Обзор миротворческих операций ВС России в 1991–2016 гг.

Проведение Россией самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах[1]

Стратегия   национальной   безопасности   России,  2015

Оказалось, что с окончанием холодной войны    никакой «кантианский мир» не наступил[2]

Д. Суслов, политолог

В первые годы после окончания холодной войны количество военных конфликтов в мире резко пошло на убыль. По данным Центра оборонной информации США //(1) с 1988 по 1991 гг. происходило снижение ежегодного количества военных конфликтов в мире: в 1988 г. — до 12-ти, в 1989 — до десяти, в 1990 — до восьми. Однако с 1991 г. число конфликтов снова стало возрастать. В 1991 году их уже зафиксировано 13, в 1992 — 17, в 1993 — 18, столько же в 1994–1996 гг. В 1997 г., по данным штаб-квартиры ООН, в мире значилось 22 очага активных военных конфликтов. Прямая причина такого положения вещей — рост числа раздражителей международных отношений в лице новых независимых государств.

Конкретные причины, мотивы и источники отдельных межгосударственных и внутригосударственных конфликтов очень многообразны. Определенное представление на этот счет дает таблица конфликтов 90-х годов[3]:

Таблица 1.

Анализ приведенных в таблице данных позволяет сделать следующие выводы:

Во-первых, большинство военных конфликтов в 1990-е гг. (16 из 22) возникали в зоне государств третьего мира и прямо не затрагивали национальных интересов государств враждующих блоков   периода   холодной  войны.

Во-вторых,    причины    возникновения    конфликта    сводились   в основном к местным этническим, религиозным, территориальным спорам и не затрагивали глобальных проблем международных отношений.

В-третьих, иностранное посредничество или постороннее вмешательство в конфликты было зафиксировано в 14-ти случаях. В этих акциях участвовали в различных формах ООН, ОБСЕ, Организация государств южной Африки, СНГ, США, РФ. В восьми случаях внешнего вмешательства вообще не  было.

 

 

В-четвертых, значительная часть конфликтов приходится на территории   бывших   многонациональных   государств.   Это   говорит о том, что в недрах интернациональных конгломераций естественно больше, чем где бы то ни было источников межнациональных противоречий и конфликтов. Следует отметить, что в таблице не отражен конфликт в Косово, вспыхнувший в 1998 году[4].

Как это ни парадоксально, мирное разрешение конфликтов на постссоветском пространстве не было выгодно кремлевскому руководству. Одной из важнейших частей общеполитической игры в Советском Союзе того периода было противопоставление республиканских государственных структур в недавнем прошлом полудекоративных — союзной центральной власти. В первую очередь через захват власти на республиканском уровне альянсом демократических и националистических движений и перехват полномочий центрального правительства шло преобразование советского властного аппарата. Возможной контригрой центрального правительства стала поддержка возникших сепаратистских движений внутри республик и в силу этого сохранение напряженности между территориями населенными этническими меньшинствами и республиканскими правительствами. Почувствовав эту поддержку, представители этнических меньшинств в большинстве республик стали выдвигать лозунги сохранения Союза, а в ряде случаев   —   присоединения   своих   территорий   к   РСФСР.

В то время как в столицах республик попытки выступления против властей и подчас возникающие при этом массовые беспорядки приводили к жесткой и эффективной силовой реакции войск по приказу центрального руководства (в Алма-Ате, Ереване, Тбилиси, Душанбе и Баку), действия этнических парамилитарных групп в зонах повышенной напряженности зачастую получали поддержку от расквартированных на их территориях советских частей. Эта поддержка включала в себя не только тайную продажу вооружений, на что воинское начальство снисходительно закрывало глаза, но и в некоторых случаях даже участие отдельных военнослужащих как наемников в боевых    столкновениях.

Отдельные детали этой картины проступали во время конфликтов в Приднестровье, в Нагорном Карабахе и в Южной Осетии. При этом общим правилом становилась та ситуация, когда расположенная на какой-либо территории воинская часть  становилась «сверхлояльна» местному населению. Независимым наблюдателям удавалось зафиксировать факты поддержки обеих враждующих сторон военнослужащими различных советских частей[5].

 


[1] Путин В. В. Указ Президента Российской Федерации «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» №683 от 31 декабря 2015 г.

[2] Суслов Д. Гудбай, прежняя Америка? // Россия в глобальной политике, 2016. Сентябрь–ноябрь. — С. 15.

[3] Ермолаев М. М., Ларионов В. В., Мазинг В. А. Россия и проблемы миротворчества / Эл. ресурс. Режим доступа: http://www.iskran.ru/russ/works98/ larionov.html. (дата обращения — 13.07.2013).

[4] Там же.

[5] Миротворческие операции ООН проводятся в целях предотвращения или ликвидации угрозы миру путем совместных принудительных действий, если иные меры оказываются недостаточными или неэффективными.

 

12.10.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век