Консервативный вариант наиболее вероятного базового сценария («Вариант № 1»)

Версия для печати

Новая Стратегия (Стратегия Национальной безопасности США) содержит план того, как Америка может вновь перехватить инициативу, чтобы переломить многие эти тенденции, понимая, что есть некоторые совершенно новые угрозы, на которые нам нужно выработать новые стратегии[1]

Представитель «Белого дома», 18 декабря 2017 г.

Выборы Президента РФ в 2018 году должны были бы предложить стране новую стратегию опережающего развития в условиях усложняющейся ВПО, угрожающей прямым военным столкновением. Но этого не произошло — в качестве стратегии развития был фактически предложен вариант, прогноз и бюджет, разработанный МЭРом осенью 2017 года, который консервировал существующие инерционные тенденции и отставание России в условиях быстрого роста новых центров силы в Евразии[2].

Этот вариант остается в реальности базовым, на который ориентируются конкретные варианты развития России. В частности, если речь идет об энергетики, то утвержденный в июне 2017 года Генеральная схема размещения электроэнергетических мощностей до 2035 года, предполагает, что Долгосрочный прогноз спроса разработан на основе консервативного сценария прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030года и уточнен с учетом основных параметров прогноза социально-экономического развития России на 2017 год и плановый период 2018–2019 годов, одобренных на заседании Правительства Российской Федерации 21 апреля 2016 г.

Консервативный сценарий характеризуется умеренными долгосрочными темпами роста экономики на основе активной модернизации топливно-энергетического и сырьевого секторов российской экономики при сохранении относительного отставания в гражданских высоко -  и среднетехнологичных секторах. Модернизация экономики ориентируется в большей степени на импортные технологии и знания.

Среднегодовые темпы роста ВВП оцениваются на уровне 3,0–3,2% в 2013–2030 годах. Экономика увеличится к 2030 году всего в 1,7 раза, реальные доходы населения возрастут в 1,9 раза, а доля России в мировом ВВП уменьшится с 3,8% в 2012 году до 3,6% в 2030 году[3].

Консервативный сценарий отражает доминирующие в настоящее время интересы иждивенчества правящей элиты в российской экономике и не предполагает полномасштабного перехода к новой модели развития. Ресурсы и уровень организации бизнеса и занятых в инновационных секторах экономики значительно слабее, чем в энерго-сырьевых секторах: около трети занятых и 11% ВВП против 2% занятых и 21% ВВП в нефтегазовом комплексе.

Инновационный и форсированный сценарии предполагают значительно более сложную модель управления и для государства, и для бизнеса. Они связаны с инвестированием в проекты по развитию высоких технологий и человеческого капитала с параметрами окупаемости, далеко выходящими за сложившиеся на рынке среднесрочные пределы. Основные барьеры вызваны дефицитом конкурентоспособных по мировым критериям профессиональных кадров как на уровне корпораций, так и государственного управления, неэффективностью механизмов координации усилий.

Долгосрочный прогноз спроса представлен в 2 вариантах: базовом и минимальном. Базовый вариант долгосрочного прогноза спроса учитывает замещение электроэнергией других видов топлива и энергии  и углубление электрификации в ряде отраслей, в том числе в обрабатывающей промышленности, жилищно-коммунальном хозяйстве и на транспорте.

Рис. 1. Проект федерального бюджета России на 2017–2019 годы[4]

 

Таблица 1. Основные показатели прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2010–2030 годы[5]

Минимальный вариант долгосрочного прогноза спроса учитывает интенсивную реализацию программ энергосбережения и внедрение новых технологий с пониженным потреблением электрической энергии.

Долгосрочный прогноз спроса учитывает присоединение к Единой энергетической системе России энергетической системы Республики Крым и г. Севастополя, а также Центрального и Западного энергетических районов Республики Саха (Якутия).

Долгосрочный прогноз спроса в базовом варианте предполагает к 2035 году в зоне централизованного электроснабжения России увеличение потребления электрической энергии до 1345,2 млрд кВт·ч, увеличение максимума потребления мощности до 197 млн кВт, среднегодовой прирост потребления электрической энергии на уровне 1,3%.

Долгосрочный прогноз спроса в минимальном варианте предполагает к 2035 году в зоне централизованного электроснабжения России увеличение потребления электрической энергии до 1275,3 млрд кВт·ч, увеличение максимума потребления мощности до 187,6 млн кВт, среднегодовой прирост потребления электрической энергии на уровне 1%[6].

Консервативный сценарий (вариант № 1) обеспечивает к 2020 году частичное снятие ограничений развития за счет реализации конкурентного потенциала России в сферах энергетики и транспорта, повышения качественного уровня энерго-сырьевых отраслей и укрепления сырьевой специализации России в мире. Он характеризуется:

— реализацией (в том числе в рамках государственно-частного партнерства и иностранного партнерства) крупномасштабных проектов, обеспечивающих добычу и разработку месторождений полезных ископаемых в новых районах добычи (нефть Восточной Сибири, газ Арктического шельфа и другие), и строительством соответствующих трубопроводов;

— резким повышением эффективности использования месторождений за счет внедрения новых технологий;

— диверсификацией направлений экспорта российских углеводородов, в том числе в Китай, и созданием соответствующей инфраструктуры;

— развитием транспортной инфраструктуры, обеспечивающей реализацию транзитного потенциала экономики, в том числе совместных проектов по добыче и экспорту углеводородов в рамках Евразийского союза и с другими государствами, при сохранении значительных «узких мест» в автодорожной и железнодорожной инфраструктуре до 2025 года;

— модернизацией и интенсивным развитием российской энергетики, вводом новых эффективных генерирующих и сетевых мощностей в электроэнергетике с постепенным развитием атомной электроэнергетики, угольной, гидро- и альтернативной энергетики;

— концентрацией инновационной активности преимущественно в энергетике, топливных и сырьевых отраслях (металлургия, основная химия), сопряженных машиностроительных производствах, обеспечивающих их технологическую модернизацию и повышение конкурентоспособности на мировых рынках;

— сохранением относительно низкого уровня инновационной активности высокотехнологичных секторов, закреплением их качественного отставания от лидирующих стран и сохранением высоких темпов импорта[7].

Расходы на научные исследования и разработки к 2030 году не превысят уровень 1,3% ВВП. Расходы на образование на протяжении всего периода стабилизируются на уровне 4,8–6,1% ВВП (в том числе бюджетная система — 4,0–5,1% ВВП). Расходы на здравоохранение к 2030 году вырастут до 6,2%, в том числе за счет бюджетной системы до 4,9% ВВП. Уровень частных и государственных инвестиций в человеческий капитал будет значительно уступать параметрам развитых стран[8].

Вместе с тем, даже этот вариант, как считают в Правительстве, позволит обеспечить необходимый уровень обороны при снижении военных расходов[9].

В сентябре 2017 года президент России Владимир Путин должен был утвердить новую Государственную программу вооружений (ГПВ) на 2018– 2025 годы. Этот документ определит, на что именно будут потрачены средства, выделяемые на модернизацию Вооружённых сил РФ. В ближайшие 7 лет на эти цели из бюджета будет направлено около 17 трлн рублей[10].

Государственная программа вооружений была впервые принята в 2007 году. Документ содержал приоритетные направления закупок военной техники, боеприпасов, амуниции и оборудования. Также ГПВ определяла количество техники, подлежащей ремонту и модернизации.

Госпрограмма вооружений — стержень будущего Гособоронзаказа (ГОЗ), который утверждается каждый год. В документе чётко указаны сроки и объёмы поставок в войска. Последние годы ГОЗ выполняется на 96–99%. В 2017 году в Минобороны ожидали показателя как минимум в 97%. Д. Рогозин в конце года даже говорил о 98–99%.

Обсуждение ГПВ на 2018–2025 годы продолжалось с конца 2016 года вплоть до конца 2017 года. Первоначальные запросы Минобороны составляли 30 трлн рублей. После анонсированного правительством сокращения военных расходов ГПВ урезали до 22 трлн, потом — до 17 трлн рублей. В ближайшем будущем президент РФ В. Путин видит затраты на оборону в пределах 2,7–2,8% ВВП (в 2016 году этот показатель был равен 4,7%). При этом считалось, что поставленные ранее задачи по модернизации Вооружённых сил и оборонно-промышленного комплекса (ОПК) должны быть выполнены.

Перед Минобороны и промышленностью стоят две стратегические цели, которые превратились в важнейшие приоритеты. Первая — увеличить к 2020 году долю современной техники в войсках до 70% (в 2016 году этот показатель составил 58,3%.). Вторая — нарастить к 2030 году долю гражданской продукции в ОПК до 50% (в 2015 году — 16%).

Минпромторг РФ прогнозировал к 2020 году рост объёма выпуска гражданской продукции в 1,3 раза. Вполне вероятно, что рывок в производстве будет достигнут за счёт масштабного производства пассажирских самолётов различного класса. Государство делает ставку на выпуск МС-21, Ил-114–300, Ил-112В, Ту-334, Ту-214 и Ту-204. К 2025 году количество выпускаемых самолётов должно увеличиться в 3,5 раза, с 30 до 110 единиц[11].

Основой финансовой стабильности оборонного сектора должны стать не только долгосрочные контракты в рамках ГОЗ. На совещаниях, посвященным вопросам ОПК, глава государства неоднократно призывал промышленников искать новые рынки сбыта.

Между тем повышение доли современной военной техники в войсках предполагает достаточно серьёзные расходы. Российская армия стоит на пороге смены поколений вооружений, ресурс советского оружия, даже некоторых глубоко модернизированных вариантов, подходит к концу[12].

Из заявлений официальных лиц следует, что государство направит бюджетные средства на разработку и покупку нового оружия и оборудования. Причём замена устаревших образцов не будет равноценной в количественном отношении. Причина в том, что современные средства разведки и поражения намного эффективнее образцов, изобретённых в прошлом веке.

На данный момент со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что в приоритете ГПВ останутся Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), выполняющие функцию ядерного сдерживания США[13].

В 2019–2020 годы на смену шахтному комплексу «Воевода» с ракетой Р-36М «Сатана» начнёт приходить комплекс пятого поколения «Сармат». Одноимённая межконтинентальная баллистическая ракета РС-28 будет оснащена гиперзвуковой боеголовкой, известной как изделие Ю-71.

К 2022 году с вооружения РВСН должен быть снят мобильный комплекс «Тополь-М», который начал поступать в ракетные войска в 1980-е годы. С 2011 года Минобороны закупает только РС-24 «Ярс». Кроме того, до 2025 года РВСН может получить несколько железнодорожных комплексов «Баргузин» с облегчённой версией РС-24.

Сухопутные войска и ВДВ ожидают пополнения в виде широкой линейки бронетехники: БРДМ-4М, БТР-МД «Ракушка», машины на платформе «Армата» и около 100 единиц единственного в мире танка третьего поколения Т-14.

Кроме того, ГПВ до 2025 года приведёт к долгожданной революции в средствах связи и управления войсками. Все пехотинцы и десантники будут носить форму «Ратник», которая повысит уровень кооперации и мобильности.

Командование ВМФ рассчитывает на появление в строю двух универсальных десантных кораблей (УДК) типа «Прибой», десятков корветов, фрегатов, вспомогательных судов и субмарин, в том числе атомных. С 2012 по 2016 год российские верфи заложили пять подводных крейсеров, способных нести ядерное оружие. Очевидно, что часть предусмотренных в ГПВ расходов пойдёт на окончание строительства атомоходов, которые укрепят морской компонент Стратегических ядерных сил РФ[14].

Ударную мощь российских кораблей и подлодок будут повышать с помощью закупок крылатых ракет семейства «Калибр» и гиперзвуковых противокорабельных ракет «Циркон». Береговую оборону РФ усилят комплексы «Бал» и «Бастион».

Текущие планы модернизации Воздушно-космических сил подразумевают пополнение 50 стратегическими ракетоносцами Ту-160, а также истребителями Су-34, Су-35, модернизированными версиями МиГ-29, а также новейшими Су-57 (ПАК ФА) и МиГ-35. С большой вероятностью авиация получит новые транспортные самолёты, многоцелевые и ударные вертолёты, сотни беспилотников, в том числе ударных.

Пожалуй, самым современным звеном российской армии будут части ПВО, которые входят в состав ВКС и Сухопутных сил. Противовоздушным войскам будут переданы модернизированные комплексы «Панцирь» и «Тор», зенитные ракетные системы С-400 и С-500.

Важнейший вопрос, который волнует военных и экспертов, это распределение средств, предусмотренных ГПВ. Заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) К. Макиенко предполагает, что меньше всего денег получит ВМФ (ожидается 2,6 трлн рублей, 15% от объёма финансирования ГПВ).По его мнению, напряжённая ситуация на Украине, в Центральной Азии и операция в Сирии диктуют необходимость вкладывать больше средств в Сухопутные силы и ВДВ, где доля современной техники не превышает 50%[15].

Военный эксперт, старший научный сотрудник Высшей школы экономики Василий Кашин поддерживает идею направления вектора в сторону масштабной модернизации вооружений пехотных и десантных соединений[16]. По его мнению, текущая обстановка в мире создаёт

слишком высокие риски появления локальных конфликтов. «Бронетехника России — практически вся советской разработки и многие из её образцов имеют концептуальные недостатки, неустранимые в рамках конструкций, которые были заложены в советское время, исходя из специфических задач, стоявших перед советской армией»[17], — заявил RT Кашин.

При этом эксперт отметил, что предыдущая ГПВ позволила вооружить ракетные бригады Сухопутных сил оперативно-тактическими комплексами «Искандер», беспилотниками различного типа, новыми

системами связи и управления войсками. «Первые годы действия ГПВ будут закупаться ещё модернизированные версии вооружений. Техника нового поколения начнёт поступать в войска через несколько лет. Её предстоит доработать до стадии, когда можно запускать в серийное производство», — уточнил Кашин.

 

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с монографией  "Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХXI веке"<<


[1] ИТАР-ТАСС. 18.12.2017 г.

[2] Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. — С. 307–312.

[3] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. — М.: МЭР, 2013. Март. — С. 52.

[4] http://img.profi -news.ru/2016/10/31/357513_0.jpg

[5] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. — М.: МЭР, 2013. Март. — С. 53.

[6] Генеральная схема размещения электроэнергетики до 2035 года / Распоряжение Правительства № 1209. 9 июня 2017 г.

[7] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. — М.: МЭР, 2013. Март. — С. 54.

[8] Там же. С. 57.

[9] На смене поколений: какое вооружение получит российская армия до 2025 года / Эл. ресурс: «Ньюслэнд». 2017.02.09 / http:newsland.com

[10] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с мето-дологическими и методическими комментариями / А. И. Подберёзкин (рук. авт. кол. и др.). — М.: МГИМО–Университет, 2016. — 88 с.

[11] На смене поколений: какое вооружение получит российская армия до 2025 года / Эл. ресурс: «Ньюслэнд». 2017.02.09 / http:newsland.com

[12] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями / А. И. Подберёзкин (рук. авт. кол. и др.). — М.: МГИМО–Университет, 2016. — 88 с.

[13] На смене поколений: какое вооружение получит российская армия до 2025 года / Эл. ресурс: «Ньюслэнд». 2017.02.09 / http:newsland.com

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями / А. И. Подберёзкин (рук. авт. кол. и др.). — М.: МГИМО–Университет, 2016. — 88 с.

[17] На смене поколений: какое вооружение получит российская армия до

2025 года / Эл. ресурс: «Ньюслэнд». 2017.02.09 / http:newsland.com

 

14.03.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век