами ГК ВМФ, ГК ВКС и Командующими флотами введена дополнительная нормативная база предупреждения инцидентов, где установлены безопасные дистанции для предотвращения чрезмерного сближения кораблей и ЛА, определены обязательные требования к подготовке командного состава кораблей, ЛА и оборудованию ходовых мостиков кораблей (ГКП пл), определены действия командиров при выявлении предпосылок инцидентов, определена ответственность должностных лиц, определена система контроля;

- дисциплина «ММП» включена в ОП ВВМУЗов: училищ, классов (ВИ ДПО), ВМА;

- раздел ММП включен в зачетные листы при сдаче зачетов ВО и на СУ кораблем с организацией ежегодного подтверждения допуска;

- предупреждения инцидентов включено в постоянно действующую систему предупреждения аварийности (связанную с управлениями маневрами), через которую осуществляется контроль действий командиров;

- организована информационная работа: результаты работы ежегодных консультаций; причины инцидентов и предпосылок к ним (по результатам     послепоходовых анализов), уроки и выводы из инцидентов регулярно доводятся до командования кораблей, соединений и объединений флота.

Однако возрастание интенсивности судоходства, рыболовства и нефтегазодобычи на море, борьба с пиратством и терроризмом на море, усиление военно-морского присутствия в критически важных морских районах и зонах конфликтов создают новые риски и угрозы военно-морской деятельности.    

Так подрыв эм «Коул» в 2000 г. быстроходной лодкой с взрывным зарядом террористами-смертниками и возрастание террористической угрозы на море фактически привели к установлению в одностороннем порядке зон безопасности кораблей при стоянке в портах на швартовах или на якоре и профилактическому применению в этих зонах ППДО оружия и др. ТС, могущих привести к гибели людей в воде. В территориальных водах ППДО оружие применяется по согласованию с администрацией портов и военно-морским командованием, за их пределами - по решению командира корабля. Начавшееся применение автономных подводных аппаратов, могущих нести подрывные заряды и др. оружие усиливает подводную угрозу.   

Другими проблемными вопросами в предупреждении инцидентов на море являются:

- отсутствие двусторонних соглашений со многими морскими государствами, в том числе со странами, вновь получившими независимость, или вышедшими из Варшавского договора (Балтика, Каспий);

- приоритет в выполнении боевой задачи своими силами или срыва выполнения боевой задачи кораблей, ЛА, БПЛА вероятного противника над требованиями безопасности ММП в мирное время и особенно в угрожаемый период в конфликтных зонах;

- отказ для сохранения скрытности действий кораблей и ЛА от выполнения требований ММП (невключение ходовых огней, неиспользование средств связи, флагов, звуковой и световой сигнализацией), что усугубляется уменьшением дистанций обнаружения ТС и визуально из-за применения технологии «стелс»;

- использование иностранных СМИ в информационных акциях и действиях по дискредитации ВМФ и ВПР РФ при «раздувании» якобы опасных действий российских кораблей и самолетов при маневрировании вблизи иностранных сил;

- использование боевых кораблей и катеров, ЧВК для охраны судов в опасных от пиратства районах, нефтегазодобывающих платформ и важных гидротехнических сооружений повышает вероятность несанкционированного применения оружия;

- малая заметность БПЛА, их использование не только для ведения разведки, но и как платформ для применения оружия и средств РЭБ, использование БПЛА террористами, широкое применение КРБД без уведомлений о маршрутах и зонах пролета вынуждает принимать силы флота дополнительные меры ПВО от БПЛА и КРБД.

Вероятными направлениями решения проблемных вопросов являются:

- заключение «соглашений…» со всеми пограничными РФ государствами и распространение положений «соглашений…» на все ММП;

- закрепление национальных нормативно-правовых актов РФ как основы МПактов;

  - дальнейшая детализация протоколов к «Соглашениям…» с конкретизацией мер безопасности;

- отработка схем реакции на провокационные сообщения СМИ об якобы опасных действиях сил ВМФ, войск и сил МО в целом;

- развитие глоссария ММП и выработка новых принципов безопасности сил и средств ВМФ, морского флота для защиты нацинтересов РФ на море на основе современной теории конфликтологии (особенно для действия в конфликтных зонах);

- формулирование принципов предупреждения инцидентов при применении КРБД, БПЛА.

02.06.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Военно-морской флот
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век