Исламская ЛЧЦ: стратегические приоритеты

Версия для печати

В чем же заключаются сильные и слабые стороны мусульманского мира? Проведем анализ по шести составляющим генотипа цивилизаций.

Первая – это люди. В чем здесь преимущества и какие слабости? Преимуществом является то, что мусульманская цивилизация является быстрорастущей. За 50 лет, с 1980-го по 2030-й гг. ее численность удвоится: с около 700 млн. до 1,5 млрд. человек. То есть, это растущая цивилизация, причем свободная от ряда пороков западной цивилизации: здесь более крепкие семейные устои, свобода от алкогольной зависимости[1].

Лет восемь назад я был вместе с ученым из Татарстана в Тегеране. В пятницу мы пошли посмотреть, как отдыхают в Иране. Мы увидели, что большие семьи сидят на ковриках или на скамейках и пьют чай. Я позавидовал: вот это настоящий отдых, настоящая основа здоровья цивилизации.

Но у мусульман есть и беда: быстро растущее население – это все большее количество рабочих рук и потребностей. А экономика во многих странах отстает и не может обеспечить людей рабочими местами, что становится причиной растущей эмиграции. И то, что мы сейчас наблюдаем в Средиземном море, – это болевая точка в отношениях между мусульманской и западноевропейской цивилизациями.

Другой проблемой является низкий уровень образования, бедность и нищета значительной части населения в мусульманских странах.

Если брать обеспеченность мусульманского мира природными ресурсами, то по энергетическим ресурсам преимущества очевидны. Производство энергии здесь почти вдвое выше, чем ее потребление. Следовательно, мусульманская цивилизация является донором для других цивилизаций и получает большое количество нефтегазовой ренты. При этом возник ряд таких стран, которые «купаются» в доходах. Например, Катар имеет ВВП на душу населения в 2,4 раза больше валового национального дохода (по ППС) на душу населения, чем Соединенные Штаты.

Но, с другой стороны, есть и трудности с обеспечением земельными ресурсами (отсюда – продовольственная проблема для многих стран) и пресной водой.

Выбросы CO2 в мусульманских странах в 3 раза меньше на душу населения, чем в среднем по миру. Но, с другой стороны, темпы роста этих выбросов высоки, потому что растет экономика и требуется увеличение потребления энергии.

Если говорить о технологическом уровне, то я бы сказал, что это – ахиллесова пята мусульманской цивилизации. За исключением Малайзии, которая продвинулась довольно далеко, и некоторых стран–экспортеров нефти, в целом в мусульманских странах и уровень затрат на науку, и инновационная активность очень низки, а количество патентных заявок на изобретения мало. В условиях, когда в мире развертывается научно-технологическая революция и распространяется шестой технологический уклад, мусульманский мир отстает. Как только ослабнет природный фактор, сразу же будет ощущаться падение конкурентоспособности экономик ведущих мусульманских стран, и этот процесс уже начинается.

Десятилетия процветания мусульманского мира в значительной мере уже в прошлом. Предстоят суровые испытания, требующие ориентации на инновационно-технологический прорыв.

Если же брать экономическое развитие, то мусульманская цивилизация в целом уступает и среднемировому уровню, и, тем более, Западу. Хотя есть группа стран (в основном экспортирующих нефть) с высоким уровнем доходов. Но нужно отметить, что экономика мусульманского мира более здоровая: «мыльных пузырей» в экономике здесь меньше, чем в западных цивилизациях. Однако следует отметить существенное неравенство доходов: разрыв между Катаром и Афганистаном достиг в 2013 г. по уровню ВВП (по ППС) величины 65,6 раз, а Саудовской Аравии и Бангладеш – 16,8 раза.

Что касается социокультурной составляющей, то здесь мусульманский мир имеет преимущество – с точки зрения сохранения культурного разнообразия и системы цивилизационных ценностей, нравственных устоев семьи. Здесь нет такого разложения, которое мы сейчас наблюдаем на Западе. Но, с другой стороны, значительное отставание и в уровне науки, и в образовании требует совместных усилий по устранению этих недостатков. В то же время мы наблюдаем сильную поляризацию, особенно среди части молодежи.

Если же брать геополитическую составляющую, то здесь положение критическое. Обостряются противоречия с западными цивилизациями и в то же время усиливаются конфликты внутри мусульманской цивилизации, между различными течениями ислама, особенно на Ближнем Востоке.

Эта критическая ситуация нашла свое предельное выражение в создании ИГИЛ как зародыша Арабского Халифата, распространение которого будет означать не путь в будущее, а возвращение в Средневековье. Это, конечно, проблема № 1 для всего человечества. Тем более, что туда устремляется бунтующая безработная молодежь, разочарованная в западных идеалах. Чувствуются также противоречия между мусульманскими анклавами и коренным населением Западной Европы. Эти проблемы ждут своего решения.

Попытки Соединенных Штатов навязать всему миру порядки западной демократии не только проваливаются, но и становятся все более опасными. То, что сделано в Ливии, Ираке, Афганистане, что делается в Сирии, – все это последствия попыток навязать свои ценности всему миру, которые приводят только к обострению отношений. Будущее за многополярным миром, за отношениями диалога и партнерства между равноправными цивилизациями. Пример таких отношений демонстрируют БРИКС и ШОС.

Будущее мусульманского мира: возможные сценарии развития

Что же ждет мусульманский мир в будущем? Возможны два крайних сценария. Один сценарий – это противостояние и столкновение мусульманского и христианского миров. Он не только критический, но и катастрофический. Те, кто руководят сейчас ИГИЛ, планируют получить атомное оружие. Конечно, это очень трудно и маловероятно. Но, тем не менее, многое из того, что происходит сейчас, год-два назад казалось совершенно нереальным. Если же руководители ИГИЛ получат в руки оружие массового поражения – атомное, биологическое или химическое, то они не остановятся перед его применением. Это может привести к трагическим последствиям для всего человечества[2].

Другой опасной тенденцией является расширение терроризма внутри самого мусульманского мира (в Ираке, Сирии, Афганистане).

Поэтому сейчас центральной задачей является консолидация прогрессивных и умеренных сил мусульманского мира, которые бы активно действовали во всех направлениях: не только в политическом, но и в идеологическом, духовном, религиозном и т.д. Которые воспитывали бы у людей чувство ответственности перед будущими поколениями за судьбу своих народов, своей цивилизации и всего человечества.

Но возможен и иной, прогрессивный сценарий. Он имеет шансы на реализацию, если будут найдены пути и усилено движение в сторону консолидации и активизации сил прогрессивного и умеренного ислама. В свое время ислам сыграл огромную историческую роль, когда Арабский Халифат воспринял наследие античного мира, прежде всего, Древней Греции, и передал его Западной Европе, что стало истоком эпохи Ренессанса.

Пути консолидации: роль и задачи России

Сейчас мусульманский мир разобщен и нуждается в консолидации. И здесь огромная роль принадлежит России. Почему? Во-первых, потому что она имеет многовековой исторический опыт общения с мусульманским миром: в 722 г. на нынешней территории России раньше, чем христианство, начали принимать мусульманство. Произошло это в Булгарском Царстве[3].

И в период Золотой Орды, и в последующие периоды истории, и сейчас мы имеем благоприятные условия и примеры того, как уживаются и взаимодействуют разные религии. И не только уживаются, но и работают на общее благо, выступают совместно в критических ситуациях.

Сейчас Россия имеет предпосылки и возможности для того, чтобы сыграть роль инициатора консолидации прогрессивных, инициативных сил мусульманского мира в режиме диалога и партнерства с иными мирами для адекватного ответа на грозные вызовы XXI века. Именно это предлагают ученые. В России сложилась сильная цивилизационная научная школа. Она лидирует в мире. Представляли ряд докладов и в ООН, и на Конференции Рио+20. Сейчас мы готовимся вместе с Казанским федеральным университетом представить 3-томный фундаментальный труд «Мусульманский мир в мире цивилизаций: теория, история, будущее». Опубликовали учебники по диалогу и партнерству цивилизаций, диалогу культур и религий. Создан Открытый университет диалога цивилизаций.

Коренной задачей является выбор правильного пути консолидации сил для становления партнерства цивилизаций и следование ему. Для этого потребуется не только диалог цивилизаций, культур и религий, но также и партнерство поколений. С тем, чтобы лидеры поколения 2020-х, к которым на три десятилетия переходит тяжесть и ответственность принятия и выполнения стратегических решений, определяющих судьбу цивилизации, сознательно выбрали и эффективно реализовали единственно верный путь в будущее.

После гибели ливийского лидера Муамара Каддафи в 2011 году и начала террористической бойни в Сирии арабские монархии ликовали: во-первых, были уничтожены Военно-воздушные силы Джамахирии и серьёзно ослаблены сирийские авиасоединения, которые держали НАТО в напряжении, во-вторых, Запад существенно расширил аэродромную сеть на Ближнем Востоке; всё это позволяет сократить подлётное время авиасоединениям стран Североатлантического альянса и Персидского залива для нанесения массированных ударов не только по Сирии и Ирану, но и по России. Кроме того, поставки американского оружия ещё больше привязали Ближний Восток к Западу, что тоже очень показательно.

В настоящее время происходит масштабная модернизация авиапарка стран Совета Сотрудничества Арабских Государств Персидского Залива (ССАГПЗ) в связи с тем, что именно королевские режимы находятся на переднем крае агрессивно-наступательной стратегии Североатлантического альянса; наличие американских авиабаз имеет исключительное географическое и временное преимущество при атаке военных и промышленных центров в Сирии и Иране. Под прицел попали также и российские объекты в Южном, Крымском и Северо-Кавказском федеральном округах. Авиабазы «Шейх-Иса» (Бахрейн), «Аль-Гарийе», «Doha International» (международный аэропорт в столице страны Доха; основная авиабаза), «Эль-Удейд» (Катар), «Али-аль-Салем», «Ахмед аль-Джабер» (Кувейт), «Агадир», «Касабланка», «Марракеш», «Рабат Сале» (Марокко), «Аль-Минхад», Дубайский международный аэропорт, «Эль-Дафра» (Объединенные Арабские Эмираты), «Масира», «Салала», «Хасаб» (Оман), «Дахран», «Джидда», «Таиф», «Эль-Хуфуф» (Саудовская Аравия) – вот далеко не полный их список, которые получают новую западную авиатехнику в первую очередь.

В этих условиях ответным ходом нашей страны должно стать дальнейшее наращивание своего авиационного кулака на южных рубежах, задачей которого станет уничтожение объектов НАТО в случае их агрессии не только против неё самой, но и, возможно, также против действий в отношении Сирии и Ирана; тем самым российская авиагруппировка станет своеобразным противовесом американским авиабазам, которые появились ещё в начале 1990-х годов и были усилены в 2001–2002 и 2012–2016 годах.

Совершенно очевидно, что боевая авиация арабских монархий без всесторонней помощи Запада в случае глобального военного конфликта с Россией попросту прекратит своё существование. И в настоящее время реакционным режимам – вассалам НАТО живётся неспокойно, желая быть под прикрытием США.

В погоне за перевооружением своих авиасоединений руководство стран ССАГПЗ и Северной Африки постоянно расшаркивается перед Западом, угождая их малейшим пожеланиям. И в то же время именно арабские монархии лезут поперёк батьки в пекло, ухудшая и без того натянутые отношения с Дамаском и Тегераном. Так, монархические режимы Персидского залива, по существу, до сих пор предлагают взять на себя расходы по силовому вмешательству «натовцев» в Сирию и Иран: каждый эмир тянет одеяло на себя, стремясь усилить своё влияние на Ближнем Востоке.

Но и это ещё не всё. Так, Марокко, благодаря всесторонней помощи Запада является одной из наиболее развитых стран Африканского континента. Это сказывается и на качестве марокканских вооружённых сил, которые считаются одними из лучших в Северной Африке. При этом Североатлантический Альянс рассматривает официальный Рабат не только в качестве главного союзника НАТО в Северной Африке, но и в качестве противовеса Алжиру, поскольку он до сих пор проводит независимую внешнюю политику.

Однако главным жандармом на Ближнем Востоке при поддержке «янки» является Саудовская Аравия, которая претендует на роль региональной сверхдержавы и лидера исламского мира. Официальный Эр-Рияд проводит агрессивную политику ослабления и последующего устранения антиамериканских режимов в Сирии и Иране. Кроме того, правящий клан саудитов продолжает финансировать террористические организации ваххабитского толка в разных странах мира.

Боевая авиация Саудовской Аравии гарантирует со средней степенью надёжности защиту ключевых нефтедобывающих, оборонных и религиозных центров. При этом её боевые возможности в ближневосточном регионе на данный момент уступают только ВВС Израиля. С учётом предстоящих поставок современной авиатехники из США и Западной Европы этот разрыв если не сравняется, то сократится до минимума. Израильтянам остаётся только надеяться на более высокую качественную подготовку своих пилотов.

Как было уже сказано, Военно-воздушные силы арабских монархий не представляют сколько-нибудь серьёзной угрозы для авиации России в связи с сравнительно низкой квалификацией лётного состава; однако в то же время ускоренные поставки западной авиатехники и политические демарши шейхов нагнетают и без того сложную ситуацию в регионе. Главное для НАТО – держать Ближний Восток на коротком поводке, настраивая его против нашей страны. Всё это диктует необходимость дальнейшего укрепления сотрудничества между Ираном, Россией и Сирией как в двусторонних, так и в более широких евразийских форматах[4].

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<


[1] Яковец Ю.В.Текст выступления на заседании Круглого стола «Мусульманский мир в мире цивилизаций XXI в.» в Международном информационном агентстве «Россия сегодня» 19 июня 2015 г.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Усик О. К глобальной войне готовы. 30.05.2018. /https://ruskline.ru/analitika/2018/05/31/vvs_arabskih_monarhij_k_globalnoj_vojne_gotovy/

 

05.09.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Азия
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век