Фундаментальное значение точного прогноза наиболее вероятного сценария развития МО

Версия для печати

Большинство сценариев развития международных отношений, составленных до 2014 года, сегодня полностью утратили свою актуальность[1]

Я. Новиков, генеральный директор Концерна ВКО «Алмаз-Антей»

 

Нужно научиться «смотреть за горизонт», оценивать характер угроз на 30–50 лет вперед. Это серьезная задача, требующая мобилизации возможностей гражданской и военной науки, алгоритмов достоверного, долгосрочного прогноза[2]

В. Путин, Председатель Правительства России, 2008

 

Исключительная важность «алгоритмов достоверного, долгосрочного прогноза» объясняется прежде всего полярностью оценок в долгосрочном прогнозировании развития международной обстановки, где результат может быть «дружба», «тесное сотрудничество», – с одной стороны; «союзнические отношения», – с другой; «соперничество», – с третьей; наконец, с четвертой – «война» во всем многообразии ее проявлений.

Соответственно и ваша национальная стратегия должна быть во всех этих случаях (а еще во множестве промежуточных, «гибридных» вариантах) совершенно разной и абсолютно не похожей одна на другую. Ни по средствам, ни по способам реализации стратегии национальной безопасности не могут быть даже близко походить одна на другую, если вектора развития МО совершенно разные. Другое дело, что в реальных международных условиях «поворот на 180°» случается крайне резко и неожиданным бывает исключительно не часто: субъект МО, особенно крупный обладает колоссальной энергией. Он похож на огромный авианосец, который даже с выключенными двигателями, будет двигаться еще десятки миль.

Самая большая трудность изначально заключается в том, что прежде чем прогнозировать развитие того или иного объекта необходимо достаточно полно представить себе его содержание, структуру и основные особенности. Международная обстановка – удивительный и достаточно сложный объект, который состоит из сотен тысяч субъектов МО, акторов, факторов и тенденций. Модель анализа МО автор предложил в одной из своих работ следующим образом, допустив возможность экстраполяции для среднесрочных прогнозов.

Как видно, с точки зрения разработки эффективной стратегии национальной безопасности, начало такой работы непосредственно относится к VII этапу, после вычленения наиболее вероятного сценария развития МО и его вариантов. При этом собственно варианты развития ВПО–СО – войн и конфликтов вытекают из того или иного варианта наиболее вероятного сценария развития МО, но никак не ранее этого: мы должны максимально точно знать будущую МО и ВПО прежде, чем разрабатывать средства влияния и противоборства.

 

 

 

Следует понимать, что корректировка исходного базового сценария под воздействием субъективных факторов может происходить только от развития одного возможного варианта сценария к другому. А переход от исходного варианта сценария к такому сценарию, который не рассматривался ранее как вероятный, может произойти только под воздействием объективных факторов, и прежде всего, существенного изменения соотношения сил на мировой арене. Как уже отмечалось выше, такие изменения не могут происходить одномоментно, что позволяет обнаруживать их заблаговременно. Исключением здесь может быть только случай масштабных природных катастроф[3].

При этом очень важно иметь ввиду, что среди этих факторов много постоянных, даже глобальных, меняющихся медленно или вообще не меняющихся (территория, природные ресурсы, демография и др.), но еще больше переменных факторов и  последствий, изменений которых мы не можем точно предсказать. Особенно, если речь идет об иррациональных и личных мотивах, которые в отдельные периоды могут даже доминировать в политике, отодвигая объективные реалии и факторы «на второй план».

Таким образом, для выделения из числа возможных сценариев развития МО одного наиболее вероятного необходимо пройти принципиальные этапы, в изучении нескольких групп факторов – мировых и региональных тенденций, государственных и негосударственных акторов – под углом зрения их возможных изменений. Подобный подход укладывается в достаточно простую матрицу исследования, которую, естественно, требуется конкретизировать применительно к конкретному вероятному сценарию и субъекту МО.

На рисунке эта логическая последовательность может выглядеть следующим образом (при этом необходимо сразу же оговориться, что для различных этапов и сроков необходимо делать различные прогнозы). Как минимум, можно выделить два – среднесрочный (до 2021 года) и долгосрочный (до 2040 года) и потому, что во втором случае неизбежно появление качественно новых факторов и парадигм.

Матрица анализа и прогноза одного из вероятных сценариев развития МО в среднесрочной и долгосрочной перспективе[4]

 

Современное состояние
(статус)

Прогноз
на среднесрочную перспективу

Прогноз
на долгосрочную перспективу

Качественно
новые факторы

1. Мировые
тенденции

«Стабильные факторы»

«Стабильные
факторы»

«Стабильные факторы»

«Стабильные факторы»

«Переменные факторы»

«Переменные
факторы»

«Переменные факторы»

«Переменные факторы»

«Динамичные факторы»

«Динамичные
факторы»

«Динамичные факторы»

«Динамичные факторы»

2. Развитие
основных (100)
участников
международных
отношений

«Стабильные факторы»

«Стабильные
факторы»

«Стабильные факторы»

«Стабильные факторы»

«Переменные факторы»

«Переменные
факторы»

«Переменные факторы»

«Переменные факторы»

«Динамичные факторы»

«Динамичные
факторы»

«Динамичные факторы»

«Динамичные факторы»

3. Развитие
негосударственных акторов
международных
отношений

«Стабильные факторы»

«Стабильные
факторы»

«Стабильные факторы»

«Стабильные факторы»

«Переменные факторы»

«Переменные
факторы»

«Переменные факторы»

«Переменные факторы»

«Динамичные факторы»

«Динамичные
факторы»

«Динамичные факторы»

«Динамичные факторы»

 

Далее необходимо последовательно исследовать с точки зрения критерия «возможность – вероятность» формирование наиболее вероятного сценария и его вариантов в развитии МО. Этот этап самый ответственный и, к сожалению, нередко ведет к неисправимым ошибкам. Так, стратегическое видение М. Горбачева и его руководства будущей МО как системы безопасной и обладающей высокой степенью сотрудничества, даже партнерства и дружбы в конце80 – начале 90-х годов привело к катастрофе ОВД–СЭВа – СССР. Аналогичные оценки Б. Ельцина и его окружения (не случайно в первой редакции Концепции национальной безопасности в середине 90-х гг. было зафиксировано «отсутствие внешних угроз») привели к демонтажу сил и средств обеспечения национальной безопасности России к концу 90-х гг. XX века.

Цель этого масштабного исследования развития МО – прогноз наиболее вероятного сценария развития МО и его вариантов до 2021 года, который в 2016 году уже не выглядит таким оптимистичным как до 2014 года. Очевидно, что сценарии «партнерства», «сотрудничества», а тем более «союза» исключаются и выбор можно делать между различными сценариями силового противоборства и их вариантами.

Именно из этого выбора с неизбежностью вытекает и наиболее реалистичный вариант стратегии национальной безопасности как вариант противодействия, противоборства со стратегией Запада. Причем в варианте военно-силового противоборства, который фактически сложился в 2016 году не только на Украине и в Сирии, но и де-факто на Кавказе, в Средней Азии и даже глобально, системно, во всех областях взаимодействия.

На втором этапе из варианта наиболее вероятного сценария МО выделяется отдельный военно-политический аспект – военно-политическая обстановка (ВПО), которая прежде всего (но не только) формирует внешние условия создания адекватной стратегии национальной безопасности России.

 

ПоследФормирПрогнРазвМОиЕгоОтделАспек[5]

Как видно на рисунке, сценарий и вариант развития ВПО – часть, один из аспектов сценария развития МО, однако в целях нашего исследования он является основным, наиболее предпочтительным. Поэтому и его основные подгруппы (составляющие) рассматриваются преимущественно в этом аспекте. Например на 3 этапе конкретного анализа ВПО роль идет фактически не только о ВПО, но и о СО, а детализация здесь достигает очень высокого уровня, который не имеет особенного значения для МО.

Строго говоря, в нашей методике стратегический прогноз развития ВПО строится на уровне 2 и 3 этапов. Но не только. В этой области сильно влияние как отдельных тенденций (например, технологий), так и субъективных факторов.

Как видно из предлагаемого логического рисунка, для практических целей необходимо остановиться на выборе того или иного конкретного и наиболее вероятного сценария развития МО, который может быть описан в нескольких (не более 3-х) вариантах. Однако для того, чтобы этот выбор оказался максимально адекватным необходимо:

– отобрать значительное количество возможных развития тех или иных сценариев МО;

– из них отобрать ограниченное число наиболее вероятных сценариев;

– из числа наиболее вероятных сценариев развития МО выбрать один – единственный, который может быть реализован в нескольких близких вариантах.

Этот первый этап работы наиболее ответственный так как он определяет основной вектор, направление развития МО на среднесрочную и даже долгосрочную перспективу. Очевидно, например, что на верхнем, первом уровне, этого этапа происходит отбор между сотнями и даже тысячами возможных сценариев развития МО по принципу: «возможно – не возможно». Затем из сотен отобранных, теоретически возможных, сценариев отбираются наиболее вероятные, практически значимые, для данного периода (до 2021 года)[6] сценарии развития МО (и, как следствие, – ВПО).

В дальнейшем предлагается рассмотреть эти сценарии и их варианты подробнее и конкретнее в привязке к определенным периодам времени одного и того же этапа (среднесрочного и долгосрочного) развития МО.

Автор: А.И. Подберезкин

[1] Новиков Я.В. Вступительное слово // Подберезкин А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. – М.: МГИМО-Университет, 2015. – С. 7.

[2] Цит. по: Фролов А.Л. Опасности на горизонте // Россия в глобальной политике. 2016. 13 января. – С. 44.

[3] Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – Т. 1. Теоретические основы системы анализа, прогноза и планирования внешней и оборонной политики. М. 2015. – С. 111.

[4] Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – Т. 1. Теоретические основы системы анализа, прогноза и планирования внешней и оборонной политики. М. 2015. – С. 107.

[5] Данный подход был описан в нескольких работах, опубликованных в 2013–2016 годах. См., например: Подберезкин А.И. Военные угрозы России. – М.: МГИМО (У), 2014; Подберезкин А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. – М.: МГИМО (У), 2015. – 325 с.; Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – 743 с.

[6] Некоторые результаты были опубликованы в следующих работах: Подберезкин А.И., Соколенко В.Г., Цырендоржиев С.Р. Современная международная обстановка: цивилизации, идеологии, элиты. – М.: МГИМО (У), 2014. – 464 с.

 

17.04.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век