Лидеры G20 устроили в Китае дипломатическую карусель

Версия для печати

Экономика стала главной темой дискуссии, но политических споров избежать не удалось

В китайском Ханчжоу стартовал двухдневный саммит «большой двадцатки», заглавной темой которого стало «строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики». Хоть Китай и призывал отказаться от проблемных политических вопросов, злободневные темы не удалось замолчать. На встречах на полях обсудили и последствия брекзита, и споры в Южно-Китайском море, и сирийскую войну.

Мировая экономика переживает не лучшие времена: наблюдается вялый глобальный экономический спрос, и все ярче свидетельства протекционизма со стороны многих стран. Reuters допускает, что политики могут вернуться к обещаниям увеличить расходы для активизации мировой экономики и прибегнуть к налоговым стимулам.

Пекин крайне щепетилен в этих вопросах. Поднебесной ставят барьеры на иностранных инвестиционных рынках: Австралия заблокировала покупку китайскими бизнесменами акций на 7,7 млрд долл. крупнейшей энергетической компании в стране, а сделка по строительству АЭС в Великобритании с участием Китая на 24 млрд долл. также зависла.

Китайской валюте угрожает девальвация, а чрезмерное производство стали вызывает нарекания у партнеров. Так, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что Китай должен создать механизм для решения проблемы промышленного перепроизводства, ведь «неприемлемые» действия обернулись потерей рабочих мест в Европе.

На неформальной встрече лидеров стран БРИКС председатель КНР Си Цзиньпин призвал избегать протекционизма и стимулировать спрос. Он констатировал, что экономика сталкивается с многочисленными проблемами в области финансов, торговли и инвестиций. В свою очередь, Владимир Путин посетовал, что до сих пор «не преодолены последствия финансового кризиса 2008–2009 годов», а выйти на докризисный уровень удастся не ранее 2019 года. Причинами тому российский лидер назвал волатильность рынков валюты и сырья, несогласованность мер монетарной политики и высокие долги развитых экономик. Путин признал, что усилия России в восстановлении мировой экономики «недостаточные, скромные», но ситуация стабилизировалась, а зависимость бюджета от нефти и газа будет сокращаться. В ответ Си высказал Путину комплимент, указав, что Россия играет важную роль, способствуя «стабильному развитию мировой экономики».

Комментируя слова председателя КНР, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин в беседе с «НГ» заметил: «Насколько я могу судить, участие России в мировой экономике действительно довольное скромное, но китайские руководители придают сотрудничеству с Россией большое значение и всячески подчеркивают свое отношение к нашей стране как к важному партнеру».

Китай загодя предлагал коллегам по G20 сосредоточиться на экономических вопросах и не касаться тем, которые грозят затмить финансовую повестку, но не сложилось. Президент США Барак Обама после «хаотичного» приема в аэропорту все-таки встретился с хозяином саммита. Обама призвал Си выполнять юридические обязательства в спорных водах Южно-Китайского моря (ЮКМ), напомнив об обязательствах США перед региональными союзниками. В ответ Си заявил, что КНР продолжит защищать суверенитет и морские права в ЮКМ. Однако это не помешало политикам ратифицировать климатическое соглашение, подписанное в Париже в декабре 2015 года. На долю двух стран приходится 39% парниковых выбросов в атмосферу, теперь слово за другими лидерами.

Обама назвал встречу с Си «чрезвычайно продуктивной». США и КНР условились воздержаться от конкурентной девальвации валют, а Пекин пообещал продолжить переход к рыночному обменному курсу юаня.

«И США, и Китай заинтересованы в развитии торгово-экономических отношений, в сотрудничестве в других – экологической, культурной, политической – сферах, – уверен Ларин. – Обеим странам нужно, чтобы мировая экономика вышла из нынешнего состояния, но у них наблюдается много расхождений во взглядах. Поэтому на саммите стоит ожидать заключения частных, сепаратных договоренностей, но чтобы произошел принципиальный разворот – это маловероятно. Впрочем, стороны продолжат поиск решений для экономики в рамках взаимных консультаций».

Другой темой саммита стал брекзит, по-прежнему пугающий финансистов. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй признала, что экономика королевства будет страдать от последствий референдума, несмотря на обнадеживающую статистику. «Трудные времена впереди», – констатировала она и пообещала представить план выхода из ЕС в ближайшие недели, пишет New York Times. При этом Мэй заявила, что никаких попыток «повернуть время назад» и отказаться от брекзита не будет.

Председатель Европейского совета Дональд Туск объявил, что никаких переговоров с Великобританией об условиях ее выхода из ЕС не будет, покуда Лондон не запустит процесс. «Мы должны защищать интересы членов ЕС, которые хотят остаться, а не тех, кто хочет уйти», – подчеркнул он. Обама на встрече с Мэй объявил, что не станет педалировать заключение торгового соглашения с Великобританией, но пообещал сохранять «особые отношения» между Вашингтоном и Лондоном. При этом премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл высказал надежду на скорейшее заключение соглашения о свободной торговле с Британией. Позиция Обамы не выглядит удивительной: он выбрал главным направлением своей политики Юго-Восточную Азию, особенно на фоне провала Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, переговоры по которому зашли в тупик.

Обама поднял на встрече с Мэй и другие темы. Так, американский лидер констатировал, что переговоры с Россией станут ключевым фактором в достижении договоренности о прекращения огня в Сирии. Однако вести консультации трудно, и между Москвой и Вашингтоном по-прежнему сохраняются серьезные разногласия «относительно сторон, которые мы поддерживаем». Обама настроен скептично, ведь предыдущие договоренности реализовать не удалось в полной мере. Тем не менее высокопоставленный источник Reuters в Госдепартаменте США рассказал, что соглашение по Сирии может быть принято между странами уже 4 сентября. В то же время CBS вчера сообщило, что трения между Москвой и Вашингтоном по сделке возросли. На момент сдачи номера в печать информации о заключении договоренностей не поступало.

Мэй удалось избежать неприятной темы брекзита на своей первой встрече с Путиным. Президент РФ выразил надежду на то, что отношения Москвы и Лондона «удастся вывести на более высокий уровень» – и в политике, и в экономике. Российский лидер отметил, что перед британским премьером и ее командой после брекзита «стоят сложные задачи», после чего пожелал Мэй успехов. В ответ премьер сказала: «И хотя я понимаю, что между нами будут определенные разногласия и что существует ряд сложных и серьезных вопросов для обсуждения, я надеюсь, что мы сможем вести откровенный и открытый диалог». Ранее, анонсируя встречу Путина и Мэй, помощник президента РФ Юрий Ушаков отмечал, что отношения между Москвой и Лондоном находятся практически в замороженном состоянии, за исключением его «телефонных разговоров с коллегой – советником по национальной безопасности». Впрочем, и заявления Мэй не способствуют потеплению: в июле она поставила Россию в один ряд с КНДР, указав, что от обеих стран исходят «реальные угрозы».

Повестка встречи свидетельствует, что пока между странами наблюдается видимость сотрудничества: политики обсудили проблемы наркотрафика и авиабезопасности, ситуацию в Сирии и борьбу с терроризмом. Присутствовавший на встрече глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев указал, что на переговорах «шел поиск соприкосновения тех точек, где можно возобновить диалог». Стороны договорились о том, что Москву посетит делегация британского Министерства транспорта, а в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи в конце сентября встретятся главы МИД. Премьер и президент констатировали «негативное развитие ситуации по линии торговли и инвестиций».

На данный момент лучшие результаты демонстрируют китайско-российские отношения: «Газпром» и китайская CNPC подписали контракт на строительство под рекой Амур подводного перехода трансграничного участка газопровода «Сила Сибири», подрядчиком выступит компания из КНР.

Путин успел встретиться и с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом. Коллега из Анкары начал встречу с благодарности за возобновление чартерного авиасообщения между двумя странами. В ответ Путин отметил, что российских туристов приняли в Турции очень тепло. Политики подняли и другие вопросы восстановления полноформатного сотрудничества двух стран и продвижения взаимодействия в сфере энергетики. Любопытно, что на фоне возрастающих противоречий с США Эрдоган все больше склоняется в сторону Москвы. Фактически он поддержал позицию Путина, заявив, что не должно быть никакого различия между «хорошими» и «плохими» террористами, как это трактует Вашингтон. Анкара с Вашингтоном должны выработать единую стратегию.

В графике встреч Путина на саммите – переговоры с главами Германии и Франции Ангелой Меркель и Франсуа Олландом. Кроме того, в Кремле допустили встречу Путина с Обамой на полях саммита.       

Автор: Евгений Медведев, Источник: “Независимая газета”

05.09.2016
  • Аналитика
  • Невоенные аспекты
  • Глобально
  • XXI век