НАТО – основа проамериканской военно-политической коалиции Запада

Современное силовое противоборство государств в мире стремительно приобретает черты не только вооружённой борьбы, но и цивилизационной войны, за фасадом которой создаются военно-политические коалиции самой разной конфигурации. Они нередко прямо соотносятся с формирующимися новыми центрами силы – не только коллективным Западом во главе с США, но и Китаем, Индией, Россией, исламским миром.

События на Украине с этой точки зрения надо рассматривать не просто как военный конфликт с нацистским режимом, но и как военно-силовую борьбу России с коллективным Западом за сохранение национальной идентичности и суверенитета.

Очевидно, что адекватная оценка обстановки и её прогноз лежат в основе эффективной стратегии противодействия. Так, ещё в 2013 г. мною был сделан прогноз развития эскалации сценария военно-политической обстановки (ВПО) в мире, в частности, перехода силового варианта в военно-силовой на Украине, который полностью подтвердился[1].

Старые структуры безопасности, в частности НАТО, играют важную, но уже второстепенную роль: силовое противоборство приобретает все черты цивилизационного военно-силового противоборства, когда в него втягиваются самые разные государства, в том числе нейтральные (Финляндия, Швеция, Швейцария, Австрия) и неприсоединившиеся, находящиеся далеко за пределами зоны ответственности альянса, например, в южной части Тихого океана.

Специальная операция России на Украине может быть понята только в контексте более широкого исторического и цивилизационного противоборства России с открытой агрессией западной коалиции, которая охватила практически все области – от финансовой, экономической и военно-технической сфер до культуры и спорта.

Россия и коллективный Запад: новое мироустройство и новый миропорядок

Современное мироустройство стремительно меняется. Причём, как правило, непредсказуемо, а нередко и хаотично, когда определяющей тенденцией формирования становится хаотизация. В этих условиях формирование национальных стратегий и целеполагание исключительно затруднено. Так же, впрочем, как и точное распределение национальных ресурсов. Между тем этот процесс не просто обязателен и неизбежен, но и от него прямо зависит эффективность развития государств.

Сказанное имеет прямое отношение к формированию национальной стратегии России в 2020-е годы, которое происходит под влиянием усиливающегося внешнего военно-силового давления. События на Украине и отношения России с Западом в период 2021– 2022 гг. – самый яркий пример этого. Характер такого внешнего давления и перспективы его эволюции непосредственно влияют на развитие и стратегию России, что, в принципе, стало отчётливо пониматься в правящей элите страны и нашло своё прямое отражение в документах стратегического планирования и решениях российской правящей элиты 2021–2022 гг.

Так, признание ЛНР и ДНР в феврале 2022 г. и обязательства по их защите фактически оформили разрыв неравноправных отношений с Западом, которые существовали с конца 80-х годов прошлого века.

Этот шаг стал во многом и прямой констатацией отличия национально-цивилизационных интересов и ценностей России от универсалистских ценностей Запада, которая требовалась в предыдущие десятилетия в качестве основы для формирования эффективной национальной стратегии страны.

Миропорядок оказывает как прямое, непосредственное, так и косвенное влияние на формирование национальных стратегий в нескольких важнейших областях, прежде всего в целеполагании, системах национальных ценностей, распределении ресурсов и субъективных представлениях правящих элит и общества.

При всей фундаментальности и инерционности современное мироустройство[2], включая существующий миропорядок[3] (как состояние глобальной международной (МО) и военно-политической обстановки и отношения их отдельных компонентов в военно-политической, финансово-экономической и информационно-когнитивной областях), ко второму десятилетию XXI в. Уже радикально отличается по целому ряду принципиальных особенностей от мироустройства второй половины ХХ в. Настолько сильно, что, когда сегодня некоторые стараются апеллировать к прошлым реалиям, например «признанным нормам международного права», то они не вполне отдают себе отчёт в принципиальной разнице того, что это понятие означало и практически было в прошлом, и чем оно стало в мире в новом веке.

Лучше всего это иллюстрируют такие фундаментальные понятия, как: «общепризнанные нормы»[4],«демократия», «права человека»,«свобода совести», «равенство», кото рые во второй половине ХХ в. лежали в основе политики ведущих государств[5] [6].

Стремительные изменения в современном мироустройстве требуют не менее динамичных изменений в существующем миропорядке, которые большинством стран воспринимаются по-разному, в том числе и с разными национальными и коалиционными стратегиями. Решение президента России В. В. Путина признать независимость Донецкой и Луганской народных республик полностью меняет мировой порядок.

Об этом заявил, например, и президент Сербии А. Вучич в эфире телеканала RTV Pink: «Это [решение] разрушает всю мировую архитектуру безопасности, [как] и политическую архитектуру безопасности.

...Эта ситуация, вероятно, самая сложная для нас и самая тяжёлая в предстоящие 10–20 лет. ...Меняется мировой порядок»[7].

Развитие конфликта на Украине подтвердило известный вывод о том, что в последние годы мы наблюдаем, как военно-политический союз НАТО трансформируется из регионального блока в глобальную военно-политическую коалицию, откровенно направленную не только против России, Китая, Ирана и КНДР, но и остальных стран, пытающихся сохранить свой суверенитет и национальную идентичность[8]

Кроме того, конфликт на Украине в начале 2022 г. поставил на повестку дня вопрос о необходимости нового понимания роли коллективного Запада и его Североатлантического блока в мире, его политики силового давления и эффективного противодействия такой политике. Поэтому традиционное отношение к НАТО, сформированное в советский период, а тем более попытка его переосмысления в рамках либерально-демократической традиции, предпринятая в 90-е годы, уже не объясняет многих особенностей в развитии альянса. Тем более когда такие особенности, вроде «политизации НАТО», создаются искусственно.

По сути дела, развитие отношений западных государств в XXI в. превратилось под настойчивым влиянием США в формирование широкой западной военно-политической коалиции, в которой страны – члены НАТО составляют своего рода костяк. Другие развитые страны, прежде всего Япония, Австралия и Южная Корея, формируют «восточный фланг», а целый ряд союзников США дополняют коалицию на двусторонней основе, в том числе и государства, которые нередко относят к категории нейтральных или неприсоединившихся стран. Численность участников этой коалиции вдвое превосходит численность стран – членов НАТО.

Поэтому голосование в ООН демонстрирует в определённой степени существующую расстановку сил в рамках западной коалиции и тех стран, которые сохраняют свой суверенитет.

Так, голосование в ООН по антироссийской резолюции (при жёстком давлении и даже открытом подкупе и угрозах со стороны США) показывает, что глобальная антироссийская коалиция в ООН, создаваемая США, столкнулась с серьёзными проблемами. Такое мнение в статье для издания The National Interest высказал эксперт по международной проблематике Т. Карпентер. За резолюцию проголосовала 141 страна, против – пять. Однако Т. Карпентер обращает внимание на большое количество воздержавшихся. «Поскольку США придают такое большое значение созданию подавляющей коалиции против Москвы, другим странам требуется определённое мужество, чтобы отказаться присоединиться к ней. И всё же 35 стран отказались “умаслить” Соединённые Штаты и предпочли вместо этого воздержаться», – пишет аналитик. Для официального Вашингтона особенно тревожным знаком стал тот факт, что за резолюцию отказались голосовать ключевые страны Южной и Восточной Азии, прежде всего Индия и Китай.

Существующая глобальная западная коалиция вышла далеко за рамки региональной организации, призванной обеспечивать безопасность в Евро-Атлантическом регионе, превратившись в инструмент мировой политики Вашингтона.

Агрессии США в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии и целом ряде других регионов были использованы в том числе и для отработки эффективности механизмов управления этой коалицией со стороны США. Яркий пример применения правящими кругами США военно-политической политики – это стратегия силового принуждения по отношению к России в последние десятилетия, в реализации которой в той или иной степени принимают участие порядка 60 государств.

Таким образом, к началу нового века США целенаправленно и настойчиво сформировали на американских условиях широкий проамериканский фронт государств, который обеспечил им достаточно широкую поддержку не только в отношениях с другими государствами, но и поддержку претензий на мировую гегемонию.

Военно-политический конфликт на Украине в силу этих обстоятельств уже превратился в глобальный цивилизационный конфликт между Россией и прозападной коалицией, когда наша страна не просто «вышла из орбиты» Запада, но и продемонстрировала решимость и способность эффективного сопротивления. Именно масштаб и системность этого события требуют своего осмысления.

Продолжение следует.

Автор: Алексей Подберёзкин. Статья опубликована в журнале “Обозреватель - Observer”№ 3–4 (386–387) За 2022г.

>>ЧАСТЬ II<<

>>ЧАСТЬ III<<

>>ЧАСТЬ IV<<

>>ЧАСТЬ V<<


[1] Подберёзкин А. И. Оценка и прогноз развития сценария военно-политической обстановки и его конкретных вариантов в третьем десятилетии нового века // Сб. материалов круглого стола «Угрозы национальной безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». М.: ВАГШ ВС РФ, 2022.

[2] Мироустройство – современная научная картина мира (НКМ). В философском смысле – существующий порядок, взаимосвязь всех объектов мира, космоса. В политическом смысле – система экономических, военных и политических взаимоотношений между всеми государствами и другими акторами в мире, часть международной обстановка, которая включает все другие её важнейшие элементы (отношения акторов, тенденции и пр.).

[3] Миропорядок – международно-правовая система отношений между субъектами международных и военно-политических отношений (МО и ВПО), являющаяся частью мироустройства.

[4] «Общепризнанные нормы», продвигаемые США и их союзниками, – альтернатива международных норм права (Biden’s Speech to Congress: Full Transcription // The New York Times, 29 January 2021).

[5] Подберёзкин А., Родионов О. Институты развития человеческого капитала – альтернатива силовым средствам политики // Обозреватель–Observer. 2021. № 7.

[6] Боброва О., Подберёзкин А., Подберёзкина О. Специфика НКО и правовые основы их деятельности // Обозреватель–Observer. 2021. № 8.

[8] О трансформации альянса говорилось уже на рубеже веков в известных монографиях: Штоль В. В. НАТО: динамика эволюции. М.: Научная книга, 2002; Он же. Новая парадигма НАТО в эпоху глобализации. М.: Научная книга, 2003.

 

07.04.2022
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Россия
  • НАТО