Коалиционная военная политика

Версия для печати

В 2015 году лидеры стран НАТО на саммите в Уэльсе приняли «План действий по обеспечению готовности» (ПДОГ). В настоящее время он почти полностью выполнен. За прошедшие годы численность Сил реагирования НАТО (СРН) увеличилась в три раза и составляет 40 тыс. военнослужащих. Основные подразделения этих сил могут начать свои действия через несколько дней с момента возникновения противостояния с противником. Как отметил Столтенберг, на восточном ТВД Североатлантического альянса развернуты восемь небольших штабов. Они созданы для обучения войск и — в случае необходимости — для организации развертывания боеготовых воинских формирований. Кроме того, НАТО развернуло восемь подразделений своих сил в Болгарии, Венгрии, Латвии, Литве, Польше, Румынии, Словакии и Эстонии. Они подчиняются штабу многонационального корпуса «Северо-восток» в Щецине и штабу многонациональной дивизии «Юго-восток» в Бухаресте. ПДОГ обеспечивает баланс между потребностями расширения военного присутствия сил НАТО в некоторых регионах и возможностью повышения боевого потенциала этих сил на любом ТВД блока.

Мероприятия, проведенные в рамках данного плана, позволяют НАТО должным образом реагировать на потенциальные угрозы, исходящие с любого направления. Он дал возможность установить состав, численность и готовность СРН, включая конфигурацию Объединенной оперативной группы повышенной готовности, а также расставить новые акценты в процессах подготовки крупнейших воинских формирований ОВС, которые при необходимости могут повысить боевой потенциал любого государства — члена блока.

С целью гарантированного обеспечения безопасности своих членов в 2016 году НАТО осуществляло патрулирование силами истребительной авиации ОВС воздушного пространства прибалтийских стран. Самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОУ) осуществляли полеты над территориями государств блока, расположенных в восточной части общей территории Союза.

Силами постоянных военно-морских противоминных групп НАТО велось патрулирование акваторий Балтийского и Черного морей. Патрульные самолеты ВМС контролировали восточные границы блока.

Кроме того, для проведения учений на восточных территориях НАТО велось развертывание подразделений сухопутных войск. 83 из 246 учений, организованных в 2016 году, были направлены на обеспечение гарантий безопасности стран блока.

В последние годы, указывается в отчете НАТО, наблюдается увеличение числа гибридных угроз, при которых могут использоваться обычные и нетрадиционные средства ведения войны и проводиться открытые и тайные операции самого различного характера. В стратегии НАТО по противодействию гибридным угрозам подчеркивается необходимость готовности к потенциальным конфликтам такого рода.

Неопределенность является неотъемлемой чертой таких противостояний. Ключевой составляющей данной стратегии является активизация сотрудничества НАТО с Европейским союзом, который играет важную роль в проведении акций гражданского характера в противодействии гибридным атакам.

В связи с появлением новых вызовов безопасности стран НАТО, руководители стран-членов блока на саммите в Варшаве в середине 2016 года приняли решение об организации передового присутствия воинских контингентов на ротационной основе в регионах Балтийского и Черного морей. В них будут входить развернутые в Латвии, Литве,

Польше и Эстонии под руководством Канады, Германии, США и Великобритании многонациональные боевые группы. Под эгидой Румынии будет развернута многонациональная бригада для обучения военнослужащих. Эта бригада должна обеспечить безопасность стран НАТО в Черноморском регионе.

Передовое базирование станет неотъемлемой частью мер по сдерживанию агрессий и обеспечению обороноспособности стран альянса. В мирное время воинские контингенты НАТО, развернутые в Латвии, Литве, Эстонии и Польше, будут проходить боевую подготовку совместно с национальными ВС этих стран, что позволит повысить их оперативную совместимость и эффективность боевых действий. В условиях агрессии эти силы будут действовать в соответствии с правом на самооборону и в строгой координации с национальными силами принимающей страны[1].

Это, безусловно, позволит США решить главную для них задачу, которая выглядит следующим образом: сохранить в долгосрочной перспективе под своим контролем сложившиеся в мире финансово-экономические и военно-политические системы в условиях неизбежного изменения соотношения сил в пользу других ЛЧЦ, центров силы и коалиций.

Эти закономерности распространяются и на другие регионы и ТВД. Так, весьма показательными являются военные действия США в Сирии, где они пытаются разрушить союз антиамериканских сил Ирана, Сирии, Ирака и части других государств. Эта цель позволяет понять истинные мотивы поддержки и даже создания Соединенными Штатами с помощью своих союзников по коалиции фронта борьбы с этими силами. Вашингтон хочет контролировать ситуацию посредством своих союзников из коалиции «Демократические силы Сирии», которой руководят курдские отряды народной самообороны, находящиеся на границе между Сирией и Ираком. Цель — помешать Сирии соединиться со своими иракскими и иранскими союзниками. Вашингтон делает шаги в этом направлении, считая необходимым удержать Иран от создания того, что он называет «коридором» от Тегерана до Бейрута. «Коридор» сделает Иран доминирующей региональной державой на Ближнем Востоке[2].

Вероятнее всего усилия Вашингтона, направленные на то, чтобы достичь одновременно северной и восточной частей Дейр-эз-Зора, потерпят неудачу, что сформирует новый баланс сил в регионе. В этом раскладе — возможно, впервые с начала сирийского кризиса — будет доминировать ирано-сирийско-российская ось. Это отрежет подконтрольные Соединенным Штатам области в северной Сирии и Ираке от основных линий снабжения в Иордании и Персидском заливе, поэтому Вашингтон, скорее всего, немедленно развернет операцию в Дейр-эз-Зоре.

Успешное снятие осады города Дейр-эз-Зор помешало американцам начать атаку на одноименную провинцию из лагеря в Ат-Танфе. Внезапное прибытие сирийской армии при поддержке российских, иранских, иракских и ливанских сил в город Дейрэз-Зор застигло врасплох американцев, которые после осады лагеря в Ат-Танфе перешли к подготовке к битве за Дейр-эз-Зор. Американцы планировали операцию, опорным пунктом которой являлся  бы город Эш-Шаддад на юге провинции Эль-Хасака. Заявление об этом было сделано две недели назад Ахмедом Абу Хауля, который является главой военного совета в Дейр-эз-Зоре, подчиняющегося «Демократическим силам Сирии». Хауля предполагал, что битва за Дейр-эз-Зор начнется «очень-очень скоро», в течение ближайших нескольких недель одновременно с битвой в городе Ракка.

В то же время источники в средствах массовой информации сообщали, что цель американской военной кампании в Дейр-эз-Зоре состоит в том, чтобы установить контроль над деревнями на юге Эль-Хасаки и на севере Дейр-эз-Зора, вплоть до реки Евфрат, КПП «Тель-Сафук» и деревень на севере от Абу-Камаля, не доезжая до самого города[3].

10 августа официальные представители международной коалиции объявили о проведении разграничительной линии между севером и югом реки Евфрат, разделяющей провинцию Дейрэз-Зор на две части, чтобы предотвратить столкновения между армией и «врагом». Пресс-секретарь международной коалиции пояснил, что линия была проведена по соглашению между «Демократическими силами Сирии», режимом, Россией и США.

После того как Россия начала свои воздушные операции в Сирии, министр иностранных дел страны Сергей Лавров и государственный секретарь США Джон Керри согласились разделить страну на несколько областей для проведения стратегических операций по борьбе с формированиями, которые классифицируются Организацией Объединенных Наций как террористические. Область к востоку от реки Евфрат является зоной действия международной коалиции, борющейся с террористическим «Исламским государством», в то время как территория к западу от реки является зоной ответственности сирийской армии и ее союзников. Соглашение об этом было подписано между Министерством обороны России и Пентагоном в октябре 2015 года.

В период президентства Барака Обамы Россия и Соединенные Штаты имели разногласия относительно того, следует ли считать город Дейр-эз-Зор, который находится у реки, «разделительной линией». Разногласия были устранены после того, как армия и ее союзники отрезали международной коалиции, поддерживаемой из лагеря в Ат-Танфе, путь к городам Аль-Маядин и Абу-Камаль, а от них — и к Дейр-эз-Зору. В то время иракские ополченцы контролировали сирийско-иракскую границу. Таким образом лагерь Ат-Танф был изолирован. Затем подключился Иран — он ударил по опорным пунктам «Исламского государства» в ответ на теракты, которые были совершены в Тегеране. Иран запустил со своих военных баз ракеты средней дальности (700 километров) в направлении Дейр-эз-Зора. У американцев не было иного пути, кроме как демонтировать лагерь и вернуть свои войска, а также войска своих британских и норвежских союзников в Иорданию и Ирак. Им также пришлось перенаправить в Иорданию отряды милиции после того, как коалиция «Демократические силы Сирии» отказалась принять их в городе Эш-Шаддад на юге Эль-Хасаки. Соглашение между президентом России Владимиром Путиным и президентом США Дональдом Трампом стало признанием реальной ситуации в районе Дейр-эз-Зора, а также провала американской стратегии по атаке на город из Ат-Танфы[4].

Автор: А.И. Подберёзкин


[1] Иванов В. Гимн натовской Атлантиде. НВО, 31.03.2017 / http://nvo.ng.ru/gpolit/2017-03-31/1_942_nato.html

[2] Снятие осады Дейр-эр-Зоро рушит американские планы / Al Watan / Сирия/. 2017.07.09

[3] Там же.

[4] Там же.

 

14.04.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век