Обеспечения стратегической стабильности: официальная политико-дипломатическая деятельность

Версия для печати

Потребуется активное и системное использование всего спектра силовых возможностей России и её партнеров с целью демонстрации публичной готовности к защите своих национальных интересов и системы ценностей. Пассивное поведение или запоздалая реакция на мероприятия политики «новой публичной дипломатии» неизбежно будут означать уступки и «потерю лица», которые и являются промежуточными целями такой политики[1].

Для этого, во-первых, необходимо обеспечить активизацию силовой и военной деятельности и инициативы сил специальных операций России, имея в виду навязывание инициативы противоборства, а не только отражения угроз, включая демонстрацию военной силы по аналогии с нанесением удара с помощью СУ-30МС по старому сирийскому судну. В Сети после этого стал набирать популярность видеозапись учений воздушно-космических сил России в Средиземном море, в ходе которых штурмовик Су-30СМ показательно уничтожает фрегат прямо на глазах у ВМФ Соединенных Штатов. Эти учения состоялись 15 апреля, ровно через день после того как США устроили ракетный удар по территории Сирии, якобы ставший ответом на придуманную химическую атаку в городе Дума. Как отмечают осведомленные источники, русская «сушка» «пустила на дно» старенький фрегат сирийского флота ракетой X-35.

На американцев этот инцидент произвел сильное впечатление, поскольку сразу после удара несколько американских эсминцев судорожно покинули места дислокации, дабы не попасть под горячую руку русских ВКС. За американцами последовали и французы, эсминец которых также второпях последовал в сторону Кипра.

Во-вторых, необходимо активизировать весь спектр политико-дипломатических средств и способов, в частности, провести глубокую и массированную публичную кампанию, в которой необходимо продемонстрировать самые острые формы политики силового принуждения:

      — связь правительств США и других стран Запада с международными террористическими организациями, более того, их ответственность за создание и развитие таких организаций;

      — роль правительств США и их союзников в создании и поддержке экстремистских организаций и движений.

Это можно сделать на разного рода международных конференциях (желательно не только в Москве), инспирируя дискуссии на основе утечек информации, публикации многочисленных материалов, прямых обвинений руководства США и их союзников, сделанных самыми разными представителями СМИ, социальных сетей, полуофициальных и официальных органов. Так, например, возможны проведения регулярных брифингов, посвященных международному терроризму, со стороны Антитеррористического центра ФСБ. Но не только. Еще более наступательный характер, привлекающий внимание СМИ, могут иметь брифинги СВР и даже ГРУ ГШ МО.

Наконец, в-третьих, может быть полезным возвращение к практике советских лидеров, когда выдвигаются публично масштабные внешнеполитические инициативы, которые трудно замолчать, в самых разных областях, но особенно в тех, где американская политика носит заведомо критикуемый внутри страны и за рубежом характер[2].

В частности, во внутриполитической области можно обратить внимание общественности на такие крупные недостатки американской системы, как:

      — сохраняющаяся расовая дискриминация;

      — высокий уровень безработицы;

      — несовершенство политической и избирательной системы и пр. недостатки, лишающие США права претензий на мировое лидерство.

Во внешнеполитической области можно использовать такие темы, как:

      — длительное военное присутствие США в Афганистане и Ираке, превратившееся в оккупацию;

      — «террор беспилотников» в Пакистане;

      — нарушение суверенитета государств без решения ООН и т.д.

И, в-четвертых, не стоит игнорировать практику выдвижения предложений, которые могут найти широкую поддержку за рубежом у общественности. Так, например, можно предлагать самые разные идеи, концепции и инициативы для преодоления кризисов и противоречий, которые по инерции выливались в конфликты, даже если ни одна из сторон этого не желала.

Представляется, что текущая ситуация несет угрозу опасного просчета или случайности, которые способны привести к дальнейшему усугублению кризиса или даже к открытому военному противостоянию между Россией и Западом.

Представляется необходимым срочный созыв Совета Россия–НАТО для обсуждения перспектив заключения меморандума о взаимопонимании между НАТО и Российской Федерацией касательно правил поведения, обеспечивающих безопасность взаимодействия в воздушном и морском пространстве. Подобное соглашение было подписано США и Китаем в конце 2014 года для поддержания соблюдения существующих международных законов и норм, повышения оперативной безопасности на море и в воздухе, укрепления взаимного доверия, а также разработки новой модели отношений между военными ведомствами обеих сторон.

Переговоры по многостороннему соглашению между Россией и НАТО могут вестись параллельно с переговорами по аналогичным соглашениям между Россией и странами-членами НАТО или их партнерами.

Американо-китайским соглашением установлены принципы и процедуры взаимодействия, которые должны соблюдаться при контактах военно-морских и военно-воздушных судов, в том числе обязательство каждой из сторон своевременно предупреждать другую сторону об опасности в случае проведения учений или стрельб вблизи возможного расположения военно-морских или военно-воздушных судов другой стороны.

Соглашением также установлен ряд правил, направленных на установление атмосферы взаимного доверия, — в частности, обязательство своевременно сообщать о планируемых маневрах военно-морских и военно-воздушных судов при проведении операций.

Приводится и перечень действий, которых следует избегать, среди которых, в частности, имитация нападения путем наведения орудий, ракет, торпедных аппаратов и других вооружений на встречные военно-морские или военно-воздушные суда. В соглашении указаны радиочастоты, используемые для коммуникации, а также приводится словарь сигналов, которые следует применять в случае затруднений при вербальном общении между командным составом или капитанами судов. Отдельным положением каждой стороне предписано проводить ежегодные встречи под председательством представителей высшего командного состава для анализа всех событий, связанных с имплементацией соглашения в прошедшем году.

В рамках двусторонних отношений между США и СССР (и Россией как его преемницей) были заключены как минимум два подобных соглашения. Это Соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним (1972 год) и Соглашение о предотвращении опасной военной деятельности (1989 год).

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с монографией  "Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХXI веке"<<


[1] См. подробнее: Взаимодействие официальной и публичной дипломатии в противодействии угрозам России. В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика / под ред. М. М. Лебедевой. — М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2017. — С. 36–53.

[2] Там же.

 

22.10.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век