Координация политико-дипломатических и информационных мероприятий в России и в рамках военно-политических коалиций

Версия для печати

 

Всё это предполагает включение в систему многомерной обороны научных, инженерных и медийных элит. Армия становится чуть более «гражданской», а гражданские ведомства — чуть более «военными»[1]

А. Гилёв, военный эксперт

 

С 1883 по 1885 годы в Лондоне произошло 13 террористических взрывов. Взрывы в редакции газеты «Таймс», два взрыва в метро, взрыв на вокзале «Виктория». 30 мая 1884 года взрыв в Скотланд-Ярде. Взорвали бомбу в парламенте. 29 января 1885 года Фридрих Энгельс разразился статьей «Императорские русские действительные тайные динамитные советники» в журнале Der Sozialdemokrat: «У меня нет оснований сомневаться в том, что лондонские взрывы 24 января 1885 г. дело рук России… Всем известно, что официальная Россия не отступает ни перед какими средствами, если только они ведут к цели… О том, что может сделать официальная Россия для устранения мешающих ей лиц при помощи яда, кинжала и т. п., достаточно примеров дает история Балканского полуострова за последние сто лет…»[2]

Н. Андреев, публицист

 

Эффективность мероприятий в  области стратегического сдерживания в настоящее время во многом зависит от степени координации органов, формирующих внешнюю политику внутри страны, и субъектов внешней политики — участников коалиции. Так, часто «монолитная» позиция Запада в ООН, СМИ и по отдельным вопросам, отнюдь не гарантирует на будущее сохранение такой монолитности, например, в вопросе о сохранении договоренностей с Ираном.

Степень координации внешнеполитических усилий в России и в рамках формирующихся коалиций в силу разной природы субъектов внешнеполитической деятельности очень разная: если степень координации в России прописана достаточно подробно и точно, например, в Концепции внешней политики России[3], то степень координации с её союзниками по ОДКБ и ШОС — носит весьма условный характер. Это происходит потому, что не только в ОДКБ и ЕврАзЭС, но и в самой России пока отсутствует общая система ценностей и понимание общих политических целей.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомится с монографией "Стратегическое сдерживание: новый тренд и выбор российской политики"<<


[1] Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия // Россия в глобальной политике. 2014. — Т. 12. — № 5. — С. 51.

[2] Андреев Н. Карл Маркс: Сжечь Одессу… Разрушить Севастополь… / Эл. ресурс: «Родина», 1 марта 2018 / www.rg/2018.05.03

[3] В  частности, статьи 100–107 Концепции специально прописывают отношения органов власти. См.: Путин  В. В. Указ Президента Российской Федерации «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации» № 640 от 30 ноября 2016 г. — С. 35–37.

 

14.05.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век