Индия — ведущая военная держава в ХХI веке: влияние на развитие России

Версия для печати

Традиционные военно-политические оценки роли и значения Индии для безопасности России требуют пересмотра в настоящее время и, тем более, в прогнозах на будущее. К 2025 году, а, тем более, к 2050 году, Индия превратится в мощную в военном отношении державу, которая по-новому сформулирует свою традиционную политику безопасности. Кроме уже известной традиционной миролюбивой внешнеполитической стратегии может быть сформулирована стратегия[1]:

— вхождения в военно-политическую коалицию западной ЛЧЦ во главе с США;

— стратегия превращения Индии в самостоятельный центр силы, доминирующий в бассейне всего Индийского океана от стран Юго-Восточной Азии до Ближнего Востока и Юга Африки.

Важно подчеркнуть, что для постановки такой гипотетической задачи у Индии будут все необходимые предпосылки, а именно:

— к 2025–2050 годам она превратится в страну-лидера по количеству и качеству НЧК;

— как минимум, во вторую державу по объему ВВП;

— в страну-лидера по НТП и технологиям;

— в мощную военную державу, обладающую всеми необходимыми ВВСТ и ВС.

Намерения в отношении создания стратегических ядерных сил (СЯС) фактически никогда не скрывались ни политиками, ни военными в Индии. Сразу после ядерных испытаний в 1998 году премьер-министр А. Ваджпаи заявил о курсе на политику «минимального ядерного сдерживания». В августе 1999 года специально созданным органом — консультативным советом по национальной безопасности — был опубликован краткий проект ядерной доктрины страны, представленной СНБ при премьер-министре. Именно в этом документе впервые официально был предложен принцип развертывания триады сил сдерживания (то есть придание способности нанесения стратегического ядерного удара всем трем видам вооруженных сил) и системы управления и контроля. В нем также были сгруппированы все основные принципы в области ядерных вооружений, которые выдвигались индийской правящей элитой на протяжении многих лет задолго до обретения статуса фактической ядерной державы. Примечательно, что в проекте ничего не было сказано об источниках или характере угроз, которые могут оправдать использование ядерного оружия.

При этом конкретные параметры такой доктрины освещались весьма скупо. В 2001 году в Индии было создано командование стратегических ядерных сил. Тем не менее, пока достаточно трудно составить четкое представление о том, насколько эта страна продвинулась на пути превращения в державу, обладающую реальным боеготовым ядерным потенциалом. Что касается оценки перспектив развития будущих сил ядерного сдерживания Индии, то этот вопрос продолжает вызывать споры как среди политиков, так и среди специалистов — индийских и зарубежных.

5 января 2003 года по итогам заседания комитета по безопасности во главе с премьер-министром А. Ваджпаи было объявлено о создании высшей инстанции, имеющей полномочия принимать решение о применении ядерного оружия. Общий контроль за использованием ЯО был возложен на орган, состоящий из двух советов — политического и исполнительного (во главе с премьер-министром А. Ваджпаи и советником премьер-министра по национальной безопасности Б. Мишрой соответственно). Решение принимает исполнительный совет с санкции политического совета по рекомендации комитета начальников штабов вооруженных сил.

11 января 2003 года командующим индийскими стратегическими ядерными силами был официально назначен маршал авиации Т. Астхана. Было решено, что этот пост будет ежегодно передаваться «представителям трех видов ВС» в порядке очереди. Премьер-министр назван единственным лицом, обладающим «ядерной кнопкой», то есть полномочиями на отдачу команды на применение СЯС. Некоторым обозревателям это показалось довольно странным, поскольку в соответствии с конституцией страны верховным главнокомандующим вооруженными силами является президент, а не премьер-министр. Возможно, во исполнение этого пункта соответствующим индийским структурам придется внести некоторые изменения в конституцию. Осталось также неясным, кто имеет право замещать премьер-министра в случае его неспособности отдавать приказы.

На прошедшем заседании была утверждена и ядерная доктрина страны. Вкратце ее положения сводятся к следующему:

— Индия намерена создавать и развивать потенциал минимального разумного сдерживания.

— Руководство страны провозглашает принцип неиспользования ЯО первой. Оно может быть применено только в качестве ответа на ядерное нападение на территорию страны или индийские вооруженные силы где бы то ни было.

— Ответный ядерный удар, который может быть нанесен только с санкции гражданского политического руководства страны, будет массированным, с расчетом нанести неприемлемый ущерб.

— Ядерное оружие не может быть применено против неядерного государства.

— В случае широкомасштабного военного нападения на Индию или ее вооруженные силы где бы то ни было с применением химического или биологического оружия руководство страны оставляет за собой право ответного ядерного удара;

— Дели продолжает строго придерживаться международных режимов в сфере контроля над экспортом ядерных и ракетных материалов и технологий, подтверждает свое участие в переговорах по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов и продолжает придерживаться объявленного страной моратория на проведение ядерных испытаний.

— Индия вновь подчеркивает свою приверженность цели полного всеобщего ядерного разоружения.

В 2005 году представитель национального министерства обороны заявил, что «ядерная доктрина страны основана на принципе минимального вероятного средства устрашения и в противоположность другим государствам исключает так называемый превентивный удар по противнику, что направлено в первую очередь на предотвращение угрозы нанесения ответного ядерного удара». Однако, отвергая, с одной стороны, «холодную войну», Индия, в свою очередь, не дает четкого ответа на вопрос, каким именно количеством ядерных боеголовок она располагает для «минимального устрашения».

В 2004 году в интервью изданию «Дефенс ньюс» представитель МО заявил, что через пять–семь лет Индия намерена иметь на вооружении наземного, воздушного и морского компонентов 300–400 ядерных и термоядерных боеприпасов. Однако, принимая во внимание то обстоятельство, что в настоящее время эта страна располагает запасами оружейного плутония, достаточного для изготовления не более 100 боеприпасов, реальность таких планов вызывает сомнения. Некоторые международные аналитические центры по предотвращению ядерной угрозы оценивают ядерные запасы Индии в 50–60 боеприпасов. Вне всякого сомнения, это число в последующее десятилетие должно увеличиться.

Теперь Индия имеет практически полностью сформированную систему принятия решений о применении своего ядерного арсенала. Кроме того, обладание оформленной ядерной доктриной (пусть и в самом общем виде) является весьма важным обстоятельством с внутриполитической точки зрения.

Основные средства доставки ядерных зарядов:

— Баллистические ракеты малой дальности «Агни-I» (700 км);

— Баллистические ракеты средней дальности «Агни-II» (2500 км);

— Баллистические ракеты средней дальности «Агни-III» (3500 км);

— Межконтинентальние баллистические ракеты «Агни-IV» (4000) и «Агни-V» (~8000);

— РПКСН класса «Арихант» с БРПЛ К-15 «Сагарика»;

— Многоцелевые самолеты Су-30МКИ и Dassault Mirage 2000

В настоящее время авиация представляет единственный реальный компонент ядерного потенциала Индии. Основу этого компонента  составляют две эскадрильи многоцелевых самолетов «Мираж–2000» французского производства, которые сертифицированы для выполнения ядерных задач. Базируются эти эскадрильи (всего 24 самолета) на авиабазе «Гвалиор» в Мадхья-Прадеш, на севере центральной части Индии. Радиус боевого действия самолета с одной ядерной бомбой на борту — 1170 километров.

Кроме того, для выполнения ядерных задач сертифицирована часть истребителей-бомбардировщиков «Ягуар» английского производства и некоторое количество тактических истребителей МиГ-29 и Су-30МКИ российского производства. Эти машины, как и самолет «Мираж–2000»,  способны взять на борт одну ядерную бомбу, а их радиус боевого действия колеблется от 700 до 2000 километров.

Индия намерена совершенствовать авиационный компонент ядерных сил за счет перевооружения ВВС на новые самолеты-носители ядерного оружия. С этой целью предусмотрена закупка у Франции перспективного многоцелевого истребителя «Рафаль», который во Франции используется в качестве самолета–носителя ядерной крылатой ракеты АСМП. Одновременно ведутся работы по дооборудованию большего количества тактических истребителей Су-30МКИ для их использования в качестве носителя ядерной бомбы.

В перспективе нельзя исключать, что индийские самолеты могут быть вооружены сверхзвуковой крылатой ракетой типа «БраМос», если  для этой КР будет создана ядерная головная часть.

Первые попытки создания в стране тактической баллистической ракеты (ТБР) были предприняты еще в конце 1960-х годов, когда индийские специалисты пытались создать ТБР на базе ракеты приобретенного в СССР зенитного ракетного комплекса С-75. Однако, хотя эффективность созданного таким способом оружия оказалась невысокой, двигательная установка ЗУР С-75 в дальнейшем все же была использована для создания первой индийской баллистической ракеты «Притхви».

Индийская программа разработки собственных ракет-носителей начала осуществляться в 70-е годы с проекта SLV и вступила в практическую стадию в июле 1980-го, когда с помощью ракеты SLV-3 на эллиптическую орбиту был выведен искусственный спутник земли «Рохини» массой 40 кг.

К реализации ракетной программы в стране приступили в 1983 году, когда был разработан комплексный проект создания боевого управляемого ракетного оружия (Integrated Missile Development Programme IGMDP). Стратегическая цель этой работы состояла в построении и развитии собственной научно-исследовательской и производственной базы, способной обеспечить вооруженные силы эффективным ракетным оружием, на которое должен в дальнейшем опираться потенциал сдерживания. Он предусматривал разработку и производство широкого спектра ракет: БР малой и средней дальности («Притхви» и «Агни»), способных нести ядерный заряд, КР «Брамос» и зенитных управляемых ракет («Акаш» и «Тришул»).

Помимо этого, в стране действует космическая программа, направленная на достижение самообеспеченности в области разработки и производства ракет-носителей для искусственных спутников земли мирного и военного назначения.

Наиболее показательным примером успешного развития ракетных технологий являются разработки ракет «Притхви» («Земля») и «Агни» («Огонь»).

В настоящее время в Индии заканчивается создание перспективной атомной подводной лодки (ПЛА) по программе (Advanced Technology Vessel (ATV)), которая, возможно, будет нести на борту ракеты «Притхви-3». По неподтвержденной информации, головной корабль спущен на воду в 2007 году. Согласно данным индийских источников, предполагается построить до пяти таких ПЛ. При их проектировании был использован проект и опыт эксплуатации советской ПЛА «Чакpa», которую Индия арендовала с 1988 по 1991 год. Если по техническим причинам произойдет задержка с вводом в строй первой индийской АПЛ, то по программе подводного старта могут быть переоборудованы находящиеся в боевом составе или новые дизельные ПЛ. Продолжается также строительство по французской лицензии шести ПЛ типа «Скорпен». Имеются также сведения о намерении арендовать одну-две ПЛА в России.

Учитывая продолжительность предстартовой подготовки и несовершенство системы наведения «Притхви», ее вряд ли можно считать эффективной боевой системой доставки. Гораздо более мощным и совершенным носителем ядерных боеголовок является баллистическая ракета средней дальности (БРСД) «Агни». Работы над ней начались в середине 80-х годов XX века.

Первый вариант ракеты — «Агни-1» (длина 18 м, масса около 7,5 т, дальность стрельбы до 1 500 км) был изготовлен на базе ранее отработанных в процессе выполнения индийской космической программы элементов. Первая ступень БРСД представляла собой твердотопливный двигатель ракеты-носителя SLV-3, а основу второй составляла уменьшенная в длине двигательная установка ОТР «Притхви-1». Первый пуск «Агни1» был осуществлен в мае 1989 года, однако о военном предназначении ракеты тогда ничего не сообщалось. Эта БРПЛ была представлена в качестве «демонстрационного технологического проекта», служащего для отработки ряда космических технологий. Система управления ракеты была аналогична применяемой в ОТР «Притхви-1». Отделяемая ГЧ массой 1000 кг имела собственную систему управления. В дальнейшем было проведено еще два пуска «Агни-1» — в мае 1992 и феврале 1994 года.

В свете пакистанских ядерных и ракетных испытаний в 1998 году индийское правительство приняло решение о продолжении работ по созданию ракет средней дальности. На базе первой маршевой ступени «Агни-1» прорабатываются и испытываются два варианта «Агни-2». В одном из них в качестве второй ступени используется маршевая ступень «Притхви», позволяющая доставлять ГЧ массой 1000 кг на расстояние 2100 км, а при массе 500 кг максимальная дальность стрельбы может достигать 3300 км. В другом варианте на второй ступени установлен новый твердотопливный двигатель, позволивший сократить время подготовки БРСД к пуску с 12 ч до 15 мин. При массе ГЧ 1000 кг максимальная дальность стрельбы этой ракеты составляет 2750 км, а при массе 500 кг — 4200 км. Значительным достижением индийских специалистов стало также создание высокомобильной платформы, предназначенной для транспортировки ракеты.

«Агни-2», имеющая дальность стрельбы 2000 км и массу ГЧ 1000 кг, была впервые испытана 11 апреля 1999 года, когда она пролетела 2000 км за 11 мин. По данным технических источников, она превосходит западные проекты по маневренности и скольжению, причем КВО составляет всего 40 м. Хотя, по всей видимости, эти данные преувеличены, они все же вызывают много вопросов у западных специалистов.

Министерством обороны Индии утверждены планы развертывания в стратегически важных районах страны подразделений отечественных баллистических ракет серии «Агни». «Агни-1» с дальностью стрельбы до 700 км и «Агни-2», способная поражать цели на расстоянии до 1500 км, будут размещены в северных и западных секторах индийской территории, граничащих с Пакистаном, а на востоке с Китаем. Два сформированных ракетных полка сухопутных войск имеют в своих арсеналах по восемь пусковых установок. Они могут обеспечивать запуск любой из  двух типов БР, оснащенных как обычными, так и ядерными боеголовками. Для обеспечения должной операционной гибкости новых подразделений предусмотрена быстрая доставка ракет из ангаров в центральной части страны в любой ее район по железным дорогам и автострадам. При необходимости пуски могут осуществляться и с основной базы.

С 1994 года Индия разрабатывает МБР, известную как «Сурья» (Surya — «Солнце»), с целью, как полагают большинство экспертов, достижения силового паритета с Китаем. К настоящему времени определены несколько основных альтернативных вариантов ее конфигурации. Ракета, как предполагается, будет трехступенчатой, причем первые две ступени — твердотопливные, а последняя — жидкостная. Дальность стрельбы при массе ГЧ около 3500 кг предположительно составит 8–12 тыс. км. Не исключена возможность оснащения ее термоядерным зарядом. Ранее сообщалось, что в случае выделения индийским правительством соответствующих ассигнований и открытия целевого проекта разработки МБР «Сурья» на ее создание уйдет 5–7 лет. Опубликованные данные не дают четкого представления о состоянии этой программы в настоящее время. Тем не менее, по оценкам американских экспертов, Индия уже имеет в своем распоряжении большую часть компонентов, необходимых для создания полноценной МБР.

К разработке БРПЛ индийцы приступили в конце 90-х годов, а ее полетные испытания начались в январе 2004-го (было осуществлено бросковое испытание из пусковой установки, размещенной на затопленной платформе). После того как в марте нынешнего года состоялись два успешных испытательных пуска ракеты с подводного стенда, глава DRDO В. Сарасват заявил, что программа испытаний K-15 вступила в финальную стадию.

Представляется, что эта стадия должна предусматривать проведение пусков БРПЛ с борта штатного носителя — подлодки «Арихант». Без проведения таких пусков на вооружение не могут быть приняты ни ракета K-15, ни ПЛАРБ «Арихант». Судя по всему, это событие состоится в следующем году.

Следует ожидать, что DRDO не ограничится созданием БРПЛ с дальностью стрельбы 700–750 километров. Из утечек в индийские СМИ известно о секретной программе ракет семейства «K», которая предусматривает разработку БРПЛ K-4 с дальностью стрельбы до 3500– 5000 километров при массе головной части около 1000 килограммов и БРПЛ K-5, относящейся к ракетам межконтинентальной дальности.

Исходя из вышеизложенного можно констатировать, что Индия близка к тому, чтобы в недалекой перспективе стать обладателем полноценной ядерной триады.

«Агни-V» — твердотопливная трехступенчатая ракета массой 50 т и длиной 17,5 м. Забрасываемый вес — 1,5 т в виде одной или нескольких ядерных боеголовок. Стоимость ее разработки оценивается в 25 млрд рупий ($480 млн). После четырех или пяти испытаний ракета будет принята на вооружение в 2014–2015 гг. Прежняя «длинная рука» Индии — ракета «Агни-III» — имела дальность 3500 км и не могла обеспечить поражение побережного Китая — экономического сердца страны, пишет Huffi ngton Post.

Официальные лица Китая выступили подчеркнуто сдержанно: пресс-секретарь МИД Лиу Веймин заявил, что Пекин «осведомлен» об испытании и видит в Индии не соперника, а партнера, но что странам следует «ценить достигнутые нелегким трудом теплые двусторонние отношения».

Государственный телеканал CCTV, поздравив Индию с ракетным прорывом, не преминул перечислить технические недостатки ракеты: малый забрасываемый вес при чрезмерной стартовой массе, проблемы с системой наведения и уязвимость стартовых позиций. «(Ракета) не представляет реальной угрозы», — резюмировал ведущий CCTV. Государственная китайская Global Times предостерегла Индию от «заносчивости в спорах с Китаем», напомнив, что китайские средства доставки ядерных зарядов мощнее и надежнее. «В обозримом будущем у Индии нет шансов в гонке вооружений с Китаем», — цитирует газету The Wall Street Journal.

Военный аналитик Рахуль Беди из Нью-Дели называет программу «Агни-V» исключительно антикитайской. «В то время как Китай не считает Индию своим военным противником и даже соперником, в Индии положение дел видят совсем иначе», — заявил он. По его мнению, запуск новой ракеты находится в контексте наращивания военной мощи Индии, выразившегося в лизинге российской атомной подлодки «Нерпа» и ожидающегося вступления в строй авианосца «Викрамадитья» российской постройки. Индия воевала с Китаем в 1962 г., проиграла конфликт, и у стран остается неурегулированный пограничный спор.

Представитель ДРДО Рави Гупта отверг антикитайскую направленность индийской ракетной программы: «Наши ракеты служат исключительно целям сдерживания и национальной безопасности». Мировое сообщество спокойно отнеслось к запуску. Представитель госдепа США Марк Тонер указал, что Индия всегда безупречно соблюдала соглашения о нераспространении ядерного оружия.

Как ожидается, ракета будет принята на вооружение через год после нескольких дополнительных пусков из ТПК. МБР «Агни-5» станет одним из компонентов системы ядерного сдерживания Индии.

Таблица 1. Тактико-технические характеристики

— 80–100 единиц «Агни-1», по состоянию на 2010 год

— 20–25 единиц «Агни-2», по состоянию на 2010 год

В плане развития средств противовоздушной и противоракетной обороны наиболее значительной программой на сегодня является создание ЗРК «Акаш» («Небо»). Используемая в составе «Акаш» зенитная ракета по своему внешнему виду и конструктивному исполнению аналогична ракете, применяемой в составе приобретенного в СССР ЗРК «Квадрат». Ее длина 5,8 м, масса 650 кг, дальность стрельбы 25–27 км.

Другой программой создания собственного ЗРК является «Тришул» («Трезубец») — низковысотная зенитная ракетная система, которую планируется поставить в индийскую армию, ВМС и ВВС. Используемая в составе «Тришул» ЗУР по своему внешнему виду и конструктивному исполнению подобна ракете, применяемой в закупленном в СССР самоходном и корабельном варианте ЗРК «Оса». В индийской версии длина этой ракеты 3,4 м, диаметр 21 см, а масса 125 кг. При этом дальность действия «Тришул» составляет от 900 до 9000 м.

Особое значение индийские разработчики придают тому, что «Тришул» способен перехватывать низколетящие (на высоте от 2 до 5 м над уровнем моря) противокорабельные ракеты, поддерживая высоту с помощью радиолокационного высотомера, а для подрыва боевой части в зоне встречи с целью используется ИК-взрыватель.

Таким образом, на сегодняшний день можно сделать ряд определенных выводов:

— Индия имеет достаточно развитую ядерную инфраструктуру и промышленную индустрию, позволяющую ей совершенно самостоятельно производить ядерное оружие.

— Страна является обладателем региональных средств сдерживания, поскольку здесь налажено собственное производство ракетных средств доставки, которые позволяют поражать все объекты на территории Пакистана и наносить удары по значительной части территории КНР. Если удастся увеличить дальность полета разрабатываемых ракет до 3500–5000 км и повысить точность их наведения, то они приобретут свойства стратегических межконтинентальных баллистических ракет. В этом случае эта страна сможет проецировать свою военную мощь далеко за пределы Южной Азии.

— Индия имеет практически полностью сформированную систему принятия решений о применении своего ядерного арсенала, а ее политическое руководство настроено очень решительно на случай любых конфликтов со Вывод однозначен: реализуемые своими основными противниками, вплоть до применения ядерного оружия. Нью-Дели меры в области создания и развития ядерных вооружений свидетельствуют о настойчивом желании Индии создать ядерный арсенал, сопоставимый по меньшей мере с ядерным арсеналом КНР.

Планы развития индийских ядерных сил предусматривают, что к 2030 году они будут располагать не менее чем 300 носителями авиационного, наземного и морского базирования и свыше 400 ядерными боезарядами на них.

Это означает, что ныне уже не следует игнорировать индийский фактор, когда роль идет о продвижении мирового сообщества по пути ядерного разоружения. Индия должна стать полноправным участником многосторонних переговоров в этой сфере. В противном случае процесс постепенного ограничения ядерных вооружений неизбежно затормозится, поскольку невозможно представить, чтобы государства — члены «ядерной пятерки», особенно Китай, согласились на глубокие сокращения своих арсеналов ЯО в то время как такие де-юре непризнанные ядерные государства, как Индия, наращивают свои ядерные вооружения.

Автор: А.И. Подберёзкин


[1] Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: МГИМО–Университет, 2017. — С. 29–92; 307–350.

 

09.10.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Азия
  • XXI век