Модель базового сценария военно-политического развития США до 2025 года

Версия для печати

 

… через четверть века после окончания холодной войны Соединенные Штаты стоят на краю пропасти скатываясь в очередные ядерные дебаты[1]

Ф. Каплан, публицист

 

Построение модели (концепции) базового сценария военно-политического развития[2] США требует изначального прогноза развития МО и ВПО (т.е. условий, в которых будут развиваться США до 2025 года), а затем собственно модели развития страны, которые в итоге должны вылиться в представление о двух взаимосвязанных процессах развития крупных систем — международной и военно-политической, с одной стороны, и собственно национальной, американской, с другой. При этом «модель США» одновременно будет выступать как влиятельным субъектом формирования МО и ВПО, так и объектом влияния со стороны ВПО в мире, в особенности, влияния таких новых факторов, как новые центры силы и ЛЧЦ.

Подобное отношение к одному из субъектов ВПО–США — означает, что этот субъект обладает набором характеристик и особенностей, которые делают его исключительным, выделяя из других субъектов ВПО. Подобная исключительность объясняется, на мой взгляд, прежде всего безусловным технологическим и научным лидерством США, которое обеспечивает им долгосрочные возможности по превосходству в экономической, политической и военной областях. Так, к 2018 году США стали безусловным лидером, опережающим качественно другие страны, в области НТП.

Рис. 1. Затраты на научные исследования и разработки[3]

В самом общем, формально-логическом виде стратегический прогноз базового сценария военно-политического развития США до 2025 года коротко можно разделить на 3 этапа следующим образом[4]:

1 период: (Оценка ситуации). Анализ современной ВПО и состояния современного сценария развития США. В нашем случае означает признание того, что он представляет собой ускоренную реализацию сценария «Военно-силового противоборства» США и западной ЛЧЦ  и в целом с другими ЛЧЦ, странами, коалициями и акторами, но прежде всего, Россией, КНР и исламской ЛЧЦ.

2 период: Прогноз развития эскалации сценария «Военно-силового противоборства» в варианте доминирования вооруженного противоборства с применением военных средств до 2025 года, либо в другом варианте того же Сценария.

3 период: Допущение того, что эскалация в развитии военной политики США реализуется до 2025 года в трех наиболее вероятных вариантах базового сценария:

— «оптимистическом»;

— «реалистическом»;

— «пессимистическом».

При этом важно признать, что в основе любого сценария развития США будут находиться несколько общих, обязательных для соблюдения принципов:

во-первых, ставки на военно-силовое принуждение;

во-вторых, установки на сохранение научно-технического превосходства;

в-третьих, установки на коалиционную стратегию западной ЛЧЦ.

С временной точки зрения развитие базового сценария США можно разделить на следующие отдельные периоды и один этап:

Рис. 2. Этапы и периоды развития наиболее вероятного базового сценария США[5]

Новый этап развития США начинается по мере завершения «Пессимистического» варианта развития базового сценария. Он становится к 2025 году доминирующим вариантом Сценария.

На базе этого нового этапа и предшествовавшего «пессимистического» варианта формируется новый базовый сценарий развития США после 2025 года, который будет реализовываться в зависимости от конкретных условий в одном из своих вариантов, основанных на известных к настоящему времени парадигмах. Это необходимо иметь в виду потому, что уже в настоящее время, т.е. в 2017–2018 годы, в США будет происходить подготовка к военной политике «после 2025», когда ВПО в мире может существенно измениться. Эта новая ВПО в мире может развиваться в зависимости от того, чем закончится к 2025 году эскалация военной политики США и западной ЛЧЦ. На мой взгляд, основными результатами могут быть следующие:

Таблица 1. Основные результаты эскалации «Военно-силового сценария» развития политики США и их союзников к 2025 г.

Прогноз возможных вариантов, развивающих сценарии, после 2025 года, основанных на доминировании новых парадигм, прежде всего, в соотношении мировых сил и развитии глобальных тенденций.

Предлагаемая логика и сценарии могут стать, естественно, только основой для дальнейших размышлений и прогноза, но даже в этом своем качестве она сужает анализ и прогноз до вполне ограниченного и поддающегося рациональному осмыслению реалистического перечня наиболее вероятных сценариев и их вариантов развития США, из которых выделяется, в конечном счете, единственный, базовый, сценарий и его варианты развития США до 2025 года и после 2025 года.

Негативной стороной такого подхода является:

— исключение изначально неких, теоретически возможных (например, «многополярных»), сценариев развития МО, которые могут быстро перейти из состояния «возможные» в состояние «вероятные». Такие ситуации в истории человечества периодически возникали и необходимо изначально допускать их повторение, хотя прогнозировать их невозможно. Так, например, еще в декабре 1916 года в России никто не прогнозировал февральскую революцию;

— отказ от рассмотрения изначально неких возможных «оптимистических» сценариев развития МО и США, в основе которых лежат принципы международного права, нравственности или иные мотивы. Эти любимые частью российских политологов сценарии, стали в последние десятилетия неизбежной и обязательной чертой политического ландшафта, хотя основания для этого никаких нет;

— известная механистичность и формальность в перечне вариантов одного и того же сценария, которая ведет к определенному упрощению восприятия;

— сценарий развития политики США рассматривается в самой тесной связи и даже зависимости по сценариям развития МО и западной ЛЧЦ, которые иногда в истории страны не имели решающего значения.

Итак, не только доминирующим, но и единственно реальным стратегическим сценарием развития США до 2050 года, в конечном счете, представляется сценарий «Военно-силового противоборства» с другими ЛЧЦ, в котором Соединение Штаты выступают силовым лидером и основным выгодополучателем.

При этом наиболее реальными вариантами этого «Военно-силового сценария» остаются «Вариант № 1» Д. Трампа и «Вариант № 3», который условно можно назвать «лидерством в глобализации». И в одном, и в другом случае, однако, предполагается защита позиций США с помощью военной силы.

Рис. 3. Стратегический прогноз базового сценария развития США до 2025 года и после 2025 года

В данной модели не дается прогноз развития США после 2025 года, хотя в конце работы и делается некая попытка продемонстрировать некоторые возможные сценарии. При этом как уже говорилось, необходимо четко разделить этот этап развития США, как минимум, на три периода — до 2019 года, 2019–2021 годов и до 2023–2025 годов. Периоды, которые будут не только резко отличаться друг от друга, но и, строго говоря, должны быть отделены в соответствующей сегодня практике на краткосрочные и среднесрочные. При этом я исхожу из того, что в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе (до 2025 года) ВПО и СО будет меняться достаточно динамично, но не радикально в силу того, что нам, в 2017 году, известны не только имеющиеся, но и находящиеся в завершающих стадиях разработки ВВСТ, а также способы их использования.

Иначе говоря, характер современной войны и военных конфликтов до 2025 года мы можем прогнозировать достаточно точно.  Как и количественные характеристики ВС противостоящих сторон. В качестве иллюстрации, например, можно привести описание, данное в одном из пособий США состояния и ближнесрочных перспектив средств огневого поражения России на конец 2016 года.

Исходя из этих характеристик, можно также корректировать основные представления о способах вооруженной борьбы, тактике, оперативном искусстве и даже стратегических операциях:

 Рис. 4. Возможности средств огневого поражения России[6]

В среднесрочной перспективе (до 2025 года), на мой взгляд, лидерство США, безусловно, сохранится, а, возможно, даже и упрочится. Ожидать до 2025 года масштабных кризисов и рецессий, которые угрожали бы мировому лидерству США в эти годы, вряд ли стоит.

Единственным возможным конкурентом на экономической и «технологической поляне» им сможет стать Китай, но это может произойти только в нескольких отдельных научно-технических и технологических областях.

На коалиционном антизападном фронте возможно формирование межцивилизационных союзов и клубов, имеющих определенную антизападную и антиамериканскую направленность во главе с некоторыми ЛЧЦ, прежде всего российской, китайской, исламской и — в более далекой перспективе бразильской, индонезийской и др. Таким образом можно утверждать, что в среднесрочной перспективе сохранится контроль США над системой союзов и союзников, созданной и действующей эффективно в Афганистане, Ираке, Иране, на Украине, а, в конечном счете — против России. Более того, к этому союзу смогут добавиться не только отдельные страны, например, Вьетнам, но и целые ЛЧЦ, например, Индия, которая может стать к 2040 году второй по величине ВВП страной в мире. Но даже подобное развитие событий не повлияет радикально на позиции США.

Таким образом, два основных «столпа» американской мощи — технологическое и экономическое превосходство, с одной стороны, и возглавляемая ими широкая западная коалиция, с другой стороны, — в среднесрочной перспективе до 2025 года не просто сохранятся, но и, скорее всего, укрепятся.

В долгосрочной перспективе (до 2050 года) лидерство США неизбежно будет поставлено под угрозу, что, однако, отнюдь не означает его неизбежного падения, но развитие ВПО после 2025 года, на мой взгляд, будет уже качественно отличаться от предыдущего периода.  военно-политической обстановки

Это особенность, безусловно, радикально повлияет и на внешнюю, и военную политику США после 2025, которая, вероятнее всего, станет еще более агрессивной

Автор: А.И. Подберёзкин



[1] Каплан Ф. Переосмысление ядерной политики // Россия в глобальной политике, 2016. Ноябрь–декабрь. — № 6. — С. 161.

[2] Военно-политическое развитие (субъекта ВПО) — зд. процесс развития (деградации) основных составляющих военной политики того или иного субъекта  — военного строительства, военного искусства (тактики и стратегии) как части общей политики государства.

[3] Акимов А.В. Цивилизации XXI века: конфликты и контакты / http://www.intelros.ru/pdf/repnoe/2012/05.pdf

[4] См. подробнее: Некоторые аспекты анализа военно-политической обстановки: монография / под ред. А.И. Подберезкина, К.П. Боришполец. М.: МГИМО, 2014. — 874 с.

[5] Подберезкин А.И. Стратегия национальной безопасности России в XXI веке.  — М.: МГИМО-Университет, 2016 / http://eurasian-defence.ru/node/37245

 

05.03.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век