Новый мировой лидер и центр силы – Индия

Версия для печати


 

Большая стратегия должна выявить о отмобилизовать экономические и людские ресурсы страны или группы стран, чтобы обеспечивать действия вооруженных сил[1]

Л. Гарт, военный теоретик

 

Когда говорят о нарастающем противоборстве в мире, то, как правило, забывают о таком мировом гиганте как Индия. По нескольким причинам, но, прежде всего, из-за очень сдержанной внешней политики страны, которая сознательно ограничивает свое влияние присутствием индийской ЛЧЦ в бассейне Индийского океана. При этом не часто вспоминают, что демографически и экономически Индия стала мировым лидером и центром силы уже достаточно давно – с конца прошлого века Индия превратилась в могущественную державу, скрывающую (или не афиширующую) свою политическую и военную мощь[2]. С точки зрения Лиддл Гарта, Индия осуществляет идеальную стратегию, обеспечивая быстрые темпы развития экономики (до 7% ВВП) и демографический прирост, максимально уходя от конфронтации с внешними оппонентами и умудряясь одновременно оставаться стратегическим партнёром с США и с Россией.

Между тем Индия достаточно громко заявляет о себе и своих амбициях. В том числе и в военно-политической и в ядерной области. В Индии 30 октября 2018 года стратегические силы страны успешно испытали модернизированную версию баллистической ракеты меньшей дальности Agni-I. Снаряд стартовал с мобильной пусковой установки, размещенной на полигоне на острове Абдул Калам в Бенгальском заливе у побережья штата Орисса.

Ракета Agni-I весит 12 тонн, может преодолевать расстояния от 700 до 900 км. Она может оснащаться как ядерной, так и обычной боеголовкой весом около тонны, пишет ТАСС. Ракету Agni-I создали в Организации оборонных исследований и разработок Индии. Первый тестовый полет прошел 25 января 2002 года. В настоящее время Индии располагает приблизительно 75 пусковыми установками комплекса Agni-I.

Напомню, что 18 января 2018 года Индия в очередной раз успешно испытала межконтинентальную баллистическую ракету «Агни–5»" (Agni-V). Запуск производился с полигона на острове Абдул-Калам недалеко от побережья штата Одиша на востоке стране. Эта ракета является вполне функциональной МБР, обладающая дальностью свыше 6000 километров. Таким образом в конце второго десятилетия ХХ! Века Индия выступает как вполне сложившаяся ядерная держава.

Второй аспект заключается в том, что высокие темпы роста и огромный демографический потенциал страны, вкупе с достаточно мощным военным потенциалом, пока еще не стал аргументами в эпицентре дискуссий и новых центрах силы и противоборства. Но – судя по всем оценкам – это неизбежно произойдет уже в среднесрочной перспективе.

Основные экономики мира в рейтинге по ППС в 2014, 2030 и 2050 гг.

 

Ситуация в ещё большей степени может обостриться в будущем, когда устойчивые и долгосрочные прогнозы развития экономики Индии превратятся в реальность. По некоторым из них Индия будет опережать темпы развития ВВП основных стран вплоть до 2050 года, что может означать только одно – экономический центр силы сместится в Южную Азию, точнее – Индию. Учитывая огромный демографический потенциал страны, его быстрый количественный и качественный рост НЧК, это означает, что как структура экономики, так и ВПК страны будут вполне конкурентоспособны с американскими и китайскими.

[3]

В 2015–2016 годах Индия дала наивысший прирост ВВП в мире, обогнав даже Китай. В 2017-2018 годах ситуация повторилась. Премьер-министр Нарендра Моди, который пришел к власти почти два года назад, обещал модернизировать Индию, подстегнуть промышленное производство и инфраструктуру и создавать по миллиону рабочих мест каждый месяц. Что же касается развития экономики, то поставлена задача обеспечить ей на три ближайших десятилетия рост в 9-10% в год. Это возможно лишь в том случае, если правительство будет проводить реформы. Однако некоторым реформам кабинета Моди мешает перешедшая сейчас в оппозицию партия «Индийский национальный конгресс», которая, к примеру, благодаря большинству в верхней палате парламента заблокировала недавно принятие общенационального налога на товары и услуги (GST) который должен заменить более десятка других налогов, дать толчок развитию экономики и увеличить собираемость налогов. Тормозят проведение реформ на местах и многочисленные бюрократы, которых устраивает прежняя жизнь[4].

[5]

 

[6]

Для Индии развитие формата ИТР не несёт прямой и непосредственной экономической выгоды, в то же время создавая «ловушку безопасности». Однако, поскольку, с точки зрения Дели, развитие этого формата позволяет сбалансировать перекос во внешней политике, оно явно будет продолжаться, скорее всего, на основе «мягкой силы» и с использованием культурной и религиозной дипломатии. Индия будет стремиться проводить в ИТР политику, не задевающую прямо интересы ни одной из крупных держав, в первую очередь США и КНР, и при этом пытаться наращивать экономическое проникновение в регион.

Индия не намерена вновь разбалансировать свою внешнюю политику, на этот раз в другую сторону. Евразийское направление, в частности создание коридора «Север-Юг», по-прежнему рассматривается в Дели как одно из ключевых, свидетельством чего являются индийские вложения в развитие иранской инфраструктуры. Нужно, однако, помнить, что понимание Индией евразийской интеграции существенно отличается от российского: Дели заинтересован не только в развитии связей с Москвой, но и в укреплении своих позиций в Иране и проникновении в страны Центральной Азии, которые, по мнению индийского руководства, исторически входят в зону «расширенного партнёрства». Если сценарий будет реализован, он приведёт к появлению в регионе нового серьёзного игрока, отмечают российские эксперты[7].

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<


[1] Лиддл Гарт, Бэзил. Стратегия непрямых действий. – М.: АСТ, 2018. – С. 455.

[2] См. подробнее: раздел в книге ЦВПИ «Индия как претендент на мировое лидерство». В  кн.: Мир в ХХ1 веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам: монография / А.И. Подберёзкин, М.В. Александров, О.Е. Родионов и др. – М.: МГИМО-Университет, 2018. – С. 459–545.

[3] Piotr Rubaj. Chinese Economy in 2050 – The Key Challenges on the way to Grow / http://www.lifescienceglobal.com/pms/index.php/jrge/article/view/4687/2645

[4] Мануков С. Новый чемпион мировой экономики / Эксперт, 2017. – Спецвыпуск. – № 29.

[5] Kadira Pethiyagoda. India-GCC relations: Delhi’s strategic opportunity / https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2017/02/india_gcc_relations.pdf

[6] Бордачёв Т., Кашин В., Куприянов А., Лукьянов Ф., Суслов Д. Возвышение Римланда: новая политическая география и стратегическая культура / Доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай». Июнь, 2018 / 20784 / ru.valdaiclub.com

[7] Там же.

 

24.09.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Азия
  • XXI век