Модель функционирования политики «новой публичной дипломатии» (на примере войны 2011 года в Ливии)

Версия для печати


 

… операции на основе эффектов (ООЭ) – процесс, направленный на получение желаемых стратегических результатов, или «эффект», оказываемый на врата посредством синергетического, мультипликативного и кумулятивного применения полного спектра военных и невоенных возможностей на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях[1]

Л. Савин, политолог

 

Стратегия национальной безопасности США представляет собой взгляд на укрепление и поддержку американского лидерства в мире в начале нового века[2]

Стратегия национальной безопасности США

 

Рассматривая стратегическое сдерживание, принятую за основу в Стратегии национальной безопасности России в сентябре 2015 года[3], в качестве концепции противоборства с политикой «новой публичной дипломатии» западной ЛЧЦ мы неизбежно должны попытаться спроецировать основные теоретические выводы на практику. Иными словами, попробовать приспособить теоретическую модель к практике противоборства. Желательно на конкретном и недавнем примере, например, сползания от конфронтации к войне западной ЛЧЦ в Ливии в 2011 году.

В этой связи предлагается рассмотреть и прокомментировать работу, посвященную анализу военной операции западной ЛЧЦ против Ливии в 2011 году, подготовленную А. Маначинским и опубликованную на сайте Центра военно-политических исследований МГИМО (У) – ВКО «Алмаз-Антей» весной 2016 года[4]. Как представляется, эта статья, написанная в целом для «прикладного понимания», как нельзя лучше иллюстрирует реальную политику «новой публичной дипломатии» западной ЛЧЦ.

Прежде всего можно предположить, что модель внешнего воздействия («принуждения») отчетливо делится на отдельные этапы, не ограничиваясь собственно военным конфликтом. Важнейших из них три:

подготовительный этап, предполагающий самую широкую подготовку к вероятному использованию военной силы во всех областях – гуманитарной, международной, экономической и др., – целью которого является создание максимально неблагоприятных внешних и внутренних условий для функционирования политического режима (правящей элиты) в стране;

этап формирования и развития оппозиции внутри страны, предполагающий, в свою очередь, несколько стадий – от протеста отдельных социальных групп до силового сопротивления властям. На заключительных стадиях этого этапа предусматривается прямое участие сил специальных операций и развертывание террористической деятельности;

этап вооруженного вмешательства, характеризующийся прежде всего активностью сил и средств воздушно-космического нападения (ВКН), а также сил специальных операций (пример: Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия). На  заключительной стадии возможно использование сухопутных сил США, НАТО и других союзников по коалиции;

этап стабилизации и установления контроля, которым должна заканчиваться вся операция по «принуждению» противника. Эта стадия предполагает не только уничтожения сопротивления, но и создание лояльного режима.

Стратегическая цель: дестабилизация и ликвидация режима М. Каддафи с целью получения контроля над природными ресурсами Ливии и ликвидации центра консолидации сил ряда стран Африки, Ближнего и Среднего Востока.

Публично-декларативная цель «новой публичной дипломатии»: защита гражданского населения и оппозиции и ликвидация диктаторского режима[5].

«Официальной целью развязанной войны была защита гражданского населения от режима Муамара Каддафи. Реально: смена режима и свержение лидера. США, Великобритания, и Франция возглавили и нашли повод для смены режима в Ливии, чтобы утвердить свои региональные геостратегические интересы восстаний в соседних Тунисе и Египте и установить в Ливии режим, больше соответствующий требованиям транснациональных нефтяных компаний, ищущих пути использования прибыльных запасов нефти страны. Другими словами, борьба за природные ресурсы…

Напомню, что только Ливия и Сирия – эти две страны с берегов Средиземного моря, которые не находились под контролем или влиянием Вашингтона. Здесь, естественно, не обойдешься войны. «Suggestively, protests also have broken out in Syria»[6].

Военно-политические предпосылки: превосходство в средствах воздушно-космического нападения (ВКН) и слабость сил ПВО Ливии обеспечивают свободу любых силовых действий в отношении Ливии со стороны западной ЛЧЦ.

«Анализ военных конфликтов и локальных войн ушедшего ХХ и начала ХХI веков показывает, что войска ПВО являются практически единственной эффективной силой, которая может противостоять внезапному массированному воздействию пилотируемой и беспилотной авиации, усиленному применением крылатых и баллистических ракет. Военные аналитики считают, что эти тенденции в вооруженном противоборстве сохранятся и в будущем…

«Последнее десятилетие характеризуются значительным количеством вооруженных конфликтов, в которых четко обозначилась тенденция все нарастающего противоборства средств воздушного нападения (СВН) и ПВО.

Результаты, достигаемые в борьбе с воздушным противником, сказываются не только на начальной стадии боевых действий, но и на итогах войны в целом. Так, низкая эффективность ПВО, проявленная во время развязывания боевых действий, уже не может быть компенсирована в дальнейшем даже при наличии у обороняющейся стороны более сильной группировки сухопутных войск. В свою очередь успешное отражение средствами ПВО воздушного нападения, нанесение атакующей стороне неприемлемого для нее ущерба может вынудить ее отказаться от проведения в дальнейшем наступательных действий…»[7]

Тактика «усыпления бдительности». До определенного времени лидерам будущих жертв – государств давали понять (как правило, устно, без протокольных обязательств), что ситуация в конечном счете будет для них благополучна. Подлинные цели тщательно скрывались. Так было, например, с М. Горбачевым, которому «обещали» не расширять НАТО на восток, но так было и со всеми – Милошевичем, Чаушеску, Хусейном и др. Целью такой тактики было вполне конкретное создание препятствия для подготовки к отражению агрессии, формированию в лагере противника групп соглашателе и откровенных предателей. Не только в СССР, но и в Ираке, в Ливии и в других странах эти «соглашатели» и «предатели» сыграли выдающуюся роль.

«Триполи настойчиво объясняли, что устоять против агрессии без противовоздушной обороны, невозможно, так как это может привести к серьезным потерям в живой силе, в вооружениях и военной технике. Должны быть приняты неотложные меры по созданию противовоздушной обороны, но реальных шагов в деле укрепления системы ПВО не было сделано.

Полковник Каддафи утратил бдительность – не смог во все вникнуть, но надо бы было вникнуть (плюс существовало определенное недоверие/подозрительность к специалистам бывшего СССР), ибо ПВО – это та система, без которой государство превращается в беззащитного “ягненка”»[8].

Странным образом, но неизбежно напрашиваются ассоциации с СССР и Россией, где влиятельна группа политиков и ученых либеральной направленности с начала 80-х годов убеждает руководство страны и общественность в бессмысленности создания ПРО США и соответствующих систем в России потому, что СССНВ гарантированно уничтожает стратегическую оборону.

Роль ООН. Как правило. ООН контролируется, как и ОБСЕ, США и их союзниками. Особенно, когда другие члены Совета Безопасности не занимают внятной позиции.

«Совет Безопасности ООН 17 марта принял резолюцию, предусматривающую введение беспилотной зоны над Ливией и открывающую возможность иностранного военного вмешательства в ситуацию в этой североафриканской стране. Резолюция, санкционирующая введение над Ливией зоны, свободной от полетов, означала, что военные самолеты Муаммара Каддафи не имели права наносить удары по оппозиционерам. Кроме того, резолюция Совбеза предусматривала «все необходимые меры» для защиты гражданского населения Ливии от сил Каддафи. Данная формулировка фактически разрешила международную военную интервенцию»[9].

На этом, собственно говоря, завершился первый и второй этапы операции по «принуждению» – созданию благоприятных условий и вооруженной оппозиции, – когда США удалось создать широкую международную коалицию, включающую не только страны-члены НАТО (Швецию, Иорданию, Катар, ОАЭ и др.), но и нейтрализовать возможную внешнюю поддержку М. Каддафи (России, Китая и др. стран).

Следующий, третий этап – воздушно-космическое нападение – начался 19 марта:

«На рассвете 19 марта колонна ливийских правительственных войск, направлявшаяся в Бенгази, чтобы, как говорил Каддафи, «давить крыс и тараканов», за несколько минут была уничтожена ударами с воздуха – пишет эксперт А. Маначинский. – Так стартовала операция, а если точнее, начались три операции – французская, британская и американская.

Позднее к союзникам присоединились самолеты Бельгии, Греции, Дании, Испании, Италии, Канады, Нидерландов, Норвегии, а также не состоящих в НАТО Швеции, Иордании, Катара и ОАЭ.

В операции по блокированию побережья Ливии приняли участие ВМС Болгарии, Румынии и Турции.

Карта_Ливия

При этом главная цель – влияние на правящую элиту – оставалась, несмотря на массированное военное нападение. Эта главная цель, как всегда, концентрировалась на лидере – М. Каддафи. Примечательно, что уже сегодня такой же целью в России является В. Путин, которого вопреки всякому протоколу Х. Клинтон назвала в сентябре 2016 года, например, «главным координатором радикального национализма в мире».

«Каддафи должен покинуть страну», – требовали президент США и его французский коллега Николя Саркози… Он предлагал ливийскому лидеру уехать, угрожая в противном случае убить его в Ливии»[10].

Примечательно, что в такой политике Запад всегда делал вид, что готов к компромиссам (обеспечению личной безопасности и др. гарантиям), но в итоге всегда «забивал» об этом после уничтожения противника. Это говорит о том, что ни у кого не должно быть иллюзий относительно поведения Запада в конечном счете.

«Полковник оказался наивным как девушка: решил, что если он дал деньги на предвыборную кампанию Саркози, то этим приобрел себе друга. Но однажды похвалившись этим, нажил смертельного врага»[11].

Для западных стран во главе со США главным источником зла стал полковник Каддафи. Еще бы, полковник оставался знаменем борьбы против финансовой олигархи и к тому же приверженцем пан-африканизма, ярым защитником африканского единства, опиравшимся на созданный за сорок лет правления собственный военный, промышленный, и политический потенциал.

Реализация военного этапа всегда сопровождается «озабоченностью» Запада в отношении неизбежных гражданских потерь, которые, как показывает опыт:

– растут и их соотношение достигает 1 : 10 и даже 1 : 20 в таких войнах;

– используются для сдерживания активности другой стороны. Это повторяется всегда, в т.ч. и в Сирии в 2015–2016 годах, когда деятельность ВКС РФ пытаются ограничить «гуманитарными» соображениями.

США, Великобритания и Франция – «двигатели» войны провозглашали «гуманитарную озабоченность» жизнями ливийских гражданских лиц и выступали с позиции так называемой «ответственности защищать». Однако никакой гуманитарный покров не мог скрыть их хищных клыков, готовых откусить нефтяные и газовые месторождения, а также поживиться ливийскими деньгами и отобрать 144 тонны золота.

Реальные причины войны против Ливии были следующими: «Экономически Ливия – не была в долгу перед международными банкирами, она не занимала денег у Международного валютного фонда ни на какие «структурные улучшения». Она использовала нефтяные деньги на социальные нужды – в том числе, на проект рукотворных рек и на вложения/помощь странам вблизи Сахары. Её независимый центральный банк не управлялся западной банковской системой. Каддафи искал пути вывода Африки из-под «международного хомута» – Всемирного банка, МВФ и других банковских структур. Всё в целом стало крайне дурным примером для развивающегося мира.

ВВП на душу населения – 14 192 доллара США, пособие по безработице около 730 долларов в месяц, зарплата младшего медперсонала 1000 долларов в месяц, никаких существенных налогов, бесплатное образование и медобслуживание, беспроцентные кредиты на покупку машины или квартиры. Немало безработных американцев не возражало бы получить билет в один конец – до Триполи[12].

Все это вызывало раздражение у Запада, отсюда и военное нападение на Ливию, и империалистические аппетиты, лежащие в его основе, указывали на тот факт, что империалистическая война снова в очень реальной степени стояла на исторической повестке дня.

Кстати, действующей на тот момент Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен 10 марта 2011 года подчеркнул: «Мы не ищем повода для Интервенции в Ливии, но мы нуждаемся в чистой легальной базе для ее осуществления»[13].

Легитимизацию США и НАТО нашли в СБ ООН, где Бразилия, Китай и Россия, промолчав, скорее всего исключительно с целью скрыть собственную слабость и не способность противостоять оголтелому США и их союзникам по НАТО, по сути, открыли путь к бомбардировкам Ливии.

Этап вооруженного нападения на Ливию А. Маначинсский описывает следующим образом: 19 марта для Ливии начался ожидаемым пуском крылатых ракет 124[14] RGM/UGM-109E Tomahawk Land Attack Missile (TLAM Block IV) – усовершенствованная версия КР TLAM-C с дальностью полета 1700 км, оснащенная системами GPS, INS, TERCOM, DSMAC – (122 США, 2 Британия) против 20 ливийских целей вокруг Триполи и Мисрата.

22 марта 2011 был нанесен удар 159 крылатыми ракетами морского базирования с кораблей ВМС США и Великобритании по наземным целям в Ливии.

Кроме того, с 19 по 31 марта в воздушной операции принимали участие вся авиация США и НАТО.

Воздушная операция НАТО против режима Каддафи шла более пяти месяцев. Действовало НАТО в соответствии с мандатом ООН.

С 31 марта по 24 октября (218 дней), когда операция перешла под командование НАТО и получила название «Объединенный защитник» (Unified Protector), было осуществлено 26323 вылета, из них 9 тысяч 658 – боевых.

Только 23 октября было совершено 42 вылета, из них 12 боевых.

«Мы гордимся такой работой. Наше военное вмешательство стало подлинным успехом. Но в то же время мы радуемся и тому, что вооруженные отряды оппозиции продвигаются вперед и организованы сегодня лучше, чем на начальном этапе», – сказал тогда Андерс Фог Расмуссен.

«Для режима Каддафи противоборство проиграно. Он абсолютно ничего не добьется, пытаясь продолжать боевые действия. Ливийский народ сделал выбор, это его победа против тирании. Это заслуга самих ливийцев и, разумеется, возглавляющих их оппозиционных сил. Надеюсь, скоро мы сами сможем заявить, что завершили свою миссию успешно» – подчеркивал Расмуссен[15].

За 7 месяцев воздушно-космического нападения, т.е. войны средств ВКН и ПВО, США и их союзники использовали фактически все свои возможности в массовом масштабе.

Карта_Ливия Египет

Впервые, применительно к африканскому континенту, в Ливии были задействованы новые образцы вооружения:

– стратегические бомбардировщики В-2А (несут высокоточные боеприпасы 8 GBU 27 или 12 JDAM, или 8 AGM-154 JSOW, или 8 AGM-137 TSSAM)[16], действовавшие с континентальной части США,

– крылатые ракеты Tomahawk Block IV (TLAM-E),

– самолеты радиоэлектронной борьбы EA-18G Growler ВМС США, которые идут взамен самолетов РЭБ ЕА-6В Prowler, действовавшие с авиабаз Сигонелла и Авиано,

– многоцелевой истребитель Eurofighter Typhoon ВВС Великобритании,

– французский истребитель «Рафаль»,

– два самолета огневой поддержки сухопутных подразделений AC-130U,

– беспилотный вертолет MQ-8B Fire Scout.

Силы и средства ПВО. Численность ВВС Ливии составляла 18000 человек. Основные авиационные базы располагались в городах Бенгази, аль-Эдеме, Триполи, Завият аль-Байде, Гат, Себха и Тобрук. На вооружении ливийских ВВС состояли самолеты: «Мираж» F1 (12 самолетов), МиГ-21 (16), МиГ-23 (89), МиГ-25 (54), Су-20/22. ПВО Ливии включали 6 бригад, на вооружении которых находились: 18 ЗРК С-75 (SA-2), три бригады ЗРК С-125 (SA-3) (по 12), четыре бригады ЗРК С-200 (SA-5). Кроме того, имелись четыре зенитно-артиллерийских дивизиона ПВО и рота радиотехнической разведки.

Ливия, имея более чем внушительный арсенал зенитных комплексов различных типов, с задачей отражения налетов явно не справлялась. Ведь надежную защиту от ударов с воздуха невозможно организовать за счет простого накопления средств ПВО – нужны их грамотные организация и управление боевыми действиями, высокая техническая готовность средств ПВО и обученные кадры[17].

Следует напомнить, что санкции с Ливии были сняты в 2004 году, то есть для восстановления в полной мере боеспособности ливийской ПВО было шесть с лишним лет, но, к сожалению, особого внимания к укреплению системы ПВО власти Триполи не проявляли. Хотя к приобретениям в этот период следует отнести 50 ЗРК «Джигит».

Лишь в конце 2008 года Ливия проявила заинтересованность в закупке нескольких дивизионов ЗРК С-300ПМУ2 «Фаворит», а также двадцати ЗРК «Тор-М1» и «Бук-М1-2», истребителей МиГ-29СМТ и Су-30МК, нескольких вертолетов Ми-17 и Ми-35, а также ударных Ка-52. Поскольку Ливийская армия была оснащена на 90% вооружением и военной техникой Советского производства, то предполагалось, что Россия осуществит их модернизацию.

Кстати Россия списала долги еще советского периода в сумме 4,5 млрд долларов в надежде на поставки вооружения и военной техники.

Для России предполагаемые контракты на поставку вооружений и военной техники были достаточно приличны, но воспользоваться ими РФ так и не смогла.

Сегодня никто не задает вопрос, почему же в ходе пятимесячных бомбежек не было сбито ни одного самолета? Тогда может последовать еще вопрос: а стреляли ли вообще ливийцы? Ответ – стреляли, но не уверенно. А ведь накопленного оружия ПВО ливийцы имели более чем достаточно. Можно каждому ливийцу было выдать по единице оружия ПВО.

Вероятно, в Триполи были настолько напуганы авиацией, что забыли отдать приказ на уничтожение авиации супостата[18], (!!) – считает эксперт.

Примечательно, что в условиях полного поражения в воздушной войне М. Каддафи не прекращал сопротивления. «Войска полковника Каддафи несли потери в вооружении, военной технике и в живой силе. Однако ему удавалось в перерывах между воздушными ударами производить передислокацию, пополнение людьми, замену техники, возвращая боеспособность, оставаясь опасным противником. Натовские руководители теряли головы в догадках, как это ему удавалось, поэтому в рядах инсургентов появились многочисленные советники из стран НАТО и частных военных кампаний. Использовался также подкуп сторонников Каддафи, как это было в Ираке, где неожиданный перелом был достигнут успехами «генерала Доллара»: американские спецслужбы провели работу с ключевыми фигурами в обороне Багдада, которые и сдали им город в обмен на гарантии безопасности для себя и членов семей, а также многомиллионное вознаграждение.

Но в отличие от Багдада, где иракские войска почти не оказали сопротивления оккупантам, Триполи держался.

«Декоративные» инсургенты при поддержке авиации НАТО 22 августа заняли большую часть ливийской столицы. Во вторник, 23 августа, силы повстанцев смогли взять последний оплот правительственных войск – укрепленный квартал Баб-аль-Азизия, где была расположена резиденция Каддафи»[19].

При падении Триполи и поражении Ливии война против Каддафи не прекращалась. И здесь не должно быть иллюзий и у российской элиты: компромисса, «промежуточного» варианта не будет. В Ливии Западу нужна была голова Каддафи (причем, показательно жестоко добытая), но то же самое и в других конфликтах – Афганистане, Ираке и этого же хотят от Сирии: «Главным для операций НАТО стали исступлённые попытки выследить и убить Муаммара Каддафи, чтобы раз и навсегда избавиться от неудобного, и, прежде всего, действительно независимого главы государства. Полковник всячески демонстрировал свою независимость и разоблачал Запад очень часто – в своих резких, иногда и экстравагантных выступлениях, а это не прощают. Вот и Николя Саркози готов был его растерзать. Этот «новый» Наполеон не зря вернул Францию в военную организацию НАТО.

За голову Каддафи была объявлена премия в 1,7 млн долларов, и британские СМИ теперь открыто хвастаются, что силы спецназа SAS возглавляли поиски его и его семьи. Да и само действо осуществлялось в рамках операции под кодовым названием «Рассвет русалки». Обучение повстанцев проводили сотрудники британской разведслужбы МИ-6 и британского спецназа, а также военные из Франции, Катара и ОАЭ.

Американские беспилотники Predator («Хищник»), самолеты ДРЛО «Авакс» и другая разведывательная техники были устремлены на эту североафриканскую страну, чтобы помочь поискам полковника.

Пять месяцев НАТО терроризировали бомбами и ракетами население Ливии под флагом «защиты гражданского населения». Секрет их успеха – участие спецслужб стран альянса на стороне инсургентов»[20].

Резюме.

1. Итак, если есть у тебя, чем защитить своё небо, – значит, ты независим, волен в политике и решениях. Нет – «тогда мы летим к вам!». Точнее, ОНИ прилетят незамедлительно, что и продемонстрировал самый «миролюбивый в мире» военный блок НАТО.

2. Под флагом «миротворчества» самый военизированный и агрессивный блок НАТО во главе с США и нобелевским лауреатом Бараком Обамой в очередной раз проявили свою звериную сущность в Ливии. СБ ООН сдал Ливию агрессорам своими «миротворческими» резолюциями. Китай и Россия, не применив право вето, по сути, предали полковника Каддафи вместе со своими интересами в этой стране. Около 3% импорта сырой нефти в Китай приходится на Ливию. Согласно китайским СМИ, перед войной в Ливии работали 75 компаний, штат которых насчитывал 36000 сотрудников, которых Китай был вынужден эвакуировать, предприняв самую большую из известных операций подобного рода.

США и НАТО в качестве удобной приманки использовали «интервенцию в гуманитарных целях», за которой присутствовала «программа хищников» - обеспечение доступа к активам и ресурсам.

Тем временем, Великобритания отправила в Ливию 227 млн. долларов на самолетах ВВС страны для нужд повстанцев. Стоит отметить, что всего было заморожено порядка 168 млрд долларов из активов Каддафи и ливийских резервов.

Автор: А.И. Подберезкин



[1] Савин Л. Новые способы ведения войны. Как Америка строит империю. – СПб.: Питер, 2016. – С. 99.

[2] National Security Strategy. – Wash.: GPO, 2015. February. – P. 29.

[3] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями: аналит. доклад / [А.И. Подберезкин (рук. авт. кол.) и др.]. – М.: МГИМО-Университет, 2016. Июль. – 86 с.

[4] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[5] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями: аналит. доклад / [А.И. Подберезкин (рук. авт. кол.) и др.]. – М.: МГИМО-Университет, 2016. Июль. – 86 с.

[6] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[7] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[8] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[9] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[10] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[11] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[12] Пепе Эскобар. АфПак приходит в Африку 27-04-2011 / http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/afpak_prihodit_v_afriku/

[13] Jane’s Defence Weekly. – 16 March 2011. –P.4.

[14] General Carter Ham, Commander, U.S. Africa Command (19 March 2011). «STATEMENT: AFRICOM Commander on Commencement of Military Strikes in Libya». US AFRICOM. http://www.africom.mil/getArticle.asp?art=6222&.

[15] Генсек НАТО считает операцию в Ливии «подлинным успехом». – Дата публикации: 29-08-2011 / http://www.rosbalt.ru/main/2011/08/27/883706.html

[17] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[18] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[19] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

[20] Маначинский А.Я. Зона, свободная от полетов, как инструмент войны / Эл. ресурс: Центр военно-политических исследований. 2016. 31 марта / http://eurasian-defence.ru/

 

01.04.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век