Обзор контртеррористических операций российских вооруженных сил и внутренних войск в Чечне

В соседних с Россией регионах развиваются процессы милитаризации и гонки вооружений[1]

Стратегия   национальной   безопасности   России

Наши военные возможности обеспечивают поддержку дипломатическим,     информационным     и     экономическим    усилиям, направлены на обеспечение национальных интересов (США)[2]

Национальная   военная   стратегия  США, июнь 2015 г.

Политику России и деятельность ее ВС на постсоветском пространстве можно правильно понять только в том случае, если согласиться с тем, что конфликты на советском и постсоветском пространстве создаются, поддерживаются и развиваются, как правило, и в обязательном порядке при внешней поддержке со стороны, прежде всего США и их союзников.

Существует и много попыток другого объяснения этих конфликтов, которые, на мой взгляд, только запутывают ситуацию. Другие факторы могут иметь значение, но никогда они не были решающими в 1990–2016 годы. Можно согласиться с оценкой Т. Грачевой, которая справедливо полагает, что в современной войне происходит замена национальных целей на международно-корпоративные, а сами военные участники  «приватизируются»:

«Подтверждением служат пентагоновские наставления для сил спецопераций по ведению иррегулярной, в том числе нетрадиционной войны. Командование американских ССО определяет ее как действия с целью обеспечить условия для движения    оппозиции или для восстания, чтобы силой сместить власть, расколоть, или уничтожить правительство, действуя через или совместно с подпольными, наемными или повстанческими силами в  зоне  закрытого доступа. И таким образом достичь стратегических целей США. Согласно    этому    подходу    главным    субъектом    ведения войны является не американская армия, а подпольные, наемные или повстанческие силы, оппозиция. То есть государство-агрессор дистанцируется от жертвы и проблемы максимально с целью сокращения рисков.

Рис. 1[3].  Карта глобального терроризма (2002–2011 гг.)

Такая   стратегия   взрывает   систему   международного    права.    Больше того — создает проблемы и для национальных законодательных систем. Так, «непосредственной угрозой агрессии против Российской Федерации могут признаваться действия иностранного государства (группы государств), совершенные в нарушение Устава ООН, общепризнанных принципов и норм международного права и непосредственно указывающие на подготовку к совершению акта агрессии против   Российской   Федерации,   включая   объявление войны».

Но наемники не армия, подчиненная стране. Тот, кто их направляет, действует в так называемой серой зоне. Здесь трудно установить факт подготовки к агрессии и непосредственную угрозу. То есть объявлять войну, как того требует международное право, в этом случае просто некому»[4].

Что касается масштабов и характера военных действий, то современная стратегия западной ЛЧЦ предполагает выбор «отдельного   ТВД»,   «географически   взаимосвязанного»,   чтобы    дать «интегрированное политическое маневрирование и военное планирование». Как полагает один из известных экспертов этой политики Фридман, «… необходимо думать в понятиях единого оперативного центра тяжести»[5].

Именно таким «оперативным центром тяжести» в 90-е годы для США и их союзников стал юг России — от границы Украины — через Северный Кавказ — до Средней Азии. Эти  территории  должны были стать под контроль США с помощью ЕС и НАТО. И значение Чечни, Грузии, Молдавии и Украины определяется именно этим обстоятельством. Борьба за «зону ответственности» ЕС на постсоветском пространстве объясняет не только продолжающийся конфликт в Закавказье и на Северном Кавказе, но и переворот на Украине, и попытки дестабилизировать ситуацию в Средней Азии[6]. Глобальная стратегия западной ЛЧЦ в этом случае может быть выражена следующей логикой, изложенной в  программной  статье Д. Трампа (и отражающей отнюдь не только его мнение), в котором четко озвучены следующие 7 принципов для «любой внушающей доверие доктрине внешней политике»[7]:

—           Интересы Америки, прежде всего. Всегда. И никаких извинений.

—           Максимальная огневая мощь и военная готовность.

—           В войну США вступают только для того, чтобы одержать победу.

—           Всегда сохранять верность друзьям и подозрительность в отношении врагов.

—           Постоянно поддерживать остроту нашего   технологического «меча».

—           Видеть невидимое. Готовиться к отражению угроз еще до того, как они  материализуются.

—           Уважать и поддерживать нынешних военнослужащих и ветеранов   прежних   времен.

Эти же принципы могут быть изображены графически с тем, чтобы ясно показать не только логику внешнеполитической стратегии США, но и последовательность шагов по ее реализации. Эта логика, принципы и последовательность шагов полностью подтверждается на примере военно-политического конфликта в Чечне, который начался в 1991 году, но продолжается в той или иной форме до сегодняшнего дня (только 9 октября 2016 года было уничтожено 8 бандитов и ранено 4 сотрудника  МВД).

Первая чеченская война (официально называлась Восстановление конституционного порядка в Чеченской Республике, другие названия Чеченский конфликт, Первая чеченская кампания) — название боевых действий на территории Чечни и приграничных регионов Северного Кавказа между войсками России (ВС и МВД) и непризнанной Чеченской Республикой Ичкерия с целью взятия под контроль территории Чечни, на которой в 1991 году была провозглашена Чеченская Республика Ичкерия.

Официально конфликт определялся как «меры по поддержанию конституционного порядка». Этот конфликт и предшествующие ему события характеризовались большим количеством жертв среди гражданского населения, военных и правоохранительных органов, отмечались факты этнических чисток нечеченского населения в Чечне, откровенного геноцида  русских.

Любопытно в этой связи описание причин военного конфликта бывшим послом США в России В. Д. Бернсом, который отправил в   Вашингтон   секретную   депешу   следующего содержания:

«4. Чечня была только одним из конфликтов, которые возникли в результате распада Советского Союза. Территориальные конфликты, в основном сепаратистские, возникли в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии, Северной Осетии/Ингушетии, Абхазии и Таджикистане. Российские войска участвовали в боевых действиях во всех этих конфликтах, где открыто, где тайно. Везде, за исключением Нагорного Карабаха, российские    войска остались по настоящее время в качестве миротворцев. Россия упор- но настаивает на том, чтобы сохранять это присутствие и не хочет выводить войска. Ее дипломатические усилия были направлены на поддержание конфликтов в замороженном состоянии и сохранение военного присутствия»[8].

Рис. 2.

По мнению американского посла, «Секретная история чеченской   войны»   заключалась   в  следующем:

«8. Отсутствие центрального контроля за военными и алчность офицеров, возможно, были главными причинами первой чеченской войны. В момент распада Советского Союза цены на источники энергии в «рублевой зоне» составляли 3% от мировых рыночных цен. Государственные чиновники и их партнеры покупали нефть по рублевым ценам, а затем направляли ее за рубеж, где продавали по рыночным ценам. Военные присоединились к этой перепродаже. Павел Грачев, тогдашний министр обороны, предположительно переправлял нефть командиру Западной Группы войск Бурлакову, который продавал ее в Германии.

9. Чечня была одним из основных перевалочных пунктов в этой перепродаже нефти. По-видимому, она использовалась и военными (включая Грачева), и группой Руцкого-Хасбулатова в Думе. Дудаев объявил независимость, но оставался частью российской элиты. Независимость Чечни, ее месторождения, нефтеперерабатывающие   заводы   и   нефтепроводы   делали   Чечню   идеальной  для „отмывания нефти“. Самолеты, поезда, автобусы, дороги и нефтепроводы в Чечню исправно работали, позволяя перевозить всем все что угодно — кроме аудиторов. В начале 1990-х миллионы    тонн „русской“ нефти было ввезено в Чечню, где они волшебным образом превратились в „чеченскую“ нефть, которая была продана на мировых рынках по мировым ценам. Часть выручки пошла на закупки чеченских вооружений, в основном у русских военных, и возник еще один выгодный вид торговли. Дудаев взял большую часть своей доли оружием. Базар в Грозном в начале 1990-х славился обилием и разнообразием оружия, включая тяжелое вооружение[9].

10. Чечня была родиной Руслана Хасбулатова и использовалась для различных целей его фракцией российской элиты. Он воспользовался независимостью армии от Ельцинского контроля. Информированный источник считает, что именно Хасбулатов, а не „официальное“ российское правительство перебросил Шамиля Басаева и его, вооруженных до зубов боевиков из Чечни в Абхазию в 1992 году, что именно он приказал российской авиации бомбить Сухуми, когда Шеварднадзе отправился туда, чтобы лично возглавить там последнее сопротивление грузин в июле 1993 года. Правительство Ельцина всегда отрицало, что они бомбили Сухуми, несмотря на свидетельства наблюдателей с Запада, которые видели бомбежку и знаки на самолетах»[10].

С началом перестройки в различных республиках Советского Союза, в том числе и в Чечено-Ингушетии, активизировались различные националистические движения. Одной из подобных организаций стал созданный в 1990 году Общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН), ставивший своей целью выход Чечни из состава СССР и создание независимого чеченского государства. Его возглавил бывший генерал советских Военно-воздушных сил Джохар    Дудаев.

«Чеченская революция» 1991 года

По этому поводу глава Чеченской Республики Завгаев Д. Г. высказался в 1996 году на заседании Государственной Думы 8 июня 1991 года на II-й сессии ОКЧН Дудаев провозгласил независимость Чеченской Республики Нохчичо, таким образом, в республике сложилось         двоевластие.

Во время событий 19–21 августа 1991 года в Москве, руководство ЧИАССР поддержало ГКЧП. Оценив ситуацию, 6 сентября 1991 года Дудаев объявил о роспуске республиканских государственных структур, обвинив   Россию   в   «колониальной»   политике. В этот же день сторонники Дудаева штурмом захватили здание Верховного Совета, телецентр и Дом радио. Более 40 депутатов было избито, а председателя грозненского горсовета Виталия Куценко   убили,   выбросив   из окна.

«Да, на территории Чечено-Ингушской Республики (сегодня она разделена) война началась осенью 1991 года, именно война против многонационального народа, когда преступный криминальный режим при некоторой поддержке тех, кто сегодня здесь тоже проявляет нездоровый интерес к ситуации, залил кровью этот народ. Первой жертвой происходящего стал именно народ этой республики, и чеченцы, прежде всего. Война началась тогда, когда среди бела дня был убит Виталий Куценко,     председатель Грозненского городского совета, во время заседания Верховного Совета республики. Когда на улице был застрелен Беслиев, проректор государственного университета. Когда был убит Канкалик, ректор этого же государственного университета. Когда ежедневно осенью 1991 года на улицах Грозного находили убитыми до 30 человек. Когда начиная с осени 1991 года и до 1994 года морги Грозного были до потолка забиты, делались объявления по местному телевидению с просьбой забрать, установить, кто там находится, и так далее»[11].

После распада СССР Джохар Дудаев объявил об окончательном выходе Чечни из состава Российской  Федерации. 27 октября 1991 года в республике под контролем сепаратистов прошли выборы президента и парламента, Президентом республики стал Джохар Дудаев. 2 ноября 1991 года Пятым съездом народных депутатов РСФСР эти выборы были признаны незаконными. 7 ноября 1991 года президент России Борис Ельцин подписал Указ «О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской республике  (1991)».

Сторонники сепаратистов окружили здания МВД и КГБ, военные городки, блокировали железнодорожные и авиаузлы. В конце концов, введение режима чрезвычайного положения было сорвано, Указ «О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской республике (1991)» был отменен 11 ноября, через три дня с момента его подписания, после горячей дискуссии на заседании Верховного Совета РСФСР и из республики был начат вывод российских военных подразделений и частей МВД, окончательно   завершившийся к лету 1992 года. Сепаратисты начали захваты и разграбления военных  складов.

В июне 1992 года министр обороны РФ Павел Грачёв распорядился передать дудаевцам половину всего имевшегося в республике оружия и боеприпасов. По его словам, это был вынужденный шаг, так как значительная часть «передаваемого» оружия уже была захвачена, а оставшуюся вывезти не было никакой возможности из-за отсутствия солдат и   эшелонов.

 «Силам Дудаева досталось много оружия: Две пусковые установки оперативно-тактического ракетного комплекса   в   небоеготовом состоянии. 111 учебно-тренировочных самолетов Л-39 и 149 Л-29, самолеты переделаны в легкие штурмовики; три истребителя МиГ-17 и два истребителя МиГ-15; шесть самолетов Ан-2 и два вертолета Ми-8, 117 штук авиационных ракет Р-23 и Р-24, 126 штук Р-60; около 7 тыс.  авиаснарядов ГШ-23. 42 танка Т-62 и Т-72; 34 БМП-1 и БМП-2; 30 БТР-70 и БРДМ; 44 МТ-ЛБ, 942 автомобиля.

18 РСЗО Град и более 1000 снарядов к ним. 139 артсистем, в том числе 30 122-мм гаубиц Д-30 и 24 тыс. снарядов к ним; а также САУ 2С1 и 2С3; противотанковые пушки МТ-12. Пять ЗРК, 25 ЗУ различных типов, 88 ПЗРК; 105 шт. ЗУР С-75. 590 единиц противотанковых средств, в том числе два ПТРК Конкурс, 24 комплекса ПТУР Фагот, 51 комплекс ПТУР Метис, 113 комплексов РПГ-7. Около 50 тыс. единиц стрелкового оружия, более 150 тыс. гранат. 27 вагонов боеприпасов; 1620 т ГСМ; около 10 тыс. комплектов вещевого имущества, 72 т продовольствия; 90 т медицинского имущества»[12].

В результате Чечня стала фактически независимым, но юридически не признанным, ни одной страной, включая Россию, государством. Республика имела государственную символику — флаг, герб и гимн, органы власти — президента, парламент, правительство, светские суды. Предполагалось создание Вооружённых сил, а также введение собственной государственной валюты — нахара. В конституции, принятой   12 марта 1992   года,   ЧРИ охарактеризовывалась,    как «независимое светское государство», её правительство отказалось подписывать   федеративный   договор   с Российской  Федерацией.

В 1992–1993 на территории Чечни было совершено свыше 600 умышленных убийств. За период 1993 года на Грозненском отделении Северо-Кавказской железной дороги подверглись вооружённому нападению 559 поездов с полным или частичным разграблением около 4   тысяч   вагонов   и   контейнеров   на   сумму 11,5 миллиардов рублей. За 8 месяцев 1994 года было совершено 120 вооруженных нападений, в результате   которых   разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили более 11 миллиардов   рублей.   В   1992–1994   году   в   результате  вооруженных нападений погибло 26   железнодорожников.   Сложившаяся   ситуация вынудила правительство России принять решение о прекращении движения по территории Чечни с октября 1994 года.

Особым промыслом являлось изготовление фальшивых авизо, по которым было получено более 4 триллионов рублей. В республике процветал захват заложников и работорговля — по данным

«Росинформцентра», всего с 1992 года было похищено и незаконно удерживалось в Чечне 1790 человек.

Даже после этого, когда Дудаев прекратил платить налоги в общий бюджет и запретил сотрудникам российских спецслужб въезд в республику, федеральный центр продолжал перечислять в Чечню денежные средства из бюджета. В 1993 году на Чечню было выделено 11,5 млрд рублей. Российская нефть до 1994 года продолжала поступать в Чечню, при этом она не оплачивалась и перепродавалась за  рубеж.

Весной 1993 года в ЧРИ резко обострились противоречия между президентом Дудаевым и парламентом. 17 апреля 1993 года Дудаев объявил о роспуске парламента, конституционного суда и МВД. 4 июня вооружённые дудаевцы под командованием Шамиля Басаева захватили здание Грозненского городского совета, в котором проходили заседания парламента и конституционного суда; таким образом, в ЧРИ произошёл государственный пере- ворот. В конституцию, были внесены изменения, в республике установился режим личной власти Дудаева, продолжавшийся до августа 1994 года, когда парламенту были возвращены законодательные   полномочия.

После государственного переворота 4 июня 1993 года, в се- верных районах Чечни, неподконтрольных правительству сепаратистов в Грозном, формируется вооружённая антидудаевская оппозиция, начавшая вооружённую борьбу с режимом Дудаева. Первой оппозиционной организацией был Комитет националь- ного спасения (КНС), проведший несколько вооружённых акций, но вскоре потерпевший поражение и распавшийся. На смену ему пришёл   Временный   совет   Чеченской   Республики   (ВСЧР)   во   главе с Умаром Автурхановым, провозгласивший себя единственной законной властью на территории Чечни. ВСЧР признавался в качестве таковой российскими властями, оказывавшими ему всяческую поддержку   (в   том   числе   оружием   и   добровольцами).

С лета 1994 года в Чечне развернулись боевые действия между верными Дудаеву войсками и силами оппозиционного ВСЧР, неофициально поддерживаемыми Россией.   Верные   Дудаеву   войска проводили наступательные операции в контролировавшихся оппозиционными войсками Надтеречном и Урус-Мартановском районах. Они сопровождались значительными потерями с обеих сторон,   применялись   танки,   артиллерия   и   миномёты.

Силы сторон были приблизительно равны, и ни одна из них не смогла одержать верх в  борьбе.

26 ноября оппозиционеры в третий раз безуспешно штурмовали Грозный. При этом в плен к сторонникам Дудаева попал ряд российских военнослужащих, «сражавшихся на стороне оппозиции» по контракту с Федеральной службой    контрразведки.

В тот период, использование выражения «ввод российских войск в Чечню», по мнению журналиста Александра Невзорова, было, в большей степени, вызвано публицистической терминологической путаницей, — Чечня находилась в составе России. На заседании Совета безопасности 29 ноября министр по делам национальностей Николай Егоров заявил, что 70% чеченцев поддержат ввод войск и будут посыпать российским солдатам дорогу мукой,     а   остальные   30   %   отнесутся нейтрально.

Ещё до объявления какого-либо решения российских властей,   1 декабря, российская авиация нанесла удар по аэродромам Калиновская и Ханкала и вывела из строя все самолёты, находившиеся    в распоряжении сепаратистов. 11 декабря Президент Российской Федерации Борис Ельцин подписал Указ №2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». Позднее Конституционный суд РФ признал большую часть указов и постановлений правительства, которыми обосновывались действия федерального правительства   в   Чечне,   соответствующими Конституции.

В день подписания Указа №2169, 11 декабря 1994 года, подразделения Объединённой группировки войск (ОГВ), состоявшие из частей Министерства обороны и Внутренних войск МВД вступили на территорию Чечни. Войска были разделены на три группы и входили с трёх разных сторон — с запада из Северной Осетии через Ингушетию, с северо-запада из Моздокского района Северной Осетии, непосредственно граничащего с Чечнёй, и с востока с территории Дагестана.

Восточная группировка была блокирована в Хасавюртовском районе Дагестана местными жителями — чеченцами-аккинцами. Западная группа также была блокирована местными жителями и попала под обстрел близ села Барсуки, однако применив силу, всё же прорвалась в Чечню. Наиболее успешно продвигалась Моздокская группировка, уже 12 декабря подошедшая к посёлку Долинский, расположенному в 10 км от Грозного.

Близ Долинского российские войска подверглись обстрелу чеченской ракетной артиллерийской установкой «Град» и затем вступили в бои за этот населённый пункт.

Кизлярская    группировка     достигла    селения     Толстой-Юрт 15 декабря.

Новое наступление подразделений ОГВ началось 19 декабря. Владикавказская (западная) группировка блокировала Грозный с западного направления, обойдя Сунженский хребет. 20 декабря моздокская    (северо-западная)    группировка    заняла    Долинский и блокировала Грозный с северо-запада. Кизлярская (восточная) группировка блокировала Грозный  с востока, а десантники  104 воздушно-десантного полка блокировали город со стороны Аргунского ущелья. При этом южная часть Грозного оказалась не заблокирована.

Таким образом, на начальном этапе боевых действий, в первые недели войны, российские войска смогли практически без сопротивления занять северные районы   Чечни.

20 декабря командующим Объединённой группировкой российских войск в Чечне стал первый заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации Анатолий Квашнин. Павел Грачев позднее вспоминал:

Давно хотелось посмотреть на   Командующего   ОГВ   в   Чечне (а также Командующего СКВО) до 20.12.1994 генерал-полковника Алексея Николаевича Митюхина, и всё как-то не представлялось возможности, но как говорится, кто ищет, тот всегда найдёт. А для начала парочка  мнений.

Генерал-лейтенант Лев Яковлевич Рохлин: «Взять, например, командующего округом генерала Митюхина. Это сильный руководитель, который умел добиться выполнения своих приказов. Он много сделал для обустройства округа. И для мирного периода   был хорошим командующим. Но в, то, же время он был продуктом эпохи. У него не было никакого опыта руководства войсками в условиях войны. Он легко подвергался сомнениям, когда дело касалось решения прямых задач армии. Как свидетель ее развала, бегства (иначе не назовешь) из Германии и других стран Восточной Европы, он не был готов к решительным действиям. Испытав на себе все самодурство политиков, он не видел возможности противостоять ему. Его приучили думать только   о том,   как бы не  подставиться…»

Начальник разведки ВДВ полковник Павел Яковлевич Поповских: «Командующий группировкой войск Митюхин, ещё раз его называю, вообще никаких указаний и распоряжений в это время не отдал. Единственное, что он сподобился сказать командирам частей, которые завтра должны были вводить в Чечню, это: «с полей солому у чеченцев воровать не надо. Я, у меня есть немного денег, я вам, в крайнем случае, дам, заплатите». Клянусь, это было на   самом  деле».

Командир 42 АК Геннадий Трошев: «Митюхин, когда под станицей Слепцовской началась стрельба, запаниковал. Начал орать на подчинённых, растерялся. Я пробовал успокоить — не вышло. Потом позвонил ему: ты, говорю, видимо, „заболел“, садись на вертолёт и лети в Ростов. Сам начал командовать».

Начальник разведки ВДВ полковник П. Я. Поповских: «12 декабря на подходе к Долинску группировка войск 106-й дивизии шла вместе с внутренними войсками. Руководил ею генерал-лейтенант Сегудкин. На окраине Долинска боевые вертолёты сопровождения, два „двадцать четвёртых“, обнаруживают в опорных пунктах две установки „Град“, два танка, два БТР, подготовленную оборону. На ГБУ докладывают, группе боевого управления, командующему, командиру этой группы, он начинает разворачивать войска. Там местность такая, с изгибом, что ему мало что видно. Начинают потихоньку выдвигаться, организовывать взаимодействие для того, чтобы наступать на эти опорные  пункты.

Командир экипажа вертолета, кроме ГБУ, докладывает об этом на КП авиации генерал-майору Иванникову. Иваннников докладывает Митюхину по телефону об обнаруженных целях. Вертолёты, кстати, запросились на поражение… боекомплект полный, светло, и нет проблем с нанесением удара. Они могли запросто всё это дело подавить.

Митюхин запрещает Иванникову наносить удар, говорит: „Там нефтепровод, он загорится“. Там действительно какая-то кривая ветка шла со Ставрополья. Через 20 минут вертолёты уходят из зоны барражирования. У них замена, надо топливом заправиться и так далее. Установки делают по нам полный залп и накрывают одно из подразделений. У нас шесть убитых, двенадцать раненых. Именно эти залпы были показаны по Центральному телевидению оператором компании НТВ, который в это время находился в боевых порядках чеченцев на западной окраине Долинска, на высотке. Я потом на ней был, смотрел место, откуда он снимал. После этого можно судить о наших СМИ, их патриотизме или еще о чем, я не знаю, как это и назвать». Командующий ОГВ в Чечне Алексей   Николаевич   Митюхин   был   отстранён   от   командования   20 декабря 1994 года.

Штурм Грозного (декабрь 1994 — март 1995)

В середине декабря федеральные войска начали артиллерийские обстрелы пригородов Грозного, а 19 декабря был нанесен первый бомбовый удар по центру   города.

Несмотря на то, что Грозный по-прежнему оставался незаблокированным с южной стороны, 31 декабря 1994 года начался штурм города. В город вступили около 250 единиц бронетехники, крайне уязвимой в уличных боях. Российские войска были плохо подготовлены, между различными подразделениями не было налажено взаимодействие и координация, у многих солдат не было боевого опыта. Войска имели аэрофотоснимки города, устаревшие планы города в ограниченном количестве. Средства связи не были оборудованы аппаратурой закрытой связи, что позволяло противнику перехватывать переговоры. Войскам довели приказ о занятии только промышленных зданий, площадей и недопусти- мости вторжения в дома гражданского населения.

Западная группировка войск была остановлена, восточная также отступила и не предпринимала никаких действий до 2 января 1995 года. На северном направлении 1-й и 2-й батальоны 131-й от- дельной Майкопской мотострелковой бригады (более 300 человек), мотострелковый батальон и танковая рота 81-го Петракувского мотострелкового полка (10 танков), находившиеся под командованием генерала Пуликовского, дошли до железнодорожного  вокзала и Президентского дворца. Федеральные силы попали в окружение — потери батальонов Майкопской бригады, по официальным данным, составили 85 человек убитыми и 72 пропавшими без вести, уничтожено 20 танков, командир бригады полковник Савин погиб, более 100 военнослужащих попало в плен. Усиленный батальон Петракувского мотострелкового полка тоже понёс большие потери — к исходу 1 января в нём оставалось 30% списочного состава[13]. Восточная группировка под командованием генерала Рохлина также была окружена и увязла в боях с подразделениями сепаратистов, но, тем не менее, Рохлин не дал приказ отступать.

7 января 1995 года группировки «Северо-восток» и «Север» объединены под командованием генерала Рохлина, а командующим группировкой   «Запад»   становится   Иван  Бабичев.

Российские войска сменили тактику — теперь вместо массового применения бронетехники применяли маневренные десантно-штурмовые   группы,   поддерживаемые   артиллерией   и   авиацией. В Грозном   завязались ожесточённые уличные  бои.

Две группировки двинулись к Президентскому дворцу и к 9 января заняли здание нефтяного института и грозненский аэропорт. К 19 января эти группировки встретились в центре Грозного и захватили Президентский дворец, но отряды чеченских сепаратистов отошли за реку Сунжа и заняли оборону на площади «Минутка». Несмотря на успешное наступление, российские войска контролировали на тот момент только около трети    города.

К началу февраля численность ОГВ была повышена до  70 000 человек. Новым командующим ОГВ стал генерал Анатолий Куликов.

Только 3 февраля 1995 года была образована группировка «Юг» и началось осуществление плана по блокаде Грозного с южной стороны. К 9 февраля российские подразделения вышли на рубеж федеральной   трассы   «Ростов   —    Баку».

13 февраля в станице Слепцовской (Ингушетия) прошли переговоры между командующим ОГВ Анатолием Куликовым и начальником    Генерального    штаба    Вооружённых    сил    ЧРИ  Асланом Масхадовым о заключении временного перемирия — стороны обменялись списками военнопленных, также обеим сторонам пре- доставлялась возможность вывезти погибших и раненых с улиц города.   Перемирие,   однако,   нарушалось   обеими   сторонами.

В 20-х числах февраля в городе (особенно, в его южной ча-сти) продолжались уличные бои, но чеченские отряды, лишённые поддержки, постепенно отступали из города.

Наконец, 6 марта 1995 года отряд боевиков чеченского полевого командира Шамиля Басаева отступил из Черноречья — последнего района Грозного, контролировавшегося сепаратистами, и город окончательно перешёл под контроль российских войск.

В Грозном была сформирована пророссийская администрация Чечни во главе с Саламбеком Хаджиевым и  Умаром  Автурхановым. В   результате   штурма   Грозного   город   был   фактически уничтожен и превращён в руины.

Установление контроля над равнинными районами Чечни (март–апрель 1995)

После штурма Грозного главной задачей российских войск стало установление контроля над равнинными районами мятежной республики.

Российская сторона начала вести активные переговоры с населением, убеждая местных жителей изгонять боевиков из своих населённых пунктов. Вместе с тем, российские подразделения занимали господствующие высоты над селениями и городами. Благодаря этому, 15–23 марта был взят Аргун, 30 и 31 марта были взяты без боя города Шали и Гудермес соответственно. Однако отряды боевиков не были уничтожены и беспрепятственно по- кидали   населённые  пункты.

Несмотря на это, в западных районах Чечни шли локальные бои. 10 марта начались бои за село Бамут. 7–8 апреля сводный отряд МВД, состоящий из Софринской бригады внутренних войск и поддерживаемый отрядами СОБРа и ОМОНа вошёл в село Самашки (Ачхой-Мартановский район Чечни). Утверждалось, что село обороняли более 300 человек (так называемый «Абхазский батальон» Шамиля Басаева). После того, как российские военнослужащие вошли в посёлок, некоторые жители, имевшие оружие, начали оказывать    сопротивление,    на    улицах    села    завязались    перестрелки.

По утверждению ряда международных организаций (в частности, Комиссии ООН по правам человека — UNCHR) в ходе боя за Самашки погибло множество мирных жителей. Эта информация, распространённая сепаратистским агентством «Чечен-пресс», однако, оказалась достаточно противоречивой — так, по заявлению представителей правозащитного центра «Мемориал» эти данные «не вызывают доверия». По оценке «Мемориала», минимальное количество мирных жителей,   погибших   при   зачистке   села, составляло 112–114  человек.

Так или иначе, эта операция вызвала большой резонанс в российском обществе и усилила антироссийские настроения в Чечне. 15–16 апреля начался решающий штурм Бамута — российским войскам удалось войти в село и закрепиться на окраинах. Затем, однако, российские войска были вынуждены покинуть село,  так как теперь уже боевики заняли господствующие высоты над селом, используя старые ракетные шахты РВСН, рассчитанные на ведение ядерной войны и неуязвимые для российской авиации. Серия боёв за это село продолжалась до июня 1995 года, затем бои были приостановлены, после террористического акта в   Будённовске и возобновились в феврале 1996 года.

К апрелю 1995 года российскими войсками была занята почти вся равнинная территория Чечни и сепаратисты сделали упор на диверсионно-партизанские операции[14].

Установление контроля над горными районами Чечни (май–июнь 1995)

С 28 апреля по 11 мая 1995 года российская сторона объявила о приостановке боевых действий со своей стороны.

Наступление возобновилось только 12 мая. Удары российских войск пришлись на сёла Чири-Юрт, прикрывавшем вход в Аргунское ущелье и Сержень-Юрт, находившееся у входа в Веденское ущелье. Несмотря на значительное превосходство в живой силе и технике, российские войска увязли в обороне противника — на то, чтобы взять Чири-Юрт, генералу Шаманову потребовалась неделя обстрелов и бомбардировок.

В этих условиях российское командование решило сменить направление удара — вместо Шатоя на Ведено. Подразделения боевиков были скованы в Аргунском ущелье и 3 июня Ведено было взято российскими войсками, а 12 июня были взяты райцентры Шатой и Ножай-Юрт.

Так же, как и в равнинных районах, силам сепаратистов не было нанесено поражение и они смогли уйти из покинутых населённых пунктов. Поэтому, ещё во время «перемирия», боевики смогли перебросить значительную часть своих сил в северные районы — 14 мая город Грозный обстреливался ими более 14 раз.

Террористический акт в Будённовске (14–19 июня 1995)

14 июня 1995 года группа чеченских боевиков, численностью 195 человек, во главе с полевым командиром Шамилем Басаевым на грузовиках въехала на территорию Ставропольского края и остановилась в городе Будённовске[15].

Первым объектом атаки стало здание ГОВД, затем террористы заняли городскую больницу и согнали в неё захваченных мирных жителей. Всего   в   руках   террористов   находилось   около 2000 заложников. Басаев выдвинул требования к российским властям — прекращение боевых действий и вывод российских войск из Чечни, ведение переговоров с Дудаевым при посредничестве представителей ООН в обмен на освобождение заложников.

В этих условиях власти решили пойти на штурм здания больницы. Из-за утечки информации террористы успели под- готовиться к отражению штурма, продолжавшегося четыре часа; в итоге спецназ отбил все корпуса (кроме главного), освободив 95 заложников. Потери спецназа составили три человека убитыми. В этот же день была предпринята неудачная вторая попытка штурма.

После провала силовых действий по освобождению заложников   начались   переговоры   между   возглавлявшим   тогда  правительство РФ Виктором Черномырдиным и полевым командиром Шамилем Басаевым. Террористам были предоставлены автобусы, на которых они вместе со 120 заложниками прибыли в чеченское село   Зандак,   где   заложники   были отпущены.

Общие потери российской стороны, по официальным данным, составили 143 человека (из которых 46 являлись сотрудниками силовых структур) и 415 раненых, потери террористов — 19 убитыми и 20 ранеными.

После теракта в Будённовске, с 19 по 22 июня, в Грозном прошёл первый раунд переговоров между российской и чеченской сторонами, на которых удалось достигнуть введения моратория на боевые действия на неопределённый срок.

С 27 по 30 июня там же прошёл второй этап переговоров, на котором   была   достигнута   договорённость   об   обмене пленными «всех на всех», разоружении отрядов ЧРИ, выводе российских войск   и   проведении   свободных  выборов.

Несмотря на все заключённые договорённости, режим перемирия нарушался обеими сторонами. Чеченские отряды возвращались в свои сёла, но уже не как участники незаконных вооружённых формирований, а как «отряды самообороны». По всей территории Чечни шли локальные бои. Некоторое время возникающую напряжённость удавалось урегулировать с помощью переговоров. Так, 18–19 августа российские войска блокировали Ачхой-Мартан; ситуация разрешилась на переговорах в Грозном.

21 августа отряд боевиков полевого командира Алауди Хамзатова захватил Аргун, но после сильного обстрела, предпринятого российскими войсками, покинул город, в который затем была введена       российская      бронетехника.

В сентябре Ачхой-Мартан и Серноводск были блокированы российскими войсками, поскольку в этих населённых пунктах находились отряды боевиков. Чеченская сторона отказывалась покидать занятые позиции, так как, по их словам, это были «отряды   самообороны»,   имевшие   право   находиться   в   соответствии с достигнутыми ранее   соглашениями.

6 октября 1995 года на командующего Объединённой группировкой войск (ОГВ) генерала Романова было совершено покушение, в результате которого он оказался в коме. В свою очередь, были нанесены «удары возмездия» по чеченским    сёлам.

8 октября предпринята неудачная попытка ликвидации Дудаева — по селению Рошни-Чу нанесён авиационный удар. В селе было разрушено более 40 домов, погибли 6 и получили ранения  15 местных жителей.

Российское руководство решило перед выборами сменить руководителей пророссийской администрации республики Саламбека Хаджиева и Умара Автурханова на последнего председателя Верховного   Совета   Чечено-Ингушской   АССР   Доку    Завгаева.

10–12 декабря город Гудермес, занятый российскими войсками без сопротивления, был захвачен отрядами Салмана Радуева, Хункар-Паши Исрапилова и Султана Гелисханова. 14–20 декабря шли бои за этот город, ещё около недели «зачисток» понадобилось российским войскам, чтобы окончательно взять Гудермес под свой контроль.

14–17 декабря в Чечне прошли выборы, проводившиеся с большим количеством нарушений, но, тем не менее, признанные состоявшимися. Сторонники сепаратистов заранее заявили о бойкотировании и непризнании выборов. На выборах победил Доку Завгаев, получив свыше 90% голосов избирателей; при этом    в   выборах   участвовали   все   военнослужащие ОГВ.

Террористический акт в Кизляре (9–18 января 1996)

9 января 1996 года отряд боевиков численностью 256 человек под командованием полевых командиров Салмана Радуева, Турпал-Али Атгериева и Хункар-Паши Исрапилова совершил рейд на город Кизляр. Первоначально целью боевиков являлась российская вертолётная база и оружейный склад. Террористы   уничтожили два транспортных вертолёта Ми-8 и взяли несколько заложников из числа охранявших базу военнослужащих. К городу стали под- тягиваться российские военные и правоохранительные органы, поэтому террористы захватили больницу и родильный дом, со- гнав туда ещё около 3000 мирных жителей. В этот раз российские власти не стали отдавать приказ на штурм больницы, чтобы не усиливать антироссийские настроения в Дагестане. В ходе пере- говоров удалось договориться о предоставлении боевикам авто- бусов до границы с Чечнёй взамен на освобождение заложников, которых   предполагалось   высадить   у   самой   границы.   10     января колонна с боевиками и заложниками двинулась к границе. Когда стало ясно, что террористы уйдут в Чечню, автобусная колонна была остановлена предупредительными выстрелами. Воспользовавшись замешательством российского руководства, боевики захватили село Первомайское, разоружив находившийся там милицейский блокпост. С 11 по 14 января проходили переговоры, 15–8 января состоялся неудачный штурм села. Параллельно со штурмом Первомайского, 16 января в турецком порту Трабзон группа террористов захватила пассажирский теплоход «Авразия» с угрозами расстреливать заложников-россиян, если штурм не будет прекращён. После двухдневных переговоров террористы сдались турецким властям.

18 января под покровом ночи боевики прорвали окружение, и ушли в Чечню.

Потери российской стороны, по официальным данным, составили   78   человек   погибшими   и   несколько   сотен ранеными.

Нападение боевиков на Грозный (6–8 марта 1996)

6 марта 1996 года несколько отрядов боевиков атаковали с различных направлений контролировавшийся российскими войсками Грозный. Боевики захватили Старопромысловский район города, блокировали и обстреливали российские КПП и блокпосты. Несмотря на то, что Грозный остался под контролем российских вооружённых сил, сепаратисты при отходе захватили с собой запасы продовольствия, медикаментов и боеприпасов. Потери российской стороны по официальным данным составили 70 человек убитыми и 259  ранеными.

Бой у села Ярышмарды (16 апреля 1996)

16 апреля 1996 года колонна 245-го мотострелкового полка Вооружённых Сил России, двигавшаяся в Шатой, попала в засаду в Аргунском ущелье близ села Ярышмарды. Операцией руководил полевой командир Хаттаб. Боевики подбили головную и замыкающую колонну машины, таким образом, колонна оказалась заблокирована и понесла значительные потери — оказалась потеряна вся бронетехника и половина личного  состава.

Вторая чеченская война официально называлась контртеррористической операцией (КТО) на Северном Кавказе —     обиходное название боевых действий на территории Чечни и приграничных регионов Северного Кавказа. Началась 7 августа 1999 года (дата Вторжения боевиков в Дагестан). Активная фаза боевых действий продолжалась с 1999 по 2000 год, затем, по мере установления контроля Вооружёнными силами России над территорией Чечни, перешла в ведение местных чеченских сил самоуправления и самообороны. С 0 часов 16 апреля 2009 года режим КТО был отменён. После подписания Хасавюртовских соглашений и вывода российских войск в 1996 году мира и спокойствия в Чечне и прилегающих к ней регионах не наступило[16].

Чеченские криминальные структуры безнаказанно делали бизнес на массовых похищениях людей. Регулярно происходил захват заложников с целью выкупа — как официальных российских   представителей,   так   и   иностранных   граждан,   работавших в Чечне — журналистов, сотрудников гуманитарных организаций, религиозных миссионеров и даже людей, приезжавших на похороны родственников. В частности, в Надтеречном районе в ноябре  1997 года были захвачены два гражданина Украины, приехавшие на похороны матери, в 1998 году в соседних республиках Северного Кавказа регулярно похищались и вывозились в Чечню турецкие строители и бизнесмены, в январе 1998 года во Владикавказе (Северная Осетия) похищен гражданин Франции, представитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев Венсент Коштель. Он был освобожден в Чечне 11 месяцев спустя, 3 октября 1998 г. в Грозном похищены четыре сотрудника британской фирмы «Грейнджер телеком» (в декабре они были жестоко убиты и обезглавлены). Бандиты наживались на хищениях нефти из нефтепроводов и нефтяных скважин, производстве и контрабанде наркотиков, выпуске и распространении фальшивых денежных купюр, терактах и нападениях на соседние российские регионы. На территории Чечни были созданы лагеря для обучения боевиков — молодых людей из мусульманских регионов России. Сюда направлялись из- за рубежа инструкторы по минно-подрывному делу и исламские проповедники.   Значительную   роль   в   жизни   Чечни   стали играть многочисленные арабские добровольцы. Главной их целью стала дестабилизация положения в соседних с Чечнёй российских регионах и распространение идей сепаратизма на северокавказские республики (в первую очередь Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария).

В начале марта 1999 года в аэропорту Грозного террористами был похищен полномочный представитель МВД РФ в Чечне Геннадий Шпигун. Для российского руководства это было свидетельством того, что президент ЧРИ Масхадов не в состоянии самостоятельно бороться с терроризмом. Федеральный центр предпринял меры по усилению борьбы с чеченскими бандформированиями: были вооружены отряды самообороны и усилены милицейские подразделения по всему периметру Чечни, на Северный Кавказ были отправлены лучшие оперативники подразделений по борьбе с этнической оргпреступностью, со стороны Ставрополья были выставлены несколько ракетных установок «Точка-У», предназначенных для нанесения точечных ударов. Была введена экономическая блокада Чечни, приведшая к тому, что денежный поток из России стал резко иссякать. Из-за ужесточения режима на границе всё труднее стало переправлять в Россию наркотики и захватывать заложников. Бензин, изготавливаемый на подпольных заводах, стало невозможно вывезти за пределы Чечни. Была также усилена борьба с чеченскими преступными группировками,   активно финансировавшими боевиков в Чечне. В мае–июле 1999 года чечено-дагестанская граница превратилась в милитаризованную зону. В результате доходы чеченских полевых командиров резко сократились и у них возникли проблемы с закупкой оружия и платой наёмникам. В апреле 1999 главкомом внутренних войск был назначен Вячеслав Овчинников, успешно руководивший рядом операций во время Первой чеченской войны. В мае 1999 российские вертолёты нанесли ракетный удар по позициям боевиков Хаттаба на реке Терек в ответ на попытку бандформирований захватить заставу внутренних войск на чечено-дагестанской границе. После этого глава МВД Владимир Рушайло заявил о подготовке крупномасштабных превентивных ударов.

Тем временем чеченские бандформирования под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба готовились к вооружённому вторжению в Дагестан. С апреля по август 1999, проводя   разведку боем, они только в Ставрополье и Дагестане совершили более 30 вылазок, в результате которых погибли и получили ранения несколько десятков военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и гражданских лиц. Поняв, что на кизлярском и хасавюртовском направлениях сосредоточены наиболее сильные группировки федеральных войск, боевики решили нанести удар по горной части Дагестана. При выборе этого направления бандформирования исходили из того, что там нет войск, а в кратчайшие сроки перебросить силы в этот труднодоступный район не удастся. Кроме того, боевики рассчитывали на возможный удар в тыл федеральных сил со стороны Кадарской зоны Дагестана, с августа 1998    года    контролируемой    местными    ваххабитами.

Как отмечают исследователи, дестабилизация обстановки на Северном Кавказе была выгодна многим. Прежде всего, исламским фундаменталистам, стремящимся к распространению своего влияния на весь мир, а также арабским нефтяным шейхам и финансовым олигархам стран Персидского залива, не заинтересованным в начале эксплуатации нефтегазовых месторождений    Каспия.

7 августа 1999 с территории Чечни было совершено массированное вторжение боевиков в Дагестан под общим командованием Шамиля Басаева и арабского полевого командира Хаттаба. Ядро группировки боевиков составляли иностранные наёмники и бойцы «Исламской международной миротворческой бригады», связанной с «Аль-Каидой». План боевиков по переходу на их сторону населения Дагестана провалился, дагестанцы оказали вторгшимся бандитам отчаянное сопротивление. Российские власти предложили ичкерийскому руководству провести совместную с федеральными силами операцию против исламистов в Дагестане. Было также предложено «решить вопрос о ликвидации баз, мест складирования и отдыха незаконных вооруженных формирований, от которых чеченское руководство всячески открещивается». Аслан Масхадов на словах осудил нападения на Дагестан и их организаторов   и вдохновителей, однако реальных мер для противодействия им не   предпринял.

Более месяца шли бои федеральных сил с вторгшимися боевиками, закончившиеся тем, что боевики были вынуждены отступить с территории Дагестана обратно в Чечню. В эти же дни — 4–16 сентября — в нескольких городах России (Москве, Волгодонске и Буйнакске) была осуществлена серия террористических актов — взрывы жилых   домов.

Учитывая неспособность Масхадова контролировать ситуацию в Чечне, российским руководством было принято решение о проведении военной операции по уничтожению боевиков на территории Чечни. 18 сентября границы Чечни были блокированы российскими    войсками.

23 сентября президент России Борис Ельцин подписал     указ «О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации». Указ предусматривал создание Объединённой группировки войск на Северном Кавказе для проведения контртеррористической  операции.

23 сентября российские войска начали массированные бомбардировки Грозного и его окрестностей, 30 сентября они вошли на   территорию   Чечни.

Характер

Сломив сопротивление боевиков силами армейских частей и внутренних войск МВД (командование российских войск успешно применяет военные хитрости, такие, к примеру, как заманивание боевиков на минные поля, рейды по тылам противника и многие другие), Кремль сделал ставку на «чеченизацию» конфликта и переманиванию на свою сторону части элиты и бывших участников чеченских вооружённых формирований. Так, во главе прокремлевской администрации Чечни в 2000 стал бывший сторонник сепаратистов, главный муфтий Чечни Ахмат Кадыров. Боевики, напротив, сделали ставку на интернационализацию конфликта, вовлекая в свою борьбу вооруженные отряды нечеченского происхождения. К началу 2005, после уничтожения Масхадова, Хаттаба, Бараева, Абу аль-Валида и многих других полевых командиров, интенсивность диверсионно-террористической деятельности боевиков значительно снизилась. За 2005–2008 в России не было совершено ни одного крупного теракта, а единственная масштабная операция боевиков (Рейд на Кабардино-Балкарию 13 октября 2005) завершилась полным провалом. Однако с 2010 года отмечены несколько крупных терактов (см. Взрывы в московском метро (2010), Террористический акт во Владикавказе    (2010),    Террористический    акт    в    аэропорту Домодедово).

Генерал КГБ Филипп Бобков в 2005 году дал такую характеристику действиям чеченского сопротивления: «Эти операции мало чем отличаются от боевых действий израильтян до создания их государства на территории Палестины, а затем палестинских экстремистов на территории Израиля или ныне албанских вооруженных формирований в Косово».

Обострение ситуации на Северном Кавказе в 2009 году

16 апреля 2009 года в Шатойском районе произошел бой между участниками вооруженных формирований и военными. Боевики, ведущие партизанскую войну, активизировались, участились случаи террористических актов. Начиная с осени 2009 был проведён ряд крупных спецопераций по ликвидации бандформирований и лидеров боевиков. В ответ была совершена серия терактов, в том числе, впервые за долгое время, в Москве.

Боевые столкновения, теракты и полицейские операции активно происходили не только на территории Чечни, но и на территории Ингушетии, Дагестана, и Кабардино-Балкарии. На отдельных территориях неоднократно временно вводился режим КТО. Например, 20 апреля режим КТО вводился Итум-Калинском   и части Веденского района. А 23 апреля в зону проведения КТО попали вся территория Веденского, Шатойский и часть предгор- ного Шалинского района Чечни. Многие жители Чечни заявляли, что не почувствовали перемен в республике после отмены КТО,      а сама отмена режима, по их мнению, носила формальный характер и преследовала, в первую очередь, политические    цели.

>>Полностью ознакомиться с учебно-методическим комплексом А. И. Подберзкина “Современная военная политика России ”<<


[1] Путин В. В. Указ Президента Российской Федерации «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» №683 от 31 декабря 2015 г.

[2] The National Military Strategy of the United States of America. — Wash.: GPO, 2015. June. — P. 5.

[4] Грачева Т. Глобальное Черное море / Военно-промышленный курьер. 03.10.2016 / http://vpk-news.ru/articles/32740

[5] Там же.

[6] Подберезкин А. И. Стратегия национальной безопасности России в XXI веке. — М.: МГИМО–Университет, 2016. — Сс. 194–196.

[7] Трамп Д. Укрепить силу Америки. 2016. 6 сентября / http://globalaffairs.ru/number/Ukrepit-silu-Ameriki-18340

[8] Чечня: прошлая и будущая война / http://maxpark.com/community/14/content/661197

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Война в Чечне— чеченская война, Первая Чеченская война 1994–1996 / http://www.warchechnya.ru/index/pervaja_chechenskaja_vojna_1994_1996/0–87

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Там же.

 

23.10.2017
  • Аналитика
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век
  • XX век