“Инновационный” сценарий развития России: парадигма

Версия для печати

 

На протяжении большей части истории человек производил товары преимущественно либо ради собственного потребления, либо с религиозными целями, либо для войны[1]

Т. Алексеева, профессор МГИМО

 

Инновационная политика рассматривается, как правило, в качестве набора взаимосвязанных средств и приемов, обеспечивающих более эффективное производство товаров и услуг. За скобками, однако, остается главный вопрос, который всё чаще стал возникать в ХХI веке, — ради каких целей создаются эти товары и услуги, увеличивается объем ВВП, расходуются природные ресурсы? Где границы потребления и потребностей?

Традиционный подход к политике инноваций и технологического развития выглядит следующим образом (рис. 1) (хотя и его целевое предназначение может быть оправдано только военно-техническим соперничеством).

Рис. 1. Ключевые отрасли промышленности

Считается, что жизненный цикл инновационного продукта состоит из четырех фаз:

— На первой фазе проводятся исследования и разработки по созданию нововведения-продукта. Заканчивается фаза передачей отработанной технической документации в производство.

— На второй фазе осуществляется технологическое освоение масштабного производства новой продукции. При этом объемы производства должны выйти на уровень, обеспечивающий безубыточность работы.

— Особенностью третьей фазы является стабилизация объемов производимой продукции.

— На четвертой фазе происходит постепенное снижение объемов производства.

При этом жизненный цикл инновационной технологии производства также складывается из четырех фаз.

— Первая связана с зарождением нововведений-процессов в недрах предыдущего технологического уклада. Интенсивно проводятся НИР технологического профиля по нововведениям-продуктам.

— На второй фазе преследуются цели освоения нововведений-процессов.

— На третьей фазе новая технология производства распространяется и тиражируется с многократным повторением на других объектах.

— Четвертая фаза включает освоение нововведений-процессов в стабильных, постоянно функционирующих элементах объектов.

Подобный подход в целом объясняет существо инновационного процесса и инновационной деятельности, а также особенности организации инновационных процессов. Инновационный процесс, обобщает результаты инновационной деятельности, и содержит четыре основных этапа, объединенных в цикл «исследования — разработки — производство»[2].

Непосредственно инновационный процесс начинается с этапа проведения поисковых НИР, которые реализуют результаты фундаментальных теоретических исследований (ФТИ). Все поисковые НИР проводятся в академических учреждениях и в крупных научно-технических организациях промышленности персоналом высокой научной квалификации. Основными источниками финансирования поисковых НИР являются средства государственного бюджета, выделяемые на безвозвратной основе.

Рис. 2. Жизненный цикл инноваций[3]

На втором этапе инновационного процесса выполняются прикладные НИР. Для потенциальных инвесторов финансирование прикладных НИР связано с наличием экономического риска, что обусловлено высокой вероятностью получения отрицательных результатов. Поэтому инвестиции на эти цели принято называть рискоинвестициями. Проведением прикладных НИР занимаются научно-технические организации промышленности и кафедры вузов по различным направлениям тематики исследований и разработок.

На третьем этапе инновационного процесса выполняются ОКР. Из анализа тенденций в распределении затрат по укрупненным стадиям ОКР можно сделать вывод об экономической целесообразности их финансирования не на весь цикл работ по этапу, а раздельно по наиболее существенным результатам.

На четвертом этапе осуществляется процесс коммерциализации нововведения-продукта от запуска в производство до выхода на рынок в качестве товара. При запуске в производство требуются крупные инвестиции в реконструкцию производственных мощностей, затраты на подготовку персонала, рекламную деятельность и т.д. На этом этапе инновационного процесса реакция рынка на новый товар еще неизвестна и инвестиции продолжают носить рисковый характер.

Затраты на масштабное освоение технологии производства новой продукции превышают инвестиции в НИОКР в 4, 6, 8, 10 раз в зависимости от проектируемого типа производства (мелкосерийное, среднесерийное, крупносерийное или массовое).

Потенциальный инвестор НИОКР должен знать степень риска, которая зависит в значительной мере от фактической результативности работы научно-технических организаций. Известно, что фактическая результативность работы научно-технических организаций в среднем по стране определяется средним коэффициентом результативности r = 0,4[4].

Расчет результативности проводится по данным годовых балансов о рискоинвестициях в НИОКР, отчетным калькуляциям о затратах по темам, а также по переходящим (незавершенным) работам на начало и конец анализируемого периода времени. Этот период целесообразно устанавливать продолжительностью в 4–6 лет, что объективно обусловлено практикойсписания произведенных затрат на НИОКР только после их окончания.

Фактическая результативность научно-технической деятельности конкретной организации определяется по формуле[5]:

где:

r — коэффициент фактической результативности научно-технической деятельности организации;

R — суммарные затраты по законченным работам, принятым (рекомендованным) для освоения в серийном производстве;

H1 — затраты по переходящим (незавершенным) работам на начало анализируемого периода времени;

H2 — затраты по переходящим (незавершенным) работам на конец анализируемого периода времени;

N — число лет анализируемого периода времени; Qi — рискоинвестиции за i-й год.

В ЦНИИ приборостроения планировалось выполнить в течение 4-х лет пять ОКР. Из них успешно завершены в намеченные сроки только три ОКР с фактическими затратами по теме «А» — 7340 тыс. руб., по теме «В» — 8360 тыс. руб. и по теме «С» — 8410 тыс. руб. По двум другим темам сроки выполнения были перенесены на более поздний период времени. Таким образом, получилось, что R = 24 150 тыс. руб.

Объемы рискоинвестиций составили в первый год четырехлетнего периода 10 620 тыс. руб., во второй — 11 100 тыс. руб., в третий — 11 320 тыс. руб. и в четвертый — 11 510 тыс. руб. Итоговое значение рискоинвестиций за 4 года составило сумму 44 550 тыс. руб.

К 2018 году стало окончательно ясно, что достигнуть прогнозируемых результатов к 2020 году не удастся. Тем более не удастся достичь прогнозных результатов к 2030 году потому, что период 2010–2017 годов оказался полностью «провальным». Примечательно в этой связи даже не то, что в основу развития были положены абстрактные принципы «инновации» (чего стоит одно лишь утверждение об «определении специализации России на рынках высокотехнологической продукции»), которые имели очень отдаленное отношение к реальности и не были выполнены, а социальные результаты развития России в 2013–2017 годы, требующие объяснения. Так, в декабре 2017 года ВЦИОМ был проведен опрос,  давший неожиданные результаты развития России в условиях стагнации и кризиса. Индексы социальных оценок относительно личной жизни и ситуации в стране выросли, большинство россиян довольны жизнью и положительно оценивают положение в стране. Об этом свидетельствуют данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), опубликованные во вторник на сайте организации[6].

«Индекс социальных оценок относительно личной жизни по данным телефонного опроса в конце года составил 69 п. — против 46 п. в декабре 2016 года и 36 п. в декабре 2015 года, — говорится в сообщении. — Индекс социальных оценок относительно ситуации в стране, в конце 2015 года опустившийся в область отрицательных значений (–5 п.), в 2016 году поправил позиции (14 п. в декабре). В 2017 году он ушел в рост, достигнув 51 п. в ноябре и остановившись на 50 п. в декабре». Таким образом, оценки ситуации в личной жизни и в стране в целом в 2017 году превысили кризисные показатели. Большинство россиян оказались довольны своей жизнью — очень хорошей/хорошей/ скорее хорошей жизненную ситуацию назвали 83% опрошенных. Что касается положения в стране, почти три четверти (73%) респондентов  охарактеризовали его положительно или нейтрально.

Другими словами, не смотря ни кризис и снижение уровня жизни, — большинство граждан стало более позитивно настроено к состоянию и перспективам развития России, что, естественно, нельзя объяснить простой подтасовкой. Скорее всего сработала позитивная динамика последних месяцев 2017 года и снижение инфляции, а также результаты внешней и военной политики, которые в России всегда рассматривались населением как влиятельный фактор развития страны. Особенно на фоне провальной политики Горбачева-Ельцина последних десятилетий[7].

Положительную динамику показал и индекс социальных ожиданий: если в декабре 2016 года он составил — 41 п., то к концу 2017 года он вырос до — 23 п. Около трети (37%) опрошенных все еще считают, что худшие времена ждут нас впереди, почти столько же (34%) полагают, что они уже позади. При этом, 20% опрошенных сказали, что самые большие сложности мы переживаем именно сейчас. «Текущие оценки позволяют с уверенностью говорить, что ситуация в целом выправлена — люди чувствуют себя вполне комфортно и считают, что в стране все складывается так, как нужно. Но кое-кто и сегодня находится под влиянием инерции, думая, что нужно быть готовым к худшему сценарию — на всякий случай»[8], — прокомментировал результаты исследования руководитель департамента исследований ВЦИОМ С. Львов.

Индексы рассчитываются как разница положительных и средних оценок и отрицательных оценок. Значения индексов могут колебаться в диапазоне от –100 до 100 пунктов. Чем выше значения индекса — тем более оптимистично настроены респонденты. Инициативный всероссийский опрос «ВЦИОМ-Спутник» проведен 25–27 декабря 2017 года, объем выборки 1800 человек, максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 2,5%.

Политика «инновации» походила скорее на набор наукообразных пожеланий, взятых из учебников по макроэкономике. В этой связи целесообразно привести эти направления «инновационного» развития целиком[9]:

Рис. 3. Сравнение основных макроэкономических параметров

— создание сети конкурентоспособных инновационных кластеров, новых региональных центров экономического развития в Поволжье, на Дальнем Востоке и Юге России, преодоление отставания

депрессивных регионов;

— развитие многовекторной модели интеграции в мировой рынок, опирающейся на расширение внешнеэкономических связей с США, Евросоюзом, Китаем, Индией, и формирование новых более глубоких форм интеграции в рамках Евразийского союза и СНГ;

— дальнейшую диверсификацию российской экономики и российского экспорта. Определится специализация России на рынках высокотехнологичной продукции — авиационной и космической техники, судостроительной продукции, ядерных технологий, создания программного обеспечения, космических запусков, услуг космической связи, навигации и геоинформационного обеспечения. Экспорт машиностроительной продукции в долларовом выражении увеличится к 2020 году по отношению к 2010 году в 2,1 раза;

— ускоренное развитие экономических институтов, определяющих защиту прав собственности, усиление конкурентности рынков, снижение инвестиционных рисков и административных барьеров, развитие новых компаний и активизацию предпринимательской составляющей российского бизнеса, повышение качества государственных услуг и эффективности государственного управления при усилении его стратегической программной составляющей.

При этом общие приоритеты были указаны верно, но с той оговоркой, что в последующие годы делалось ровно все наоборот. Так, частные и государственные расходы на здравоохранение прогнозировались возрастать с 4,6% ВВП в 2010 году до 6,1% ВВП в 2020 году и до 7,1% ВВП в 2030 году, расходы на образование, соответственно, до 6,0 и 6,5% ВВП (в 2010 году — 5,2% ВВП). Расходы на науку возрастают с 1,2% ВВП в 2010 году до 2,5% ВВП в 2030 году, что сопоставимо с параметрами развитых стран. При этом предполагается существенное повышение параметров эффективности экономики: энергоемкость ВВП по отношению к 2010 году снизится в 2020 году на 23%, в 2030 году — на 41%, производительность труда возрастет в 2020 году в 1,5 раза по отношению к 2010 году и в 2030 год, соответственно, в 2,3 раза.

Считалось (и не без оснований), что при указанных предпосылках российская экономика будет развиваться быстрее мировой, и ее доля повысится с 3,8% в 2010 году до 4% в 2020 году и до 4,3% мирового ВВП к 2030 году. По размеру экономики Россия переместится с 6-го места в 2011 году на 5-ое место в 2014 году, обогнав Германию[10]. Сценарий предполагает сохранение нулевого баланса текущего счета, который достигается за счет существенного наращивания экспорта высокой степени переработки. При этом преобладает тенденция к умеренному ослаблению курса рубля[11].

Важное предположение заключалось в том, что реализация инновационного сценария позволило бы значительно сократить разрыв с развитыми странами по уровню благосостояния российских граждан и повысить статус России в мировой экономике. Уровень доходов на душу населения (ВВП на душу населения с учетом раунда сопоставлений покупательной способности 2008 года) должен был возрастить с 57% от уровня Еврозоны до 75–77% в 2020 году и 95–100% в 2030 году. Россия укрепит свои позиции как одного из лидеров научно-технологического и образовательного развития в мире[12].

Рост экономики будет опираться на активные социальные сдвиги. Доля  среднего класса повысится с 22% в 2010 году до 37% в 2020 и 48% в 2030 году).

Внутриполитическая стабильность и доверие к правящей элите к 2018 году подверглись значительной эрозии именно из-за социально-экономических проблем, ставших иллюстрацией инфляционно-стагнационного периода развития предыдущих лет. Поэтому, выбирая стратегию инновационного развития среди всех прочих стратегий национальной безопасности, следует иметь в виду важное обстоятельство: эта стратегия «обречена на успех» даже при самых неблагоприятных внешних и внутренних обстоятельствах, которые могут сопутствовать  ее реализации, если в её основе ставятся такие приоритетные задачи как развитие НЧК или экономики, а не абстракции макроэкономической стабильности, основанные на стагнации мысли и экономики. Этот успех будет выражаться в укреплении внутриполитической стабильности в стране, которая в 2007–2017 годы превратилась в главный объект агрессии со стороны западной ЛЧЦ.

Инновационный сценарий развития России, реализуемый в любом из его вариантов (некоторые из которых будут описаны ниже), обеспечивает для нации и страны главное — импульс опережающего качественного развития, а не количественного роста или — еще хуже — стагнации. Даже при неэффективном расходовании национальных ресурсов инвестиции в человеческий капитал, экономику знаний и развитие институтов общества дадут положительный эффект.

Но инновационный сценарий развития это не только переоценка приоритетов бюджета или инвестирования. Это — выбор приоритетов при принятии любого политического или административного решения в пользу развития человеческого капитала, прежде всего, его качественных составляющих. Даже, например, если речь идет об обороне, военных расходах или мобилизационных мероприятиях, всегда на первом плане должен находиться этот приоритет. И не только с точки зрения НИОКР, но и с точки зрения качества ВС, эффективности управления[13].

Вместе с тем, применительно к современным российским реалиям, этот Сценарий может быть назван достаточно условно «инновационным» потому, что он основывается не на качественных изменениях в развитии экономики и социальной жизни общества, а на неких «инновациях», не вполне осознанных, воспринятых и реализуемых, но достаточно признанных, даже на официальном уровне финансово-экономическими властями России во втором десятилетии XXI века. Это может обеспечить России вполне среднемировой экономический рост.

Более того, при благоприятных условиях рост ВВП и качество экономики могут изменяться даже быстрее, чем в среднем в мире. Так, согласно докладу Российской академии наук (РАН), Россию в период с 2017 по 2035 годы даже ждет период бурного экономического роста. Как отмечается в докладе, среднегодовые темпы роста экономики составят 3,7%, а в пиковые годы в период с 2021 по 2025 годы он будет достигать 5% ВВП в год. Отмечается также, что к 2035 году в структуре

ВВП значительно увеличится доля высокотехнологичных производств. Как отметил один из авторов доклада, заведующий лабораторий анализа и прогнозирования производственного потенциала и межотраслевых взаимодействий РАН А. Широв, опережающий мировые темпы экономический рост России обеспечит восстановление экономики после кризиса и увеличение доли инвестиций в ВВП до 25%[14].

При этом прогнозы Минэкономразвития о росте экономики России в ближайшие годы выглядят обнадеживающими, но не столь радостными. Согласно прогнозам Минэкономразвития, например, рост экономики РФ в 2018 году составит 2,1%, в 2019 и 2020 годах — 2,2% и 2,3% соответственно. При этом инфляция зафиксируется в пределах 4% на весь прогнозный период[15].

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с монографией  "Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХXI веке"<<


[1] Алексеева Т. А. Современная политическая мысль (ХХ–ХХI вв.): Политическая теория и международные отношения. — М.: Аспект Пресс, 2016. — С. 127.

[2] Леонтьев С. К., Губинский И. М. Технологическое прогнозирование и планирование: российский и зарубежный опыт перспективы для отечественного оборонно-промышленного комплекса. — М.: Изд-во Московского университета, 2014. — С. 18.

[4] Леонтьев С. К., Губинский И. М. Технологическое прогнозирование и планирование: российский и зарубежный опыт перспективы для отечественного оборонно-промышленного комплекса. — М.: Изд-во Московского университета, 2014. — С. 18.

[5] Там же.

[6] ВЦИОМ: большинство россиян довольны жизнью и считают ситуацию в стране нормальной / Информационный ресурс: «ТАСС». 09.01.2018. Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/obschestvo/4861468

[7] См. подробнее: Подберёзкин А. И. Современная военная политика России. — М.: МГИМО–Университет, 2017. — Т. 2.

[8] ВЦИОМ: большинство россиян довольны жизнью и считают ситуацию в стране нормальной / Информационный ресурс: «ТАСС». 09.01.2018. Подробнее на ТАСС:

http://tass.ru/obschestvo/4861468

[9] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. — М.: МЭР, 2013. Март. — С. 58.

[10] С использованием базы оценки паритета покупательной способности 2008 года.

[11] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. — М.: МЭР, 2013. Март. — С. 58.

[12] В прогнозе в качестве основного критерия отнесения граждан к среднему классу определен уровень дохода свыше 6 прожиточных минимумов. Исходя из этого в 2010 году представители среднего класса имели среднедушевой доход более 34 тыс. руб. в месяц. В 2030 году уровень дохода, позволяющего относиться к этой категории населения, составит около 100 тыс. руб.

[13] См. подробнее: Подберёзкин А. И. Военная политика России. — М.: МГИМО– Университет, 2017. — Т. 1–2.

[14] Славинский И. Академики РАН предрекли России бурный рост // Известия 2017.23.10.

[15] Там же.

 

05.06.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век