Нужен разговор не о «ядерных кнопках», а о неприменении ядерного оружия между КНДР и США

Версия для печати

Накануне 2018 года и спустя несколько дней после его наступления лидер КНДР Ким Чен Ын и президент США Дональд Трамп предупредили друг друга о том, что у них на их рабочих столах находятся «ядерные кнопки», которые они могут нажать, отдав приказ о нанесении ядерного удара по территории противоположной стороны. При этом хозяин Белого дома, явно не потерпев столь смелого вызова, заявил, что его «ядерная кнопка» намного больше и мощнее, чем у «ракетчика», как он постоянно называет своего северокорейского визави, и, что, мол, она действует.

Некоторые комментаторы поспешили квалифицировать подобный обмен «любезностями» между руководителями двух ядерных государств как безобидную шутку, которая не может вызвать отрицательные последствия как для Северной Кореи и Соединенных Штатов, так и для международного мира и безопасности в целом.

Но, с другой стороны, взаимные намеки об реальном использовании «ядерных кнопок» этих двух государств, имеющих, пусть несопоставимые по мощности и различные в количественном измерении, но все же ядерные боезаряды, доставляемые носителями межконтинентального класса, вызвали озабоченность у многих государственных и политических деятелей как в самих США, так и в целом ряде других стран.

Так, бывший американский вице-президент Джозеф Байден выразил вполне конкретную надежду на то, что нынешний 45-ый американский президент все же не станет нажимать свою «ядерную кнопку». Некоторые американские конгрессмены проявили беспокойство по поводу «воинственных» заявлений со стороны обоих президентов, другие высказались против наращивания «взаимной опасной риторики». Выдвинуто предложение обсудить возникший вопрос в Конгрессе сразу же после возобновления его работы после рождественских и новогодних каникул.

Причина глубокой озабоченности, демонстрируемой по этому поводу, заключается в том, что и президенты США, и КНДР могут единолично и инициативно дать указание о применении ядерного оружия в первом ударе по территории противоположной стороны. Такая вероятность не исключалась ими во многих их публичных заявлениях.

Не вызывает никакого сомнения, что обмен ядерными ударами между Северной Кореей и Соединенными Штатами привел бы к колоссальным жертвам среди их населения и огромным разрушительным последствиям для объектов их инфраструктуры. Не подлежит сомнению и предположение, что масштабное радиоактивное заражение воздушной среды, а также больших сухопутных и морских пространств, которое последовало бы после обмена ядерными ударами между Вашингтоном и Пхеньяном, затронуло бы многие сопредельные государства, причем, расположенные не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Видимо, не случайно, что в прошлом году в американском Конгрессе активизировались представители Республиканской и Демократической партий, которые предлагают заблокировать нынешнему и последующим президентам США возможность применения ядерного оружия в первом ударе без разрешения на это названного высшего законодательного органа страны и без ясно выраженного объявления им состояния войны с каким-то другим государством.

В складывающихся условиях наиболее эффективным и наиболее безболезненным способом выхода из драматического балансирования на грани ракетно-ядерной войны для Северной Кореи и Соединенных Штатов могла бы стать юридическая и политически обязывающая договоренность о взаимном неприменении ими ядерного оружия в первом ударе (в виде первоочередной и безотлагательной программы-минимум), а также пакт о взаимном ненападении, уважении суверенитета и территориальной целостности и о невмешательстве во внутренние дела друг друга (в качестве последующей программы-максимум).

Иного пути с целью преодоления этого затяжного и опасного уровня военного противостояния между Пхеньяном и Вашингтоном просто не существует.

Автор: В.П. Козин – ведущий эксперт ЦВПИ, член-корреспондент Российской академии естественных наук, профессор Академии военных наук Российской Федерации

05.01.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • США
  • Азия
  • XXI век