Миротворческие операции ВС России: Приднестровье

Версия для печати

Весной 1992 г. резко обострился конфликт в Приднестровье. С 1989 г. в этом регионе возрастала напряженность между правительством Молдавии (сначала партийно-правительственным руководством Молдавской Советской Социалистической Республикой, а в после 1991 г. правительством независимой Республики Молдова) и местным русскоязычным населением, которое заявило о создании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики (позднее так же переименованной в Приднестровскую Молдавскую Республику). Сепаратистские настроения в Приднестровье поддерживались симпатиями как Москвы, так и расквартированных в регионе частей советской  14-й армии. Ряд неудачных политических ходов обеих сторон привели к эскалации напряженности и вооруженным стычкам начиная с ноября 1990 г., в марте 1992 г. начавшим перерастать в   открытые   военные  действия.

Под сильным давлением различных общественных кругов российское руководство начинает активно вмешиваться в происходящие в Молдавии события. Националистическая оппозиция требует военной помощи русскоязычному населению Приднестровья. Добровольцы, включая группы казаков, отправляются поддержать      сепаратистов.     Демократическое      правительство     Гайдара, в частности министр иностранных дел Андрей Козырев пытаются отстаивать дипломатический путь выхода из кризиса, доказывают,    что   военное   решение   проблемы   Приднестровья   невозможно.   2 апреля расквартированные в регионе части бывшей советской  14 армии переходят под юрисдикцию России. Это происходит на следующий день после неудачной попытки усилить полицейские силы Молдавии в Бендерах — частично контролируемом приднестровскими властями городе на правом берегу Днестра. Армейский гарнизон Бендер принимает обращение с просьбой придать 14   армии   статус   миротворческих  сил.

7 апреля 1992 г. А. Козырев, выступая в качестве посредника, проводит многостороннюю встречу, пытаясь найти компромиссное решение. Создается смешанная комиссия из представителей правоохранительных органов и напряженность несколько снижается. Но «партия войны» и в России, и в Молдавии оказывается сильнее. Российский вице-президент Александр Руцкой резко высказывается по поводу «паркетной дипломатии» Андрея Козырева и настаивает на необходимости решительных действий. Такие выступления прямо провоцировали «партию войны» и в Приднестровье. Националистические элементы с обеих сторон также пытается решить проблему военным путем. После серии взаимных провокаций 19 июня в Бендеры входят регулярные части молдавской армии и волонтеры, прибывшие из разных районов Молдавии. В ходе столкновений гибнет множество мирных жителей. Приднестровские формирования, используя технику 14-й армии,    останавливают    продвижение    правительственных    войск, отбивают часть города. Начинается позиционная война.

Важным фактором, остановившим войска молдавского правительства, стала позиция российских войск, выраженная в выступление нового командующего 14 армией генерала Александра Лебедя. Командующий прямо обещал поход на Кишинев и своими действиями   не   оставлял   сомнений,   что   эти   обещания  выполнит.

Так российская артиллерия стала наносить удары по молдавским войскам, как сообщалось в прессе, в ответ на обстрелы территорий военных частей. Московское руководство не стало одергивать воинственного   генерала.

Открытое вступление 14 армии в конфликт поставило бы молдавские силы на грань прямого военного поражения. Только после возникновения этой угрозы последовало соглашение между Молда- вией и Россией «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровье» от 23 июля 1992 г. Согласно этому соглашению были созданы трехсторонние  миротворческие  силы, в которые вошли представители конфликтующих сторон и России. Миротворческие силы включали в себя 12 батальонов, 6 из которых были российские. Российская часть миротворческих сил была направлена в Приднестровье из внутреннего района России —Приволжского военного округа.

Была создана зона безопасности длиной 220 и шириной 10–  20 км по обе стороны реки Днестр. Руководство миротворческими силами было возложено на “Объединенную контрольную комиссию по урегулированию вооруженного конфликта в приднестровском регионе”, в которую входили по 6 представителей конфликтующих сторон и России. Деятельность российских миротворцев включала в себя минимальный стандартный набор мер по разграничению — разведение конфликтующих стороны в случаях возникновения напряженности, осуществление контроля за складированием оружия, организация постов и застав. Первый руководитель миро- творческой операции генерал-полковник Эдуард Воробьев, позднее ставший известным общественности из-за отказа возглавить российские войска в начале военной компании в Чечне, так описывал обстановку во время своего командования: «Первоначально то одна, то другая сторона открывали огонь каждый день. Но быстрая реакция на каждый случай стрельбы, применение эффективных мер расследования и поиска виновных привели к тому, что к се- редине сентября случаи применения оружия стали единичными». К этому сроку по каждому случаю применения оружия проводилось разбирательство на месте и принимались решения на еже- дневных заседаниях комиссии. Дополнительно, миротворческие силы стали проводить изъятие незаконно хранящегося стрелкового оружия,   боеприпасов,   разминирование   плотин,   садов,   полей.

По ходу своей деятельности миротворческие силы в некоторых случаях объединяли для выполнения конкретных задач представителей   различных   контингентов   миротворческих   сил, в других случаях задачи решались изолированными силами. На дорогах были организованны совместные контрольно-пропускные пункты, на которых находились миротворцы, представлявшие одну из конфликтующих сторон и Россию. При защите же от подрыва плотины гидроэлектростанции на Днестре охрану несли только российские миротворцы. Согласно рассказам одного из офицеров, принимавших участие в охране гидроэлектростанции, в разное время предпринимались попытки ее взрыва то с одной, то с другой стороны. В некоторых случаях, когда намерения подходящих ночью групп были очевидны, миротворцы из специально оборудованной засады открывали огонь без  предупреждения.

Участие в операции по поддержанию мира находящихся в регионе частей российской 14-й армии не предусматривалось. Однако командование российского контингента миротворческих сил постоянно поддерживало связь с ее командующим А. Лебедем. В значительно большей степени, чем миротворческие силы, подразделения 14-й   армии   могли   осуществлять   меры   направленные на стабилизацию обстановки в Приднестровье, такие как разоружение и ликвидация бандитских групп, в которые превратились некоторые из парамилитарных формирований Приднестровья. Эти группы провоцировали напряженность и были постоянным источником опасности для населения, как на левом, так и на правом берегу Днестра.

Так совместными усилиями 14 армии и миротворческих сил в городе Дубоссары была ликвидирована группа бандитов, по словам генерала Э. Воробьева, «состоявшая частично из бывших работников правоохранительных органов, частично уголовников. Они провоцировали обе стороны, обстреливая и тех и других». Была проведена тщательно спланированная операция по ликвидации этой группы. После этого обстановка стала значительно спокойнее, а затем окончательно стабилизировалась.

В Приднестровье фактически возникла ситуация двоевластия. В результате ультимативных требований командующего 14-й армии к Приднестровскому руководству российские военные стали осуществлять   охрану   общественного   порядка,   задержание    лиц, подозреваемых в совершении преступлений проверки и досмотры на вокзале и дорогах Приднестровья. В конце 1992–1993 г. российская комендатура в Тирасполе с приданными ей силами, действуя явочным порядком, присвоила себе правоохранительные функции и частично функции миротворческих сил. Это создало напряжение в отношениях с местным властями, но местное население поддержало действия российских военных. Российский генерал и гражданин А. Лебедь даже стал депутатом местного парламента. Однако достигнутый к концу 1992 г. успех не был использован.

Этому во многом мешало возникшее в то время противостояние в Москве. Силы «красно-коричневой» оппозиции в Москве постоянно   эксплуатировали   тему   страданий   «брошенных»   русских в Приднестровье, депутаты Верховного Совета России открыто заявляли о своей поддержке приднестровских сепаратистов. В этих условиях Россия не могла оказывать многостороннее давление на руководство сепаратистов, жестко настаивая на необходимости признания    разумных    компромиссов.

О реальном отношении Московского руководства и Приднестровья говорит следующий факт. Когда осенью 1993 г. Президент РФ издает Указа №1400 о роспуске Верховного Совета, группы боевиков из Приднестровья прибывают в Москве и поддерживают антиельцинское выступление А. Руцкого. После его подавления, согласно средствам массовой информации, вернувшиеся боевики получают приднестровские награды. Участие офицеров приднестровских формирований, оставивших свою службу на этот период приднестровским командованием не расследуется. В знак протеста против действий властей Приднестровья, А. Лебедь складывает с себя полномочия депутата Приднестровской Молдавской Республики.

Ситуация же на линии разделения сил в течение этого оставалась стабильной. Казалось, что напряжение в регионе проходит с течением времени. Согласно решению министерства обороны России и в конце 1994 г. в два раза сокращается контингент российских миротворческих сил. Решение об этом было принято в конце ноября 1994, когда в сжатые сроки разрабатывался план военной компании в Чечне. По мнению Президента Молдавии Мирча Снегура, высказанному им на встрече с верховным комиссаром СБСЕ по делам национальных меньшинств Максом Вандерстулом, вновь «возникла угроза провокаций и возможности возобновления конфликта». Действительно, уже весной 1995 г. отмечался рост столкновений с участием молдавских и приднестровских военнослужащих, участились случаи применения оружия российскими миротворцами. В 1995 г. генерал А. Лебедь вступает с резкой критикой с стояния российской армии и государства. Он получает огромную поддержку в офицерской среде. В числе прочего, А. Лебедь в очередной раз предлагает передать   функции миротворческих  сил 14 армии, указывая на ее признанную Москвой роль в обеспечении стабильности в регионе и снижение, в случае положительного решения, бюджетных расходов на содержание войск. После долгих дипломатических усилий Москвы и длительной аппаратной борьбы министерство обороны России принимает решение о расформировании 14 армии и смене командования образовавшейся группировкой. Вместе с тем, Москва предпринимает отчаянные усилия передать статус миротворческих сил частям, входившим в состав 14 армии, и вывести части нынешнего российского контингента миротворческих сил к местам постоянной дислокации. Против этого решительно возражает руководство Молдавии, рассматривая эту предложения, как попытку России сохранить военную группировку в Приднестровье, и ссылаясь на неготовность частей 14-й армии к исполнению функций    миротворцев.

Преодолевая недоверие молдавского руководства, российское министерство обороны приняло решение в ноябре 1995 г. о создании центра по подготовке миротворческих сил в Приднестровье. Предполагается, что осуществление этого решения позволит переобучить военнослужащих бывшей 14 армии и тем или иным способом высвободить подразделения, задействованные сегодня в российском контингенте миротворческих сил.

В течение всего конфликта участие международных институтов в урегулировании конфликта было малоэффективным. В мае 1995 г. в Приднестровье посланник ОБСЕ Иштван Дьярмати настаивал на расширении миротворческого мандата этой организации и замене действующего трехстороннего механизма урегулирования конфликта на новый, четырехсторонний, в котором заметная роль отводилась бы ОБСЕ. В тот момент руководство Приднестровья заявило   о   необходимости   активизации   договорного   процесса в существующих рамках. Однако через два месяца   руководители Молдавии и Приднестровья обратились с предложениями к Украине об участии в переговорах по урегулированию совместно с Россией и ОБСЕ. Длительное время обсуждался вопрос и об участии украинского контингента в составе смешанных миротворческих сил. Таким образом, в Молдавии смешанные миротворческие силы  были созданы на основе контингентов противоборствующих сторон и России. Основная нагрузка при этом легла на российский контингент миротворческих сил. Миротворческие силы относительно успешно осуществили разделение сторон, не допускали перерастание отдельных стычек в крупномасштабные столкновения, проводили профилактическую работу с местным населением. Однако их участие в обеспечении правопорядка не было систематическим и носило в основном реактивный характер. Полицейские функции, присвоенные себе российской армией, дислоцированной в регионе, осуществлялись вне рамок миротворческой  операции, хотя и способствовали ее успеху.

>>Полностью ознакомиться с учебно-методическим комплексом А. И. Подберзкина “Современная военная политика России ”<<

15.10.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • СНГ
  • XX век