Общая система ценностей и идеология в России как фундамент политики стратегического сдерживания

Версия для печати

Система долгосрочного стратегического планирования может основываться только на общем понимании целей развития. Проблема, однако, в том, что вплоть до начала 2018 года российская правящая элита всеми способами избегала формирования такой общей платформы даже внутри страны, не говоря уже об общей политической коалиции. В послании ФС РФ В. В. Путин в качестве базовой идеи обозначил такую платформу — развитие человеческого капитала и его институтов, предоставление максимальных возможностей для самореализации[1].

В общем виде последовательность выстраивания политики можно представить следующим образом:

Рис. 1.

Как видно из этого рисунка, политика «стратегического сдерживания» является частью политики безопасности (внешней и оборонной политики). Но не только: значительные возможности такой политики формируются именно в блоке «развития», прежде всего, за счет включения характеристик невоенных средств стратегического сдерживания

Без решения политико-идеологических вопросов «верхнего уровня», т.е. формулирования официальной концепции, бессмысленно говорить об эффективной политике «стратегического сдерживания», в компетенции которой не входят важнейшие вопросы национального развития и безопасности. Так, например, военный эксперт А. Гилёв пишет об этих вопросах следующее: «В условиях конфронтации Россия не может зависеть от информации и оценок, которые поставляют на мировой рынок ее стратегические конкуренты — хотя бы потому, что их выводы основываются на других аксиомах, другом видении мира. России нужны свои мощные агентства, эквивалентные Bloomberg, IHS или Moody’s. Это позволит совершенствовать квалификацию российских специалистов, экспертиза которых не востребована сегодня из-за монополии западных, прежде всего, американских консультантов. Исходя из угрозы информационной и особенно, кибервойны, понадобятся технические возможности, позволяющие российскому интернету работать независимо от мирового.

Наконец, надо мобилизовать человеческий капитал и оптимизировать его применение. В России примерно полмиллиона ветеранов с боевым опытом. Многие, пройдя службу и войны, остались не у дел. Способность ветеранов к мобилизации и их эффективность наглядно продемонстрированы на Украине. В случае обострения напряженности ветераны способны выступить и как элемент нестабильности, и как стабилизирующая сила — в зависимости от отношения к ним государства.

Очевидно, что в ближайшие 10–15 лет перед нами будет стоять задача поддержания порядка, как вдоль южных границ СНГ, так и в некоторых регионах самой России. Для постоянного базирования на неспокойных территориях и систематической работы с местным населением потребуются профессиональные зрелые кадры. Эта задача по силам частным военным компаниям, укомплектованным ветеранами. Следует без промедления заняться привлечением их в систему обороны, в том числе подготовки резервов. Пора как можно скорее пересмотреть закон о «наемничестве», чтобы предотвратить абсурдную ситуацию, когда россияне служат не в российских, а в иностранных ЧВК»[2].

При этом «Нельзя ждать, пока в соседних с Россией странах сформируется идеологическая и политическая опора наших стратегических конкурентов. Необходимо заранее организовывать сторонников, активно привлекать на свою сторону элиты, молодежь, потенциальных лидеров. Важно перехватить инициативу, работать на упреждение, заблаговременно формируя агентуру среди тех, кто может заинтересовать противника.

Критически важный аспект лидерства в сфере информации — способность формировать глобальное информационное поле. Российские СМИ за рубежом в случае обострения будут блокированы, поэтому работать придется через соцсети, от человека к человеку, иметь армию сторонников, готовых отстаивать нашу точку зрения в интернете. Необходим контроль над каналами враждебного проникновения в новостное и идеологическое пространство России, перехват инициативы в противоборстве идей. Для этого не обойтись без сильной и мотивированной команды талантливых профессионалов-патриотов»[3].

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомится с монографией "Стратегическое сдерживание: новый тренд и выбор российской политики"<<



[1] Об этом А. И.  Подберезкин неоднократно писал прежде: См., например: Подберезкин А. И. Национальный человеческий капитал. В 3 т. Т. 1–3. — М.: МГИМО–Университет, 2011–2013.

[2] Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия // Россия в глобальной политике. 2014. — Т. 12. — № 5. — С. 52–53.

[3] Там же. — С. 52.

 

22.05.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век